Социологи обнаружили в россиянах спящую агрессию

Социологи обнаружили в россиянах спящую агрессию

В целом 32% респондентов отнеслись бы положительно к проведению наземной операции в Сирии. Это следует из опроса Левада-Центра. Социологи напомнили, что примерно четверть российского общества всегда выступает за жесткие меры. К этому они добавили и некоторое головокружение от тех успехов воздушной операции, которые показываются по ТВ. Эксперты считают, что у Кремля, который сейчас категорически отрицает возможность ввода войск на сирийскую землю, есть серьезный задел в общественном мнении в случае изменения его позиции.

«Целиком положительно» к сухопутной операции в Сирии относится 9% опрошенных, «скорее положительно» – еще 23%. Большинство же пока разделяет другую точку зрения – резко отрицательно о появлении наших солдат на сирийской земле говорит 21%, «скорее отрицательно» – 32%. Еще 15% с выбором позиции затруднились.

А вот другие ответы россиян Левада-Центру в основном отражают официальную информационную картинку, частью которой возможная наземная операция в Сирии, как известно, не является. Кремль, напомним, уже неоднократно подчеркивал, что такую вероятность он не рассматривает. Так что, по данным ноябрьского опроса, параллель между бомбардировками и защитой режима Башара Асада проводит лишь 5% опрошенных, каждый десятый считает, что Россия таким образом рассчитывает «добиться мирового признания», по мнению 7% – демонстрирует миру военную мощь. Большинство (55%) респондентов транслируют социологам содержание выпусков новостей, где говорится, что бомбардировки помогут «разгромить гнездо международного терроризма». Еще 15% сказали, что бомбардировки – месть за теракт на борту самолета.

Эксперты нарисовали примерный социологический портрет россиян, выступающих за ввод войск в Сирию. «У нас всегда около четверти выступает с позиции ястребов: вводить войска в Украину, в Сирию, еще куда-то, – сказал «НГ» социолог Левада-Центра Денис Волков. – Но если посмотреть на ее состав, то отвечают так прежде всего или самые молодые люди, или хорошо обеспеченные, которые сами никуда не пойдут и детей своих отмажут. А также жители крупных городов, кроме столицы». По словам Волкова, резко против такого рода операций по традиции выступают в Москве, а также респонденты из бедных слоев.

Собеседник «НГ» подчеркнул, что сейчас половина россиян поддерживает политику власти в Сирии – и это хороший результат, но это не безусловная поддержка. Тем не менее замдиректора Левада-Центра Алексей Гражданкин заметил, что по сравнению с начальной стадией готовность россиян к наземной операции в Сирии несколько выросла. По его словам, у респондентов началось «головокружение от успехов»: «Ход операции освещается как успешный, а значит, ее надо продолжать. А раз сбивают наши самолеты и устраивают теракты, значит, отвечать надо даже более жесткими методами». Играет роль и фактор противостояния России Западу, который подогревается официальными СМИ. Поэтому, по мнению Гражданкина, потенциал для увеличения числа сторонников ввода войск в Сирию есть: «Общественным сознанием это воспринимается положительно, пока нет серьезных жертв среди российских военных».

Таким образом, при желании повернуть общественное мнение в эту сторону будет не так уже и сложно. Эксперты видят несколько вариантов, при которых российские власти пойдут на наземную операцию в Сирии. По мнению главы Политической экспертной группы Константина Калачева, «действительно, растет головокружение от успехов, растут рассказы об опасности прихода терроризма на территорию РФ». Калачев допускает наземную операцию также при наличии международного мандата или в случае гибели большого числа россиян от ИГ.

По мнению же первого вице-президента Центра политических технологий Алексея Макаркина, Кремль начнет наземную операцию, если поймет, что остальные методы не работают и режим Асада заходит в тупик. По мнению Макаркина, обеспечить общественную поддержку наземной операции после того, как террористы взорвали наш самолет, стало проще: «Теперь это борьба с вполне конкретным врагом. Когда в 1999 году взорвали дома в Москве, количество сторонников военной операции в Чечне резко выросло. По нам ударили, значит, надо ответить, вопрос об издержках уходит на второй план». Макаркин уверен, что вопрос легитимации такой операции для Кремля не является острым.

Впрочем, по опросу фонда «Общественное мнение», также опубликованному вчера, как раз такое количество респондентов против сухопутной войны в Сирии и возражает. 71% опрошенных высказался резко против ввода российских войск, согласны с таким вариантом 19%.

автор: Алексей Горбачев, источник: Независимая газета



загрузка...

Читайте також

Коментарі