Смешно утверждать, что сепаратисты отпускали пленных

Смешно утверждать, что сепаратисты отпускали пленных

В Донецком городском суде Ростовской области, где продолжается процесс по делу украинской военнослужащей Надежды Савченко, которую обвиняют в пособничестве в убийстве российских журналистов и незаконном пересечении границы, свои доказательства начала представлять защита, пишет Новая газета.

Их первым свидетелем стал руководитель Центра по обмену пленными, украинский генерал-полковник Владимир Рубан. Он сразу пояснил, что его организация выступает исключительно с миротворческих позиций и не занимает какую-либо сторону в конфликте между Вооруженными силами Украины и сепаратистами. Как только стало понятно, что ситуация на востоке страны обостряется, Рубан для разрешения вопроса о налаживании механизма обмена пленными вступил в контакт с назначенным секретарем Совета национальной безопасности Андреем Парубием и зампредседателя Службы безопасности Украины Андреем Левусом. Через некоторое время ему удалось наладить контакт и с донецкими сепаратистами.

— С 31 мая по 30 июня предписанием, заверенным зампредседателя СБУ, мне давались полномочия на то, что я буду передвигаться по территории Украины в составе группы в целях освобождения заложников. Позже мне дали статус генерал-полковника, переговорщика, также я занимался сопровождением грузов, поиском пропавших без вести, транспортировкой груза 200, — рассказал свидетель. Со стороны сепаратистов он общался с Дарьей Морозовой, ныне омбудсменом самопровозглашенной «ДНР». В Луганске документы об обмене подписывались непосредственно в кабинете тогдашнего главы самопровозглашенной республики Валерия Болотова, по просьбе председателя Совета «ЛНР» Алексея Карякина.

Рубан за время конфликта один раз и сам оказался в плену: сепаратисты из «ДНР» хотели казнить его за нарушение договоренности по освобождению атамана Сергея Юрченко, который на самом деле сбежал из суда в Киеве и выбросил телефон.

— То, как я нашел его и как я вел себя в плену, дало мне определенный авторитет и право быть посредником между повстанцами и украинским государством. Я был нейтральный, эффективный, — пояснил свидетель.

С Надеждой Савченко до войны Рубан знаком не был. Впервые данные о том, что она в плену, он получил от зампредседателя СБУ 20 июня 2014 года, в этот же день Рубан перезвонил переговорщику от «ЛНР» Игорю Беляеву, который тогда значился министром транспорта, и получил подтверждение по телефону. В ходе встречи в Луганске он получил список захваченных в плен украинских военных, среди которых была и Савченко. Как выразился Рубан, у него была личная заинтересованность «как офицера, как выпускника Черниговского училища, как летчика-истребителя» способствовать освобождению женщины-летчика.

— Первое, что я предложил, вернуть мне Савченко, поскольку уже видео с ее допросом в спортзале было широко растиражировано, о нем узнало достаточно большое количество людей. Я предложил отпустить ее: если ее содержать дальше, она с таким пиаром может баллотироваться в президенты Украины…

Тем не менее, по словам Рубана, Карякин отказался это сделать, поскольку Савченко, на его взгляд, слишком нагло себя вела. Свидетель Рубан ездил в Луганск по этому вопросу несколько раз, прежде чем ему сообщили, что Савченко «вывезли в РФ».

Всего Центру по обмену пленными удалось освободить более 670 украинцев, на донецкую сторону они, по словам Рубана, передали до 300 человек. И никогда на практике свидетеля не случалось, чтобы пленных военных отпускали безвозмездно, поэтому слова луганских сепаратистов о том, что Савченко была отпущена из плена, не могут соответствовать действительности.

— Над сообщениями о том, что Савченко якобы сбежала от повстанцев, можно только посмеяться, — заявил Рубан. — Тех, кто ее охранял, тут же расстреляли бы.

Он убежден, что украинская летчица была вывезена в Россию после согласования с российскими силовиками.

— Единственная возможная мотивация для незаконной доставки Савченко на территорию РФ — желание использовать ее на таком политическом процессе.

— Как вы относитесь к мирным жителям в «ЛНР» и «ДНР»? — спросил судья у Рубана, очевидно, пытаясь показать его предвзятость.

— У меня есть один грешок — моя теща живет в Донецкой области, поэтому я не очень хорошо отношусь к некоторым его жителям, — ответил тот, и зал засмеялся. — У меня сын родился в Донецке, что еще тут пояснять? Как я к ним отношусь? Как к гражданам Украины.

Следующим свидетелем защиты стала младшая сестра подсудимой Вера Савченко. «Включается гимн Украины, заходит Вера!» — пошутила Надежда Савченко перед тем, как ее сестра переступила порог зала. Судья предупредил: обвиняемая должна вести себя «достойно» во время допроса.

— Поняла вас, но моя сестра сама отгавкается от них (прокуроров.В.Ч.), мне незачем ей помогать.

Вера Савченко рассказала, что 17 июня 2014 года, когда Надежда попала в плен, была в расположении украинского батальона «Айдар» под Луганском. Туда она приехала за сестрой: они вместе собирались уехать в 6 утра 17 июня, и затем Надежда планировала подать в своей авиачасти рапорт о переводе в этот батальон. Молодая девушка подробно рассказала о бое в районе Стукаловой балки в тот день. В ходе боя, длившегося до утра 18 июня, было много убитых и раненых с обеих сторон, а многие бойцы «Айдара», в том числе и Надежда, попали в плен к сепаратистам. Тогда же и там же под минометный обстрел попали и сотрудники российского телевидения Игорь Корнелюк и Антон Волошин, в причастности к гибели которых теперь обвиняют Савченко. Напомню, согласно фабуле обвинения, Савченко якобы приехала в Луганскую область с целью убивать мирное население, залезла 17 июня 2014 года на вышку, увидела идущую по дороге группу мирных жителей и навела на них огонь артиллерии. Под этим огнем и погибли журналисты ВГТРК.

По воспоминаниям Веры, утром ее сестре позвонил командир батальона Сергей Мельничук и сказал, что в районе гольф-клуба по дороге к Луганску завязался бой и нужна помощь в эвакуации раненых. Надежда с Верой поехали на машине, младшая сестра вывезла раненого, старшая осталась в зоне боя.

— Моя машина тоже попала под обстрел… Это был хаос, который закончился рано утром собиранием двухсотых, мертвых военных… Были большие взрывы, — рассказывала Вера. По ее словам, в первые часы боя они с сестрой постоянно созванивались, в последний раз — в 10.09, после чего связь оборвалась.

— Я была уверена, что никто не выжил, — отметила свидетельница.

По версии обвинения, напомню, Корнелюк и Волошин погибли в двенадцатом часу. Однако следствие утверждает, что до этого времени Савченко не была в плену, а корректировала огонь. Подсудимая и защита пытаются доказать, что ее взяли в плен значительно раньше, в начале одиннадцатого.

На следующий день Вере позвонили с телефона Надежды те, кто взял ее в плен.

— Это был, наверное, самый счастливый момент в жизни, когда ты узнаешь, что близкий человек, который, как ты был уверен, умер, оказался жив, — заметила младшая сестра. По ее словам, 19 июня ей дали поговорить с Надеждой: — Она успокоила меня, что ее обменяют, но на это потребуется время.

Далее она рассказала, как ездила в Луганск на переговоры об освобождении сестры, как сама была арестована сепаратистами, но освобождена усилиями человека, который представился ей начальником контрразведки «ЛНР» Владимиром Громовым.

Затем она ждала, что сестру действительно освободят вместе с другими айдаровцами в ходе обмена пленными. Но этого не произошло. В начале июля их матери позвонил адвокат из России и сообщил, что Надежда арестована.

Напомню, следствие опять же утверждает, что после пленения 17 июня Надежда Савченко по распоряжению тогдашнего командира батальона сепаратистов «Заря» Игоря Плотницкого была просто отпущена на свободу, после чего неизвестно как и с непонятными целями перешла границу с Россией, где ее и задержали. Сама Савченко ранее в суде подробно рассказывала, как ее, передавая из рук в руки и из машины в машину, в наручниках вывезли на территорию России…

— Поясните ваши слова, я процитирую: «моя сестра никогда не пошла бы на сторону России». Почему вы сделали такой вывод?

— Моя сестра — военный, офицер, сбегать на территорию России это, мягко говоря, странно. Тем более что ее обвинили в убийстве российских журналистов, — отметила Вера Савченко. — Если бы она сбегала, то могла бы уйти в Белоруссию. Но в Россию зачем?

Прокуроры, очевидно, желая показать суду, что Вера субъективна, спросили ее:

— Как вы относитесь к российскому правосудию, к Российской Федерации, к народному ополчению «ЛНР», людям, которые противостояли украинским вооруженным силам и хотят создать свое отдельное государство?

— Я к ним не отношусь, — ответила та, подчеркнув, что к самой России относится нормально.

— А если вы, как вы говорите, нормально относитесь к Российской Федерации, то почему считаете ее агрессором?

Вера, до этого рассказывавшая в суде, как встречала в Луганске российских офицеров, пока пыталась освободить сестру, сказала в ответ, что «народ — это одно, а политика государства — совсем другое».

Читайте також: Бойовики «ЛНР» хотіли стратити Савченко – Рубан



загрузка...

Читайте також

Коментарі