Дембель.

Мне 28 лет. Я вернулся живым. Я цел и невредим, лишь пара маленьких шрамов на лице, и воспоминания о том, что было на войне. Я не герой, не совершал подвигов и великих поступков, не спасал жизни товарищей в ожесточенных боях, не подбивал вражескую технику, не был в аэропорту и не являюсь киборгом.

Я простой пехотинец. Я просто делал свое дело, защищал свою страну, как умел, в составе подразделения, в котором оказался — стрелял туда, где враг и по тем, кто стрелял по мне, ходил пару раз в разведку, учился метко стрелять, уворачивался и прятался от вражеской артиллерии, горевал, когда мы теряли своих, и плакал на похоронах у друга. Я не особенный. Многим знакомы мои слова. Первая неделя дома для меня стала обычным делом — дом, семья, друзья и знакомые, куча вопросов типа «как оно там? а тебя заставили?» и все в этом духе. Жена говорит, что по ночам я звал ротного. Не знаю зачем, не помню снов. Затем началось оформление льгот, земель, компенсаций и встреча с нашей бюрократической машиной.

Несправедливость, отсутствие перемен, пассивность и безразличие людей, наглые тетки в жеках и поликлиниках, чиновники у которых два ответа — либо денег нет, либо это не ко мне, мама и жена, которые не понимают, зачем я пошел воевать и что я вернулся уже другим, друзья, для которых война — это бодрящий сюжет по телеку, который можно живенько пообсуждать, да еще и из первых уст правду услышать — все это не добавляло оптимизма, а скорее просто злило.

Как то в автобусе была ситуация. Ко мне приехал друг из другого города, и мы ехали в троллейбусе. Я по форме, он не военный. Подходит кондуктор — приятная женщина. Я достаю за два билета, а она отказывается брать деньги, говорю, возьмите хотя бы за него — он не военный, а она на отрез. Думаю «ну ладно, есть Люди». Не проходит и 3 минут как появляется наглая тетка контролерша и начинает нагло интересоваться проездом. Я показываю документы и понимаю, что друг остается не удел, а она уже требует штраф 60 гривен. Фишка в том, что кондукторша стояла за ней и, смотря на меня, всячески показывала, что бы я ее не сдавал, так как ее накажут за такие жесты щедрости. Эта курица начинает орать, друг достает бабки за штраф, а у меня как в тумане — я прихожу в себя, когда держу ее за куртку и готовлюсь вклепать прямо в ее наглую рожу со всего маху. Параллельно мужчина слева от меня спокойным голосом просит меня не бить ее и весь троллейбус, включая моего друга, тупо смотрит на меня, а я все еще держу курицу за куртку и рука все также готова улететь ей в голову. Мне стало страшно и стыдно от этой ситуации. Я никогда не бил женщин! Я отпустил ее и заплатил штраф. Вышел. Мой друг смотрел на меня со страхом в глазах.

После было еще несколько похожих ситуаций, но уже с мужиками и не всегда трезвыми. В некоторых я сдержался, а в некоторых нет. Факт в том, что я не лезу обычно в драку, меня нужно нехило вывезти из себя, а тут с пол оборота… Был еще такой момент, что когда я вернулся домой, где-то через пару недель — я понял, что мне особо не о чем поговорить с друзьями, женой или знакомыми. Они не понимали меня, а я их. Было не тяжело — просто что-то не то. Не комфортно.

Тогда я начал снова заниматься спортом, пытался больше времени уделять своей семье (жена была на 5 месяце) и загорелся своим делом. Пиццерией. Я не знал, как и что нужно делать, денег вообще не было, все говорили мне, что идея так себе и у меня ничего не выйдет, но я умел готовить вкусную пиццу, проводил мастер классы до войны и любил это дело. Я начал интересоваться сколько нужно денег, какое оборудование, какие разрешения, и в этот промежуток времени мне позвонил какой то парень, представившись десантником 95 и предложил создать союз ветеранов АТО нашего Деснянского района — я не раздумывая согласился. Это правильно, если ничего в стране не меняется — то нужно менять самому. Так я познакомился с Жорой.

После первой встречи с Жорой и парнями — я понял, что в кругу АТОшников, я чувствую себя комфортно. Мы вспоминали веселые моменты войны, погибших товарищей, боевые задачи. Иногда выяснялось, что мы воевали в одних и тех же локациях, в одно и тоже время, только в километре друг от друга. Это помогало мне и помогает сейчас чувствовать, что меня окружают такие же, как и я. Приятное ощущение.

Затем началась активная фаза работы союза Ветеранов — оформление документов, встречи с ребятами, вырабатывание концепции работы организации, обучение, короче куча дел. Постоянно мы куда-то едем, решаем проблемные вопросы ветеранов, общаемся с чиновниками, отстаиваем интересы ветеранов в государственных и коммерческих структурах. Постоянная занятость и дело мобилизовали меня. Я начал потихоньку нормально общаться с людьми, стал спокойнее, увереннее. Параллельно по ночам и вечерам я с женой составлял бизнес план, стал на учет в центр занятости и прошел 4х недельное обучение по предпринимательской деятельности, получил сертификат, защитил бизнес план, мои пацаны из союза ветеранов поддерживали мою идею и во многом помогали.

Позже я познакомился с одним Украинцем который давно живет в штатах и он помог мне создать не просто бизнес план, а проект. Проект, конечно, нуждался в деньгах. У меня было совсем не много — около 500$. Я начал искать инвестора и получил сразу несколько отказов. Еще встречи и снова отказы, и снова мне говорят, что это не то. Что нужно заниматься другим. Возможно. Но именно этот проект и мысль о нем делают меня счастливым, поэтому я продолжил поиски. И вот через 2 недели я встречаю человека, который соглашается на мои условия, который, так же как и я видит перспективу и будущее этого проекта.

Это пилотный проект, который называется «PIZZA VETERANO» он осуществится на территории другого ресторана (пришлось половину отжать))) Это будет не просто пиццерия) В ней будут готовить только участники боевых действий, а часть прибыли будет уходить на нужды детей, чьи отцы погибли на Востоке. Я хочу чтобы ребята, которые возвращаются домой знали, что:

1 — есть жизнь после дембеля и нужно пробовать осуществлять мечты + постоянно чем-то заниматься);

2 — Мы будем рады всем нашим Гостям;

3 — для участников Боевых действий, будет бонусная система + скидки)))

Ну и конечно
4 — вкуснейшая пицца в лучших Итальянских традициях, приготовленная по Итальянской технологии нашими руками и из наших Украинских продуктов)))

Описывая все это хочу сказать, что мне нравится моя жизнь сейчас. Я не идеален) я много матерюсь, иногда ссорюсь с женой и друзьями, вообще плохо понимаю маму, я легко завожусь, но не так как сначала, и хочу пристрелить много народу. Но также я начал понимать одну простую вещь. Нужно обязательно чем-то заниматься, спортом, работой, союзом Ветеранов, осуществлением мечты, семьей или всем вместе, но что то делать! Я не знаю, как будут дела у проекта, не знаю, кем вырастет мой сын, не знаю, что будет завтра со мной, но я знаю, что сегодня мне просто нужно что-то сделать.

Леонид Остальцев (демобилизированный боец 30 бригады), Повернись живим



загрузка...

Читайте також

Коментарі