«Когда жители этого типичного советского фабричного городка с энтузиазмом проголосовали за выход из состава Украины, желая стать россиянами, они думали, что теперь хаос и коррупция, из-за которых их жизнь была борьбой, остались в прошлом, — рассказывает Иван Нечепуренко в The New York Times. — Но теперь, когда многим из них приходится готовить еду и кипятить воду на открытом огне, их отношение начинает меняться».

Журналист напоминает, что в Крыму нет устойчивого электроснабжения с 22 ноября, и отмечает, что крымчане не уверены, кто больше виноват в ситуации — подорвавшие ЛЭП крымско-татарские активисты или крымское правительство, уверявшее, что у него достаточно запасных генераторов на случай подобной чрезвычайной ситуации.

«Цирк уехал, а клоуны остались», — говорит 45-летний Леонид Захаров, опираясь на деревянную трость. По его словам, Москва, может быть, и вычистила украинские власти, но многие из прежних некомпетентных чиновников-взяточников остались на своих местах и жизнь стала только чуть менее хаотичной, передает автор.

Через двадцать месяцев после того, как Кремль аннексировал черноморский полуостров на волне патриотического подъема живущих там этнических русских, данное в апреле 2014 года президентом Владимиром Путиным обещание сделать Крым показательным успехом своего правления кажется таким же поблекшим, как устаревшие крымские курорты, построенные еще в советскую эпоху, говорится в статье.

«Теперь многие из местных понимают, что Крыму грозит многолетнее подвешенное состояние: и в состав Украины он больше не входит, и в России еще не вполне прижился, — отмечает Нечепуренко. — Мечты крымчан, что их родина станет новым Сочи — показательно отстроенной за 50 млрд долларов площадкой зимней Олимпиады-2014 — разбились: в связи с падением цен на нефть России пришлось отложить такие мегапроекты».

«По городу Щелкино — а это несколько десятков приземистых многоквартирных домов, не подключенных к газопроводу, — отключение электричества ударило особенно сильно. Теперь здесь электричество бывает максимум четыре часа в день и два часа ночью. Однако и в остальной части Крыма жизнь сейчас не особенно прекрасна, — говорится в статье. — Многие рестораны и магазины работают на переносных генераторах, выставленных прямо у входных дверей, чтобы клиенты видели, что дела идут как обычно. Их постоянное рычание стало фоновым ритмом городской жизни. После захода солнца потемневшие улицы быстро пустеют. Рестораны закрываются в 20:00, алкоголь продают до 17:00 — людей побуждают вечерами сидеть по домам».

«Как это часто бывает в России, некоторые обвиняют во всем не Москву и не Киев, а Вашингтон», — замечает Нечепуренко.

«Если бы не американцы, ничего бы этого не было. Татары, которых поддерживает Америка, ничего бы не сделали. Пожалуйста, напишите, что мы не отчаялись. Наоборот, мы радуемся», — сказала журналисту «57-летняя Татьяна Брагина, энергичная женщина, раньше работавшая на строительстве близлежащей незаконченной АЭС», «стоя рядом с кипящим черным котлом во дворе многоквартирного дома, в котором она живет».

Источник: The New York Times, источник: Инопресса



загрузка...

Читайте також

Коментарі