Попытка Порошенко признать приватизацию энергетики времен Януковича проваливается

Попытка Порошенко признать приватизацию энергетики времен Януковича проваливается

Ринат Ахметов и Александр Янукович, Сергей Левочкин и Константин Григоришин, Дмитрий Фирташ и Александр Бабаков – все они участвовали в приватизации во времена Виктора Януковича. И все они сделали это в полном соответствии с законом.

Так, по крайней мере, считают суды, Кабинет министров и Фонд государственного имущества.

Благодаря им Ринат Ахметов, например, близок к тому, чтобы окончательно узаконить право собственности на все предприятия, купленные им по заниженной цене и без достойных конкурентов при прошлой власти.

Нынешней осенью вокруг скромного Киевского научно-исследовательского института электромеханических приборов разразился скандал. 30 сентября ФГИ продал предприятие за 16 миллионов гривен компании «Вентс», а уже через неделю прокуратура забила в набат.

Главный военный прокурор Анатолий Матиос в своем facebook заявил, что предприятие имеет стратегический статус, участвует в разработке противотанковых комплексов «Стугна», относится к стратегическим и не подлежит приватизации.

Кроме того, ФГИ якобы занизил стоимость, так как не включил в продажу землю под институтом. Ущерб государства от этих действий Матиос оценил в 188 млн гривен.

Печерский райсуд в тот же день арестовал акции и заблокировал продажу.

Глава ФГИ в ответ опубликовал фотографии «стратегического» объекта. Ржавые корпуса, битые окна, пустые цеха.

Но государственная машина с железной хваткой включилась в процесс возврата НИИ, на которое положил глаз госконцерн «Укроборонпром». Сейчас его, как известно, возглавляет бывший автоторговец Роман Романов – креатура давнего партнера президента Олега Свинарчука- Гладковского.

За энергокомпании, которые были проданы при Викторе Януковиче, ФГИ выручило 6,8 млрд гривен. Хотя, по подсчетам инвестиционных аналитиков, опрошенных «Украинской правдой», могла бы выручить практически такую же сумму, но в твердой валюте.

Упущенная выгода исчисляется миллиардами. Что помешало государству проявить такое же рвение в возврате энергоактивов?

По заветам Кучмы

Историю украинской приватизации можно разделить на несколько этапов.

Первая большая распродажа государственных активов пришлась на президентство Леонида Кучмы.

Ринат Ахметов, Виктор Пинчук, Константин Григоришин, Игорь Коломойский, Вадим Новинский благодаря тепличным условиям и кулуарным договоренностям разобрали большинство металлургических, химических и горнорудных предприятий.

Пик продаж пришелся на завершение второй президентской каденции, когда премьером стал Виктор Янукович. Государство избавилось от «Криворожстали», «Укррудпрома», «Северодонецкого азота», половины «Крымского титана», передало в аренду неизвестной тогда компании RSJ, аффилированной с Дмитрием Фирташем, титановые ГОКи.

«Токсичность» активов подтвердило ближайшее будущее.

Предприятия «Укррудпрома» были проданы в результате сговора между участниками приватизации, рассказывал на заседании парламентской комиссии по приватизации весной нынешнего года Игорь Коломойский.

За одно из них – Криворожский железорудный комбинат – между ним и Пинчуком сейчас идет спор в Лондонском суде. Цена вопроса – около $2 млрд. В эту сумму входит сумма продажи и прибыль комбината за восемь лет. Для сравнения – пакеты акций всех одиннадцати комбинатов, которые входили в «Укррудпром» в 2004 году, были проданы всего за $300 млн.

Другой лакмусовой бумажкой, которая показывает «чистоту» всей украинской приватизации при Кучме, стала «Криворожсталь», которую тогда еще кандидат в президенты Виктор Ющенко сделал одним из символов своей избирательной кампании.

После победы на выборах Ющенко доказал свою правоту – «Криворожсталь» была продана  значительно дешевле, чем стоила.

Оказалось, что рекордные для Украины $800 млн, заплаченные Ахметовым и Пинчуком в 2004-м – далеко не самая объективная цена за предприятие. Через полтора года после скандальной продажи Лакшми Миттал заплатил за жемчужину украинской металлургии $4,2 млрд – впятеро дороже, чем Ахметов и Пинчук.

Правда, дальше ни Ющенко, ни его команда почему-то не пошли. Более того – государство так и не реализовало вердикт Верховного суда о незаконности приватизации Никопольского завода ферросплавов, купленного Пинчуком. Решение о приватизации предприятия с 2005 года оспаривал Игорь Коломойский.

Петру Порошенко и вовсе нечем похвалиться. Все, что было продано при Викторе Федоровиче, до сих пор благополучно остается в собственности хозяев. Обещанная деолигархизация осталась на словах. Благодаря решениям судов, Ахметов и Ко лишь легализуют купленное при «злочинній владі».

Вне конкуренции

За четыре года при власти Янукович успел продать в частные руки целый ряд энергокомпаний.

Как и при Кучме, покупателями выступили «особы, приближенные к императору».

Рекордсмен – Ринат Ахметов. Его ДТЭК оформила контроль над тремя генерирующими – «Запад-«, «Днепр-» и «Киевэнерго», а также тремя распределительными предприятиями – «Крым-«, «Донецк-» и «Днепроблэнерго».

На этом аппетиты Ахметова не закончились.

При Януковиче ДТЭК монопольно экспортировал украинскую электроэнергию в страны Европы и замкнул вертикальную интеграцию, заключив договоры аренды и концессии с госпредприятиями «Свердловантрацит», «Ровенькиантрацит» и «Добропольеуголь», которые снабжают углем украинские ТЭС.

Так группа Рината Ахметова стала абсолютным монополистом в тепловой энергетике, сконцентрировав в своих руках 76% рынка.

Завышенные тарифы, которые установила НКРЭ, позволили компании получать миллиардные прибыли в течение нескольких лет.

В СКМ, объединяющей активы Ахметова, не видели в своей победе ничего странного.

«Если мы посмотрим на «Днепрэнерго» и «Западэнерго», то нам кажется, что цена, по которой ФГИ  выставлял эти объекты, была достаточно завышенной. У нас уже были пакеты акций: в «Западэнерго» — более 25%, в «Днепрэнерго» – более 40%. И что, нам не надо было идти на конкурс? Мы бы тогда разрушили для себя стоимость этих предприятий. Поэтому мы пошли и купили», – объяснял логику в интервью «Комментариям» гендиректор компании Олег Попов.

Крохи от энергетического пирога достались и другим группам.

Группа VS Energy россиян Александра Бабакова и Евгения Гинера купила у государства «Черновцыоблэнерго» для себя и «Закарпатьеоблэнерго» – для так называемой группы «газовиков» – партнеров Дмитрия Фирташа. Те же «газовики» приобрели 75% акций «Волыньоблэнерго» и Харьковскую ТЭЦ-5. «Луганское энергетическое объединение» Константина Григоришина, выступавшее спарринг-партнером ДТЭК на нескольких конкурсах ФГИ, без проблем купила «Винницаоблэнерго».

Еще один лакомый объект – генерирующая компания «Донбассэнерго».

Публичным покупателем в августе 2013-го выступил давний партнер Рината Ахметова Игорь Гуменюк. Уже после Революции достоинства появилось достаточно оснований утверждать, что реальный владелец предприятия – старший сын бывшего президента Украины Александр Янукович.

На момент покупки цена в 1,1 млрд гривен, уплаченная за 25% акций предприятия, казалась справедливой. Но этот тезис легко опровергнуть. Дело в том, что тарифообразование в энергетике регулируется не свободным рынком, а государством.

Так, например, благодаря тарифам и инвестиционной составляющей, всего за год с момента покупки чистая прибыль «Донбассэнерго» выросла с 31 до 531 млн гривен. И заплаченные за энергокомпанию 719 млн гривен уже не выглядели пустой тратой денег.

Из-за отсутствия реальной конкуренции сумма продажи украинской энергетики была близка к начальной. Но ее «справедливость» лучше всего подтверждает простой факт, на который указывала та же Генпрокуратура.

В феврале 2012 года государство выручило за 50% акций «Закарпатьеоблэнерго» 140 млн грн при стартовых 135 млн.

В ноябре 2014 года за 25% акций той же компании стоили уже 255 млн гривен. Стартовая цена выросла в четыре раза.

Что отличает эти торги?

Все просто. Во втором случае за актив решил побороться Игорь Коломойский, который проигнорировал всю приватизацию энергетики 2011-2013 годов.

«Я принципиально не участвовал ни в одной приватизации при Януковиче, – объяснил позже сам Коломойский в интервью 5 каналу. – Потому что я увидел после первых шагов все эти условия конкурса, сделанные под одного покупателя, или для антуража ему кого-то подсовывали, якобы для конкуренции. Я понял, что участвовать в этом нет (смысла – УП), и когда-то придется все возвращать».

За бортом приватизации при Януковиче кроме Коломойского остались еще два видных энергетика – братья Игорь и Григорий Суркисы.

Правда, в отличие от Коломойского, они попробовали.

Подконтрольная Суркисам «Львовоблэнерго» попытались принять участие в конкурсе на покупку винницкой энергокомпании, но уже перед самим конкурсом получила отказ от ФГИ.

Уже после свержения Януковича Коломойский и Суркисы попытались вернуть статус-кво.

В начале 2015 года они оспорили приватизацию «Днепрэнерго», «Западэнерго», «Днепроблэнерго» и «Закарпатьеоблэнерго».

Сыграть вместе с ними попыталась Генпрокуратура. Еще при Виталии Яреме ведомство оспорило приватизацию «Донбассэнерго». При Викторе Шокине появились иски по «Днепр-» и «Закарпатьеоблэнерго».

Позиция прокуратуры была понятной.

Акты Кабмина и ФГИ, которые определяли условия приватизации, были приняты с превышением полномочий и нарушали несколько законодательных актов, чтобы искусственно создать предпосылки для покупки акций заранее определенными субъектами.

Проще говоря – неугодных отсекали дополнительными условиями, которые предъявлялись к претендентам на покупку.

Доказать это несложно. Как и при Кучме, все конкурсы предполагали дополнительные условия для допуска участников.

Самый показательный пример – «Днепроэнерго».

Претендент на покупку по условиям конкурса должен был на протяжении трех лет производить электроэнергию в объеме не менее чем 30% от объема самого предприятия. На момент объявления условий конкурса этому требованию отвечали шесть украинских генерирующих компаний – «ДТЭК Востокэнерго», «Энергоатом», «Укргидроэнерго», «Центрэнерго», «Донбассэнерго» и «Западэнерго».

Но пятеро из них на момент согласования условий конкурса более чем на 70% находились в государственной собственности. А значит, не могли принимать участия в торгах. И только «ДТЭК Востокэнерго» Ахметова была на 100% частной компанией.

В результате победителем конкурса из одного участника стала материнская DTEK Holdings Limited.

Что это, если не искусственное ограничение?

Но с доводами прокуратуры по «Днепрэнерго» согласился лишь суд первой инстанции. Апелляцию выиграл ДТЭК.

Обратная сторона медали

Пока одна часть государственного организма доказывала нарушения при продаже госсобственности, другая отстаивала ее законность.

Ответчиками по всем искам помимо покупателя выступают Кабмин и ФГИ.

На всех судах госорганы были солидарны с компанией-покупателем и утверждали, что никаких нарушений нет.

«Ответчики и третья сторона выступили против удовлетворения исковых требований, отметив, что продажа пакета акций «Донбассэнерго» происходила с соблюдением требований законодательства», – похожую цитату можно найти во всех вердиктах, опубликованным в судебном реестре.

«Украинская правда» побывала на одном из таких судебных заседаний.

В середине ноября Хозяйственный суд Киева рассматривал иск «Бизнес-инвеста», связанного с Коломойским, о нарушениях при приватизации «Днепроблэнерго», которую купил Ахметов.

В суде компания утверждала, что решение об условиях приватизации, которое принял Кабмин, во-первых, не относится к его компетенции, а во-вторых, даже не входило в повестку дня заседания правительства.

Ответчики – представители ДТЭК и ФГИ – координировали информацию между собой в течение заседания, подсказывали друг другу правильные аргументы и ответы на вопросы суда.

Судья Яна Карабань в итоге прогнозируемо встала на их сторону, отказав представителям «Привата».

Несмотря на первоначальную решимость, прокуратуре удалось получить лишь два промежуточных решения в свою пользу. Да и запал, с которым ведомство боролось за возврат госсобственности, к осени сошел на нет. В судах остался всего один иск от Генпрокуратуры. На следующей неделе начнется заседание по «Днепрэнерго» в Высшем Хозсуде Украины.

Если силовое ведомство демонстрировало признаки борьбы в историях с «Донбасс-» и «Днепрэнерго», то в случае с «Закарпатьеоблэнерго», которое в итоге выкупили партнеры Дмитрия Фирташа, спустила дело на тормозах и даже не подавала апелляцию на проигрыш. Вместо него это сделал «Бизнес-инвест».

Чем объяснить такие перемены и избирательность?

Собеседник в группе «Приват» утверждает, что иски о незаконности приватизации «Днепрэнерго» и закарпатской компании подписывал не Виктор Шокин, а его заместитель Виталий Касько. И после того, как о них стало известно в Администрации президента, между ними состоялась беседа.

Шокин сказал, что лучше умерить пыл, и сослался на решение сверху, – подтвердил собеседник в прокуратуре.

Петр Порошенко, который весной пафосно говорил о курсе на деолигархизацию и обещал, что одним Коломойским дело не закончится, публично выступил против реприватизации.

«Мы не собираемся пересматривать приватизацию, несмотря на просьбы общественности», – послал Порошенко судьям более, чем однозначный сигнал.

«Банковая могла использовать отказ от реприватизации для решения политических вопросов», – признает один из влиятельных бывших регионалов.

Весенние войны менеджеров Ахметова с Минэнерго уже отгремели.

Дело «Крепости», плана Ахметова по дестабилизации ситуации в украинской энергетике, в СБУ положили под сукно.

Порошенко больше не вспоминает про Ахметова в своих пламенных речах, да и слово «деолигархизация» из его лексикона постепенно исчезло.

На местных выборах нынешней осенью Ахметову никто не мешал взять стратегически важные Мариуполь и Запорожье – БПП не выставила сильного кандидата в этих городах как альтернативу менеджерам ахметовских предприятий.

«Никакого перемирия между ними нет», – утверждает тем не менее собеседник в окружении Порошенко, характеризуя отношения между президентом и богатейшим олигархом.

Несмотря на ряд провалов, Виктор Ющенко может занести себе в актив перепродажу «Криворожстали», в результате которой государство смогло дополнительно выручить несколько миллиардов долларов.

Петру Порошенко пока остается гордиться военным НИИ.

Автор: Андрей Самофалов (при поддержке фонда «Відродження»), источник: Українська правда.



загрузка...

Читайте також

Коментарі