Следующий после Каддафи — Путин?

Следующий после Каддафи — Путин?

За словам министра обороны США Эштона Картера (Ashton Carter), борьба с «Исламским государством» содержит три «Р»: упор на базу ИГИЛ Ракку, иракский Рамади и рейды. Тем не менее также важно избежать противостояния с «Р»оссией, поэтому ход войны будет зависеть от четырех «Р».
В ходе круглого стола, который был посвящен российско-американским отношениям, я поговорил со специалистами по проблемам России, которые рассказали мне много интересного. По словам одного университетского профессора, недоверие президента Путина к Западу усилилось после жестокой смерти ливийского лидера Муаммара Каддафи. В то время Путин был премьером и не мог выносить окончательных решений по дипломатическим проблемам. Говорят, что действия президента Медведева разозлили его.

Западные страны приняли участие в гражданской войне в Ливии в соответствии с решением Совета Безопасности ООН. Россия отказалась голосовать, однако не воспользовалась своим правом вето. Поэтому Путин раскритиковал Медведева. Я не знал, что Путин был действительно взбешен.

Его реакцию можно понять. После смерти труп Каддафи пинали и волокли по улице, называли его собакой. Несмотря на то, что в арабском мире многие любят собак, почему-то собака считается грязным животным. Если во время перепалки тебя называют псом, то дальше последует рукоприкладство. Говорят, что пророк Мухаммед прячется от врагов, когда лает собака, но подтверждений этому нет.

Возможно, суровая участь Каддафи не оставила Путина безучастным, поэтому его реакция на слова американского сенатора Маккейна о том, что «следующий после Каддафи — Путин», была жесткой: «после плена во Вьетнаме у любого крыша съедет». Может быть, в глубине души он считает, что Каддафи совершил слишком много ошибок.

Я лично не думаю, что Путин повторит судьбу Каддафи, но чем-то они похожи друг на друга. В «Зеленой книге» Каддафи пишет о том, что кандидат, набравший на выборах 51% голосов, является диктатором, который подавляет мнение кандидата, набравшего 49%. Он считает правильной систему непосредственной демократии, при которой основные решения инициируются, принимаются и исполняются непосредственно гражданами. Я видел в Ливии подобные собрания, однако нельзя сказать, что обмен мнениями и принятие решений проходили честно. Мне показалось, что это был всего лишь инструмент для диктатуры Каддафи.

Чтобы поднять свой рейтинг, Путин заявляет о российской мощи. Кроме того, его отличительной чертой является использование методов, которые были опробованы на Украине, когда, например, в Крым ввели войска без знаков отличия. Хотя всем было очевидно, что это российские войска. Иногда поведение российского президента заставляет вспомнить антиамериканские выступления Каддафи, для которых были характерны мания величия и ожесточение.

Ненависть Путина к концепции смены власти, возможно, является антитезой политике «смены режимов» администрации Буша. Помимо этого, российский лидер озабочен защитой собственных позиций. Он опасается, что в случае крушения администрации Асада эта волна может докатиться и до России. В этом случае Путину лучше сотрудничать с Западом, чтобы ускорить отставку Башара Асада. Иными словами, особое значение приобретает буква «R», с которой начинается слово «Rapprochement» (восстановление дружеских отношений).

источник: Майнити симбун, Япония, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі