Погибший в Сирии российский летчик не герой

Погибший в Сирии российский летчик не герой

За что Героя?

Кунгуров задает крайне неполиткорректный вопрос, который, грешен, я и сам собирался задать, но он меня опередил. Впрочем, сформулировал он великолепно:

«у меня возникает крайне неприятный для поцреотических чувств вопрос: за что полковнику Пешкову было присвоено звание Героя Российской Федерации? Я внимательно изучил Федеральный Закон «Об установлении звания Героя Российской Федерации и учреждении знака особого отличия – медали «Золотая Звезда», в котором говорится, что сие высокое звание «присваивается за заслуги перед государством и народом, связанные с совершением геройского подвига». Какой же подвиг совершил Пешков? По факту мы имеем лишь то, что он совершил международную провокацию, вызвал своими действиями межгосударственный скандал (слава богу, что не войну с НАТО), нанес колоссальнейший моральный ущерб своей стране, угробил боевую машину, подверг угрозе жизнь экипажа и потерял собственную жизнь.

Не надо брызгать слюной и обвинять меня в святотатстве. Я всего лишь задал вопрос: что конкретно такого героического совершил покойный? Может, нам всем стоит брать с него пример? Но если я куплю мотодельтаплан и демонстративно нарушу границу РФ, то мне, уж поверьте, не присвоят звание ГРФ даже если меня собьют украинские или эстонские пограничники.

Один мой знакомый подполковник, хоть и признался, что никакого подвига в этом происшествии не видит, все же постарался обосновать: мол, военнослужащий выполняет боевой приказ в условиях…

— Стоп, стоп! – прервал я его, — Если Пешков получил приказ нарушить воздушное пространство Турции (страны НАТО, между прочим!) – значит он не герой, а преступник, который, останься в живых, должен был понести уголовную ответственность в соответствии с п. 2 ст. 42 УК РФ, который гласит, что «лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях».

— Ну, может, он непреднамеренно залетел за границу, выполняя боевой приказ другого характера, — возразил мне подполковник.

— Это гораздо более правдоподобная версия, но тогда налицо «халатность, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, повлекшее по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия», согласно определения п. 2 ст. 293 УК РФ.

В общем, даже совместными усилиями мы не нашли в действиях командира экипажа бомбардировщика ничего, что подпадало бы под определение «подвига». Сам факт смерти, причем смерти совершенно бессмысленной, не является основанием для награждения. Налицо очередной случай, когда генералы пытаются преступление закамуфлировать выдуманным «героизмом»».

автор: Алексей Рощин



загрузка...

Читайте також

Коментарі