Русские в Турции. Остаться нельзя уехать

Русские в Турции. Остаться нельзя уехать

Как обострившиеся отношения с Турцией скажутся на гражданах России, живущих там, имеющих семьи, работу, бизнес, маленькие квартиры и большие дома? Они еще и сами этого не знают, но очевидно, что сейчас это для них самый главный вопрос. Что делать? Мы поговорили с людьми, оказавшимися в этой сложной ситуации.

Сергей, предприниматель:

Пик моего предпринимательства пришелся на 90-е. Потом бизнес пришлось отдать, повезло, что хоть не совсем даром. В нулевых я инвестировал деньги в разные проекты, в основном удачно, купил недвижимость, в том числе и дом в Турции. Теперь я веду несколько пенсионерскую жизнь, и главное для меня — качество этой жизни. Турция в этом отношении очень удобная страна: и жить там хорошо и бизнес потихоньку идет, позволяя сохранять деньги, которые в России съела бы инфляция. Несколько лет живу по подолгу в Махмутларе, среди таких же «россиян на удаленном доступе», не высовывая носа в русскую зиму. Здоровье не позволяет. Пока еще никто не понял глобальность проблемы; мои русско-турецкие приятели сидят и ждут, что будет. А я скажу, что будет. Вся недвижимость русских на курортах может стать чемоданом без ручки. Но меня пока даже не дом волнует, а сохранность вложенных денег. Схемы турецкого бизнеса очень похожи на наши российские, это такой закрытый клуб для своих. Все дела в Турции, очень сильно европеизировавшейся, до сих пор строятся на личных отношениях, от них зависит, например, процент по кредиту. Поэтому тут важно соблюдать все тонкости восточной манеры вести бизнес, внешне ласковой и церемонной, а внутри — очень жесткой. И в то же время турки — все поголовно патриоты своей страны, не нарисованные, а настоящие, до мозга костей — тут почти на каждом балконе турецкий флаг выставлен. Это неоспоримо. И вот сейчас тот самый момент, когда я не знаю, что перевесит — деловые интересы или политика, заложниками которой мы все оказались. Да и никто этого не знает. Как бы там ни повернулось, до погромов, думаю, вряд ли дойдет, для турков неуважение к чужой собственности — это тяжкий грех, а вот с деньгами могут и подвести, если корректно выражаться. В каком-то смысле все россияне, живущие в Турции, оказались сбитыми летчиками. Есть надежда, что все выправится, — но на каких условиях? Если не будет авиаперелетов, я смогу туда-обратно летать, скажем, через Израиль, но этот перелет будет отнимать в три раза больше времени и стоить в пять раз дороже. Мои турецкие знакомые сначала, конечно, запсиховали из-за отмены российского туризма, но уже успокоились. Дело в том, что наших там всего 10 процентов от общего числа туристов, и их легко перекроет поток европейцев — немцы и англичане, вместо опасного для них Египта, поедут в Аланию. Но отели, построенные «под русских», будут, конечно, пустовать. Поставщики овощей-фруктов на российский рынок пострадают от вводимых санкций больше, чем турбизнес, но эти страдания тоже будет недолгими. Сгрузят они свои мандарины в Казахстан, например. А Казахстан нам. Белорусских лобстеров мы уже ели. Будем есть казахские мандарины. Пару дней назад министр туризма Турции обратился к живущим в Турции россиянам: не обращайте внимания на политику, Турция ваш дом и вы здесь в безопасности. Посмотрим. Но я пока притормозил все дела — чувствуется некая напряженность. Даже персонал в аэпорту, хотя и ведет себя вежливо и спокойно, но уже не улыбается прилетающим из России.

Наталия, бывшая модель:

Когда-то я была моделью у Вячеслава Зайцева, потом удачно вышла замуж за работника МИДа, потом работала администратором большой столичной гостиницы, развелась, в нулевых купила квартиру на средиземноморском побережье Турции — и, сдав свое немаленькое московское жилье, переехала.

Знаете, я закаленный советский человек, из того поколения, кому повезло прожить несколько жизней. Я пережила застой, перестройку, дикий капитализм, стабильность; переживу и период санкций в отношении Турции. Я знаю цену пропаганде, и она на меня давно не действует — ни с той, ни с другой стороны. Мне нравится здешний климат, свежий гранатовый сок, мидии, Босфор, море, чистый воздух. Нравится, что утром булочник машет мне рукой и несет мне горячие булочки просто так. Можно иронизировать, но мне нравится даже то, что мое имя Наташа здесь любят. Жизнь русского сообщества и отношения между нами здесь напоминают мне о Советском Союзе — о том хорошем, что там было, и чего почти не осталось в Москве 21 века. Мы любим, ссоримся, миримся, ходим друг к другу в гости. Отмечаем 8 марта в ресторане. У нас «на районе» все семейное — частные школы, отели, рестораны, бензозаправки и прачечные — всем управляет одна многочисленная турецкая семья. В их бизнес с удовольствием вкладывают деньги и русские, и чеченцы, и грузины, и украинцы. У многих из них здесь живут жены с детьми или родители — получается такой мини-СССР. Где вы еще такое найдете? Недавно открыли детскую библиотеку, так это был праздник для всего городка — тут, как говорится, танцуют все. По вечерам мы ведем «светскую жизнь», собираемся с соседями и под бокальчик вина сплетничаем, обсуждаем жизнь и политику. И видит бог, пусть политики говорят что угодно, а я и с места не сдвинусь. Буду сидеть на своем балконе под звездами и гладить своего кота. По крайней мере до тех пор, пока мой доход от сдачи в аренду московской квартиры не растает от падения курса рубля.

Константин Гурков, генеральный директор компании «Сити Клиниг»:

Мы купили квартиру в Турции 6 лет назад и 2 раза в год уезжаем туда семьей на месяц. Все остальное время квартира сдается или пустует. У нас с женой трое детей, и для большой семьи собственная квартира на турецкой ривьере с отличными пляжами, в комплексе с бассейнами, кортами и охраной — это гораздо экономнее, чем отпуск в отеле, где то вайфая нет, то еда плохая, то пляж неудобный. А тут 110 метров собственного жилья, с двумя спальнями, гостиной и террасой — я знаю многие семьи предпочитают этот вариант гостинице. Если сдал в аренду — то получишь доход от 30 до 40 евро в день. Этого хватает на комфортный отдых с детьми. Мы с женой посчитали — для нас месяц отдыха в Турции стоит, оказывается, на треть дешевле, чем месяц жизни в Москве. Это при том, что мы там арендуем машину за 800 евро в месяц. Перелет раньше стоил от 12 до 16 тысяч рублей на человека, а теперь — не знаю, что будет. Собирались полететь весной. Если перекроют авиасообщение, будем летать через Белоруссию. Все, что говорят о турецкой ментальности по телевизору — это неправда. Турки, за небольшим исключением, не торгаши, как мы привыкли думать. Они давно европейцы, воспитанные, культурные и образованные. Там никто не берет взяток, включая дорожных полицейских. Непристегнутый ремень — это штраф 70 евро, и вы не откупитесь 500 рублями, за попытку взятки вас еще и к ответственности привлекут. То же самое с коммуналкой — вы можете пользоваться водой только по предоплате. В каждой трубе датчик с сим-картой, нет денег — вода отрубается, ни капли вперед. Протекающие краны и унитазы чинят молниеносно и за вменяемые деньги — такого уровня сервиса мы дома не видели никогда.

Нам следует знать, что турецкие военные — это элита, и то, что они сбили самолет — это очень плохо для нас и объясняется четкой последовательностью: пересек границу — сбили. А у нас заработала пропаганда: и погода в Крыму стала лучше, чем в Анталии, и турецкие куры травленные, и одежда токсичная. Я русский — и я за Россию. И мы в шоке ждем: если дружба с Турцией пойдет врозь — будем квартиру продавать. Но больше всего пострадают массовый отельный турист. Политику, экономику и туризм все же не надо было мешать в одну кучу. Но давайте надеяться на лучшее и не раздувать костер — потом мы сами себе будем благодарны за выдержку.

Елена Раскова, риэлтор:

Я живу с маленьким сыном на две страны уже 4 года, с тех пор как мой папа, продав свою московскую квартиру, буквально заставил меня приобрести маленькую квартирку на море в Турции. У моего ребенка — бронхиальная астма. Точнее, была астма, сейчас нам почти удалось ее вылечить. Сын успел уже подрасти и пойти в турецкую школу, здесь многие русские дети быстро выучивают язык, и проблем с обучением ни у кого нет. Русское образование, конечно, тоже получают. А еще наших русских детей с удовольствием принимают в балетные студии. Но сейчас я не знаю, что буду делать! Окончательно осесть в Турции я не готова. Мне не хватит денег, которые я смогу получить, сдав в аренду свою квартиру в России — деньги тают на глазах из-за увеличивающегося разрыва курсов. Вернуться домой? Но как быть со здоровьем сына и как продать турецкое жилье? После того, что случилось, квартиры в комплексах, ориентированных на россиян, резко упали в цене — почти вполовину. Да и задешево никто, боюсь, сейчас не купит. К тому же мы уже привыкли жить в Турции подолгу. Тут доброжелательные люди; смотрительница дома, когда я прилетаю, всегда угощает чем-нибудь вкусным — то лепешки горячие, то фрукты свежие, а недавно носочки с помпонами сыну подарила. Мы, со своей стороны, уважаем правила мусульманской страны: если не ходить с голой попой или грудью наперевес — никто не будет хватать за руку и кричать: «Наташа, пойдем со мной». Если сам не нарываешься, неприятностей не будет. Когда в Алании были инциденты — сожгли кафе, которые держали курды, то сами турки выставили жандармов, чтобы это не повторилось. Я сильно переживаю эту ситуацию, тем более что знаю — отдых в Анапе или Геленджике в два раза дороже, а качество при этом ниже. Да и квартиры в Геленджике стоят дороже аналогичных турецких. Если честно, то живущие в Турции русские сейчас напуганы. Неужели правительству безразлична наша судьба? Многие из наших собираются улететь в декабре, но боятся лететь нашими самолетами и покупают «Турецкие авиалинии». Ну а пенсионеры, живущие тут с внуками — им некуда деваться, они выжидают и стараются перетерпеть.

Светлана, владелец салона красоты:

Первый раз я приехала в Турцию 15 лет назад и влюбилась в Средиземное море. Прилетала с тех по так часто, что быстро освоилась и поняла, что пора отказаться от отелей в пользу собственной квартиры. Решила выбрать место потише, где меньше родных шумных «руссо туристо» и остановилась в Алании, точнее в пригороде. Там мало русских, гораздо больше немцев и голландцев. Поскольку я хорошо говорю на английском,  меня принимали за польку — и мне это нравилось. В конце концов я стала приезжать так часто, что пришлось перетащить бизнес, правда, долго и сложно решался вопрос с документами. Еще месяц назад я мечтала, как буду жить здесь на пенсии, для себя: прекрасный климат, зимы нет, генномодифицированная еда запрещена, мужчины внимательны к женщинам в любом возрасте. Думала, заведу таксу, буду выгуливать ее до пляжа… Но вчера я выставила квартиру на продажу. Все говорят о сбитом самолете и российских санкциях, о том, что сейчас из России вернутся уволенные турецкие строители, и вся их досада обернется против русских туристов-эмигрантов, а я скажу так:  отношение к русским здесь изменилось еще с началом бомбардировок Сирии. Не было бы Сирии, не было бы и русско-турецкого обострения. У нас в Алании появилось много богатых людей из Ирана и Ирака, они остаются здесь жить и вытесняют и нас, и европейцев, которым тоже неспокойно после терактов в Париже. Мнения русских разделились: половина, как я, стремится продать недвижимость, даже дешево, вторая половина — твердо намерена подождать, потерпеть. Но и те, и другие смотрят телевизор как сумасшедшие — со страхом и удвоенным вниманием. Здесь много русских женщин, но те, у кого есть турецкие мужья, чувствуют себя защищенными законами Турции.

Влада Ахметова юрист, владелец компании VillaElit:

Я живу в Турции, в Анталии, постоянно, никуда не выезжая. Но у меня другое положение и гораздо меньше страха, чем у местных моих соотечественниц. Я замужем за гражданином Турции. Мой муж беспокоится по поводу происходящего даже больше, чем я. Тем более после взрыва в Стамбуле. Он старается никуда меня одну не пускать, провожает даже в офис. Я юрист и мне было очень приятно, когда я поняла, что турки очень уважают специалистов и вообще к человеку образованному относятся с большим почтением, слушают, выполняют все рекомендации, спрашивают, как правильно. Даже если ты женщина. Мы с мужем поженились 6 лет назад, сейчас у нас четверо детей, самому маленькому 7 месяцев. Мы оба неплохо зарабатываем, муж — стоматолог. Дети учились сначала в турецкой школе, сейчас учатся в английской. Совсем недавно дочке предложили перейти в хорошую частную школу на бесплатное обучение из-за ее успехов в баскетболе. Обучение русскому языку и литературе мы продолжаем частным образом. Поэтому мои дети свободно владеют тремя языками: русским, турецким и английским. Еще мы любим ходить на выставки живописи, которые тут часто устраивают русские хкдожники. Я сюда приехала 8 лет назад и ни разу об этом не пожалела. Разве я могла предположить, что в нашу жизнь так грубо вмешается политика? У нас с мужем схожая позиция. Два лидера — Эрдоган и Путин — разыгрывают свои карты, а страдают простые люди. Муж говорит, что ситуация станет яснее к Новому году. В самом крайнем случае придется все бросить и бежать — но куда? Я давно продала свою квартиру в России.

автор: Анна Балуева, источник: Сноб



загрузка...

Читайте також

Коментарі