Как технологии решают острые городские конфликты

Как технологии решают острые городские конфликты

Алессандра Орофино — социальная активистка из Бразилии, сооснователь популярного местного проекта Meu Rio — о технологиях как новом подходе к демократии.

В ноябре Алессандра Орофино приехала на «Стрелку», чтобы рассказать о своём проекте и городском активизме. Она поделилась со слушателями опытом организации и проведения кампаний, направленных на реальные социальные перемены в городах, начиная от противодействия сносу местной школы и заканчивая инициативой по созданию специального полицейского подразделения для поиска пропавших без вести. Проект Алессандры позволяет жителям Рио объединяться вокруг важных локальных проблем и менять ситуацию к лучшему. Strelka Magazine подготовил сокращённый перевод лекции.

ПРОБЛЕМА НЕРАВЕНСТВА В ГОРОДАХ

В городах всё острее встаёт проблема неравенства. Последние показатели, озвученные на Всемирном экономическом форуме, подтверждают наше давнее опасение: на сегодняшний день 50 процентов мирового богатства сосредоточено в руках людей, составляющих один процент населения Земли. Также значителен вклад городов в проблему глобального потепления и повышенного потребления энергии.

В Южной Америке, откуда я родом, более 80 процентов населения живёт в городах. В воображении многих Латинская Америка — это сельская местность с прекрасными пляжами, но в реальности большая часть нашего континента урбанизирована. Мой город — Рио-де-Жанейро — один из городов-лидеров по уровню социального неравенства. Мои предки по материнской и отцовской линии переехали в Рио во время Второй мировой из Италии и Испании. Итальянская половина семьи была достаточно зажиточной и жила в шикарном доме на побережье в районе Копакабана. Это, конечно, было до того, как его полностью застроили небоскрёбами. Испанская же половина семьи была, наоборот, бедной, и после переезда в Бразилию их положение лучше не стало: они проживали в Гражау — достаточно бедном районе, расположенном в наименее благополучной северной части Рио. Навещая своих дедушку и бабушку, живших в Гражау, я будто оказывалась в другом мире, хотя жила всего в часе езды от них. В детстве эта разница казалась мне безумной: как эти миры могли просто так сосуществовать, практически не пересекаясь? Я училась в частной школе и почти все мои одноклассники были либо французскими экспатами, либо детьми богатых бразильцев. И когда я упоминала Гражау, они всегда спрашивали меня: «А где это? Никогда не слышал о таком районе». И это при том, что плотность населения там одна из самых высоких в Рио — 10 процентов жителей города проживают именно в Гражау.

Бразильские фавелы

Конечно, это моя личная история, но я думаю, что многие жители крупных городов испытывали подобный опыт.

КРИЗИС РЕПРЕЗЕНТАЦИИ

Одна из причин неравенства и многих других социальных проблем — тотальный кризис репрезентации. Даже в условиях самых либеральных режимов люди всё больше испытывают отчуждение по отношению к институтам демократии. Показатели явки на выборах достигли исторического минимума. Особенно пугает пример Лос-Анджелеса: там менее четверти всех зарегистрировавшихся избирателей явились на недавние выборы мэра. А ведь это Соединённые Штаты, где люди гордятся прозрачностью и честностью избирательного процесса. Я считаю, что главная угроза демократии — не авторитарные государства, а люди, которые от неё отворачиваются и перестают бороться за светлое будущее общества.

Говоря об этих глобальных вызовах и проблемах, которые нам преподносятся, как глобальные, мы не должны забывать о том, что именно города находятся на передовой линии этой борьбы.

ЧТО ТАКОЕ MEU RIO?

Мы большое сообщество жителей Рио, объединённое борьбой за социальные перемены и изменение городской политики. Мы разработали платформы для социального активизма, такие как Legislando, Pressure Cooker, Multitude и другие. Наша деятельность сконцентрирована в Бразилии, поэтому у платформ нет английской версии, но любой может почитать о нашей деятельности на сайте ourcities.org

Инструменты и методы Meu Rio доступны всем, нашей деятельности чужд элитизм. Все жители Рио могут пользоваться тулкитами (toolkit — пер. с англ. «набор инструментов», в данном случае — набор сервисов. — Прим. ред.) Meu Rio, более того, 50 процентов всех кампаний инициируются жителями северной части Рио — самой бедной и плотно населённой. Из них успешными становятся лишь около 15 процентов, но именно эти победы гарантируют вовлечённость людей. Жители понимают, что, мобилизовавшись, подключив свою семью, соседей, они получат шанс на необходимые перемены. Конгрессмены также имеют доступ к нашим платформам; например, Legislando — инструмент для коллективного написания поправок и дополнений в законодательство — достаточно широко ими используется. Если кто-то из парламентариев хочет предложить на рассмотрение новый законопроект, он может просто разместить его онлайн и подключить граждан к его написанию — это значительно повышает народную поддержку той или иной инициативы.

ПРОЗРАЧНАЯ СИСТЕМА ФИНАНСИРОВАНИЯ

Meu Rio некоммерческая благотворительная организация. Все средства мы получаем от людей, ради которых делаем свою работу, — представителей малого бизнеса и обычных горожан, совершающих регулярные взносы. Все наши сотрудники работают на полную ставку, однако у нас нет акционеров. Мы также не являемся компанией типа B Corp — коммерческой организацией, занимающейся экологической или социально ответственной деятельностью. Полагаясь лишь на пожертвования наших членов, мы обязаны гарантировать им, что средства пойдут именно на поддержку миссии Meu Rio. Поэтому все наши финансовые операции предельно прозрачны: все знают, сколько зарабатываю я и мои сотрудники. Любой, кто хочет к нам присоединиться, должен понимать, что мы не станем принимать государственное финансирование, средства от политических партий или от государственно-частного сектора. Принимая финансирование из подобных источников, мы можем серьёзно подорвать нашу репутацию независимой и заслуживающей доверия организации. Мы также не хотим создавать конфликты интересов. Простой пример: не следует принимать поддержку частной компании — оператора наземного общественного транспорта в городе: ваши усилия, помимо общего блага, также обеспечат им доход. Тем не менее, если система микропожертвований не работает в вашем городе, конечно, вы можете воспользоваться пожертвованиями отдельных крупных благотворителей, а также фондов и институтов. Мы осознаём, что источники и возможности для финансирования в городах различаются. Мы сами приняли несколько грантов, которые были необходимы для расширения организации: например в 2013-м мы выиграли премию Global Impact Award и грант в размере 500 000 долларов от Google.org, а также получили поддержку от основателей eBay. Эти деньги позволили нашей инициативе разрастись и обзавестись собственной командой разработчиков, бесплатно внедряющих технологии Meu Rio.

Благотворительность и нетворкинг — не самые распространённые явления в Бразилии. Высокий уровень коррупции и недостаток прозрачности в гражданском секторе в целом лишь ухудшают ситуацию. Но Meu Rio каким-то образом удалось завоевать доверие людей. Полагаю, что это произошло благодаря нашему подходу, ориентации на действительно актуальные проблемы и, самое главное, реальным позитивным результатам, достигнутым с помощью наших кампаний.

улицы фавел Видигал, Рио де Жанейро, Бразилия, 30 мая 2015 года

БОЛЬШАЯ СЕТЬ ЧЛЕНОВ ОРГАНИЗАЦИИ

За прошедшие четыре года нам удалось собрать большое сообщество людей, заинтересованных в участии в политике, но не желающих примыкать к конкретной политической партии. И когда я говорю «политика», я не имею в виду электоральную политику — её мы как раз стараемся избегать. Я имею в виду участие в публичной жизни. В Рио у нас 200 тысяч зарегистрированных членов и почти половина из них — люди в возрасте от 18 до 32 лет, представители поколения Y, или, как их ещё называют, миллениалы. Каждый двенадцатый миллениал в городе — член Meu Rio, и это, мне кажется, впечатляющий результат.

ЧЁТКИЕ ПРИНЦИПЫ И СИСТЕМА ЦЕННОСТЕЙ

1. Отсутствие одной конкретной цели

У нас нет какой-то одной цели, задачи, результата, которого мы хотим добиться, но мы точно выступаем против любой дискриминации и притеснений и разделяем установку на устойчивое развитие и демократию. Наша платформа не поддержит инициатив, направленных на усиление неравенства, пагубных с экологической точки зрения или направленных на борьбу с институтами демократии.

2. Борьба за права женщин

Мы также приверженцы феминизма, и, несмотря на бытующее мнение, это движение сейчас на подъёме. Среди представителей нашего поколения куда больше женщин идентифицируют себя с феминизмом, чем в поколении наших родителей. Феминисток сейчас почти так же много, как в 1950-1960-е годы, во время второй волны движения.

3. Совместное потребление

Пятьдесят процентов наших членов — миллениалы — поколение, куда менее озабоченное обладанием материальными ценностями и заинтересованное в первую очередь в лёгком доступе к услугам. Нам не обязательно приобретать личный автомобиль для того, чтобы добраться из пункта А в пункт Б. Главное, чтобы путешествие было минимально затратным и максимально быстрым. Именно по этой причине каршеринг и байкшеринг, а также сервисы вроде Uber так популярны. Это абсолютно точно поколенческий фактор, затрагивающий, как мне кажется, всё, включая политические процессы.

4. Гражданская вовлечённость

Наше поколение куда более вовлечено в гражданскую активность, нежели поколение наших родителей и дедов: сегодня молодые люди хотят участвовать в строительстве городов будущего и общества будущего. Мы хорошо ориентируемся в сложноустроенной реальности современной жизни, не делим мир на чёрное и белое, искренне верим, что у нас есть общее дело, миссия и что начинать надо именно с городов.

5. Решение локальных проблем

У нас нет задачи повлиять на политические процессы на уровне верховной власти. В прошлом у нас были кампании, направленные на федеральные власти, но только в том случае, если на локальном уровне решения достичь было невозможно. Бывает так, что решение по проблеме в конкретном городе, районе может принять только президент или, к примеру, Международный олимпийский комитет. Но в целом желания заниматься активизмом в масштабе всей страны у нас нет. Во-первых, потому что мы по-настоящему верим в города — именно горожане обладают необходимым объёмом знаний о проблемах и вызовах, с которыми сталкиваются, а также о возможных способах их решения. Город — идеальная площадка для вовлечения граждан. Во-вторых, мы предпочитаем не проводить кампаний на национальном уровне, потому что именно они оказываются самыми противоречивыми и поляризующими мнения, а также имеют большой политический вес — могут даже повлиять на исход выборов. Для того чтобы сохранить доверие членов Meu Rio и легитимность нашего статуса в качестве локальных активистов, а не партии, рвущейся к власти, мы стараемся избегать любой деятельности, имеющей серьёзный политический вес.

Именно поэтому, когда мы говорим, что хотим принести нашу платформу в новые города, мы не имеем в виду, что в результате «Мой Рио» превратится в «Мою планету» — напротив, мы за то, чтобы было много «Моих городов» в разных странах, чтобы люди в Берлине, Нью-Йорке, Париже, Найроби, Нью-Дели могли пользоваться этими технологиями. Связанные в единую сеть и работающие вместе, но занимающиеся в первую очередь локальными проблемами.

ВЫЗОВЫ

1. Координирование людей

Большая часть сложностей возникает в связи с координированием людей. Мы стараемся максимально облегчить процесс совместного вовлечения в активизм, ведь именно большая команда людей придаёт тому, что мы делаем, дополнительную силу.

2. Отбор поступающих данных и борьба с онлайн-атаками

Прежде чем запустить кампанию, люди должны достаточно много рассказать нам о своей ситуации и активно с нами взаимодействовать. Мы и целая команда волонтёров занимаемся тем, что проверяем, является ли реальная ситуация такой, как её описывают, и кем являются инициаторы. Если мы получили ложную информацию, то тут же кампанию сворачиваем, если кто-то специально пытается ввести людей в заблуждение — человек сразу же попадает в бан.

За исключением платформы по борьбе с полицейской жестокостью мы не позволяем никакой анонимной активности. Это был сознательный выбор. Мы понимаем, что часто страшно и опасно открыто действовать в политическом поле, но тот факт, что мы выступаем единым фронтом, обеспечивает нам определённую защиту — 200 тысяч человек всё-таки за решётку не отправишь.

Именно анонимные пользователи чаще всего снабжают ложной информацией. Если люди готовы раскрыть нам свою личность, куда меньше шансов, что они будут лгать. Что касается модерации, мы пробовали множество разных методов, но в конце концов пришли к мнению, что не должно быть никакой предварительной проверки — любой может опубликовать всё, что захочет, и это сразу станет доступным онлайн. После этого члены Meu Rio могут пометить этот контент, если им покажется, что он идёт вразрез с правилами, принятыми в нашем комьюнити. Мы не поддерживаем «кампании ненависти», кампании, которые пытаются ограничить доступ определённой группы или меньшинства к политической или публичной сфере, мы против любых насильственных тактик. Предложение «а давайте убьём мэра» не пройдёт. У нас была парочка случаев с подобными кампаниями — гомофобскими, расистскими, но их было совсем мало: члены Meu Rio тут же нас о них оповещали.

У нас ни разу не было подтверждённой онлайн-атаки со стороны государства, но с хакерами нам приходится бороться регулярно. Коды для всех наших программ находятся в открытом доступе, и большое комьюнити разработчиков помогает нам выстраивать более надёжную защиту от взломов. Наши платформы ни разу не выходили из строя больше чем на пару часов, но урон всё равно значительный: большинство атак обычно приходится на период пиковой активности кампаний. На самом деле мы не знаем, кто стоит за этим — государство или кто-то другой. В прошлом мы получали угрозы и сталкивались с определёнными сложностями, но сейчас, мне кажется, нам удалось выстроить более доверительные отношения с местной властью. Они смирились с нашим существованием и ведут себя открыто и уважительно, даже если наша деятельность не встречает у них поддержки.

3. Перенос опыта Meu Rio в другие города

Мы бы не хотели сами этим заниматься — это всё-таки задача самих локальных сообществ. Именно так это происходит в других городах Бразилии, в которых была внедрена модель Meu Rio. Команда, с которой работаю я, действует именно в Рио. Но подобные локальные объединения есть ещё в девяти других городах страны. Всё устроено так: если жители хотят, чтобы в их городе появились платформы, разработанные Meu Rio, они отправляют нам заявку. Самый первый раунд заявок принёс нам более 600 обращений, и это только в Бразилии. Мы просматриваем каждую заявку, проводим собеседование, в том числе чтобы проверить, насколько сильна поддержка конкретных активистов в их городе и не представляют ли они интересы какой-нибудь политической партии. Этот процесс занимает время — нам постоянно приходится взаимодействовать с огромным количеством людей. Каждый подавший заявку должен также с помощью краудфандинговой кампании собрать средства на все первоначальные расходы. Естественно, мы помогаем организовать сбор, поскольку у нас большой опыт в этой сфере. Все, кого мы в результате выбрали, провели успешные краудфандинговые кампании, и это очень важно, поскольку показывает, что они способны мобилизовать людей вокруг себя и что комьюнити готово поддержать их материально. Следующий этап проводится в Рио. Расходы на дорогу покрываются собранными средствами, а наши услуги мы предоставляем бесплатно. Претенденты проходят через так называемый курс погружения: в течение нескольких недель мы обучаем их всему, что знаем, и предоставляем бесплатный доступ ко всем нашим технологиям.

После того как платформа внедрена в новом городе, наша команда поддерживает постоянный контакт с активистами и обеспечивает всю необходимую помощь. У нас также есть специальный отдел, который может помочь с разработкой дизайна бренда. Но можно воспользоваться и услугами местных дизайнеров, чтобы добавить облику платформы больше локальной специфики. Такая же гибкость и в отношении наших диджитал-инструментов: можно внедрить только один, можно все разом. Обычно мы советуем начать с трёх — волонтёрской платформы Multitude, платформы для создания кампаний Pressure Cooker и платформы для мониторинга общественных пространств De Guarda. Если необходим перевод на другой язык, например испанский для других стран Латинской Америки, это задача местного комьюнити. Мы предоставляем им контент, они готовят перевод, присылают нам, мы его встраиваем в систему. Иногда перевод бывает нужен даже внутри Бразилии: мы поддерживаем неформальный тон, используем много сленга и зачастую это сленг, характерный именно для Рио и не всегда понятный жителям других городов.

Наша основная команда занимается всеми платформами Meu Rio, разрабатывает новые и делает их доступными всем нашим членам. Не все могут позволить себе собственных разработчиков — эти затраты можно и разделить. Однако если в каком-то из городов есть талантливый IT-специалист, который готов «поволонтёрить» на нас, или кто-то готов оплатить услуги хорошего разработчика — мы не против. Одно условие: чтобы оставаться членом Meu Rio, надо обязательно поделиться всеми разработками с остальными членами комьюнити, ведь открытый доступ к технологиям — наш ключевой принцип. Не стоит жадничать и делать всё только для себя — это неправильно. Мы надеемся, что, когда наши члены наберутся опыта, они смогут оказывать нам ответную поддержку, позволяя нам продолжать предоставлять свои услуги бесплатно. Сейчас мы в основном инвестируем, но верим, что в будущем поддержка комьюнити Meu Rio позволит нам оставаться независимыми.

КАК РАБОТАЮТ ДИДЖИТАЛ-ПЛАТФОРМЫ MEU RIO

Платформа De Guarda предотвратила снос школы

Эту кампанию запустила 11-летняя девочка Биа. В 2013 году её муниципальную школу — одну из лучших школ в Рио — решили снести. Школа находится совсем рядом со знаменитым стадионом «Маракана», на котором в 2014 году прошёл финальный матч чемпионата мира по футболу. Власти города хотели построить на её месте дополнительную стоянку для зрителей. Триста учеников и их родители узнали о сносе из газет — местные власти не посчитали необходимым их оповестить. Биа быстро удалось объединить вокруг организованной ею кампании всё местное сообщество. Было решено использовать платформу De Guarda (переводится как «На страже». — Прим. ред.) — инструмент, позволяющий жителям городов самим производить мониторинг общественных пространств. На здании, расположенном напротив школы, установили камеру, запись можно было просматривать в прямом эфире 24/7. Зарегистрированные пользователи, предоставившие свои личные данные, стали настоящими стражами школы: стоило им заметить бульдозер, направляющийся к зданию, как они сразу же нажимали на специальную кнопку, и вся сеть пользователей получала оповещение по СМС. Двадцать тысяч человек подписались в поддержку кампании Биа, и многие из них после получения оповещения сами пришли к школе, чтобы воспрепятствовать сносу. Всего было предпринято три попытки разрушить школу, и все они потерпели неудачу. В конце концов власти сдались, к тому же повышенное внимание медиа к происходящему плохо сказывалось на рейтинге мэра. Битва была выиграна.

Pressure Сooker позволила изменить конституцию

Название Pressure Cooker происходит от бразильской поговорки, которая сравнивает политиков с бобами — они хороши только тогда, когда вы помещаете их в скороварку. Мы решили создать своеобразную диджитал-скороварку: каждый житель Рио мог начать любую кампанию и обозначить свою позицию перед властями. Адреса электронной почты и номера абсолютно всех чиновников, принимающих решения в Рио, есть в нашей базе данных, включая контактные данные мэра. Начиная кампанию, вы выбираете, к кому именно хотели бы обратиться; используя обычную страничку в интернете, любой из ваших родственников, друзей, соседей может присоединиться к вашему сообщению. Послание отправляется напрямую по одному щелчку мышки. Если вы хотите отредактировать сообщение или отправить собственное, это также легко сделать, просто предоставив своё имя и адрес электронной почты. Если вы хотите поговорить с чиновником по телефону, достаточно оставить свои контактные данные, и специальный робот свяжет вас, как только освободится линия. Иногда нам звонят по 200 человек в день, поэтому такая система очень облегчает работу. Платформа Pressure Cooker отлично помогла нам во время кампании, в рамках которой мы требовали внести поправку в конституцию штата Рио, запрещающую политикам, осуждённым за коррупцию, вновь занимать государственные должности. В результате кампании нам удалось внести законопроект в местный парламент и набрать необходимые 66 процентов голосов. Так мы изменили конституцию.

Legislando начала кампанию против использования полицией резиновых пуль на близком расстоянии

Эту кампанию запустил фотограф, который лишился зрения после полицейской атаки резиновыми пулями, направленной на демонстрантов во время протестов в Бразилии в 2013 году. Он решил инициировать поправку в законодательство, которая запретила бы использование резиновых пуль полицией на близком расстоянии.

Пляж в Копакабане, Рио де Жанейро

Платформа, которую мы использовали — Legislando, — предлагает простой шаблон для написания законопроекта, который вы бы хотели предложить на рассмотрение в парламент. К процессу написания легко подключить семью и друзей. Любой парламентарий, войдя в систему, может увидеть предложенные гражданами законопроекты и выбрать тот, который он хотел бы поддержать и выдвинуть на голосование. Так нам удалось хакнуть политическую систему.

Законопроект фотографа поддержали конгрессмены, он также получил поддержку местного заксобрания, однако мэр наложил на него вето. Так что иногда наши тактики не срабатывают, и это нормально: живая и динамичная политическая система невозможна без сопротивления и конфликтов, не всё решается с помощью консенсуса. Вы не всегда сможете сразу добиться того, чего хотите, но однажды у вас получится.

Multitude рассказал историю матерей, чьи дети пропали без вести

Эта история началась с Жовиты — матери, десять лет назад потерявшей свою дочь. Она и по сей день не знает, что случилось с её ребёнком, осталась ли она в живых, или нет. Исчезновения людей — серьёзная проблема Рио-де-Жанейро. В одном только штате Рио в прошлом году в полицию было заявлено о 6 тысячах случаев. Каждый год пропадает больше людей, чем во времена военной диктатуры.

Если пропадает близкий нам человек, мы сразу же начинаем поиски — в госпиталях, приютах для бездомных и моргах. Проблема Рио заключается в том, что ни у одного из этих учреждений нет интегрированной базы данных — каждый вынужден сам заниматься розысками, обходя всевозможные инстанции. Жовите приходилось заниматься этим каждую неделю в течение десяти лет — морги хранят тела не дольше недели, затем они их сжигают.

Однажды Жовита услышала о специальном подразделении полиции в Белу-Оризонти (город на юго-востоке Бразилии. — Прим. ред.), которое специализируется именно на случаях с исчезновениями людей и раскрывает около 87 процентов всех дел. Место, куда можно прийти и прямо заявить о пропаже человека. Всё, что требуется от вас, — предоставить информацию о личности пропавшего — подразделение само займётся поиском по множеству баз данных по всей стране.

Узнав о подразделении, Жовита решила запустить кампанию, призывающую открыть аналогичную инстанцию в Рио. Поначалу борьбу серьёзно осложнял тот факт, что в Рио полиция крайне не заинтересована в расследовании дел об исчезновении людей, поскольку зачастую имеет непосредственное к ним отношение.

Чтобы помочь Жовите, мы использовали платформу Multitude — инструмент для поиска волонтёров для помощи в организации кампаний. Если у вас есть какой-нибудь талант, например вы занимаетесь городским планированием или архитектурой, снимаете видео, разбираетесь в дизайне, то вы можете зарегистрироваться в системе, указав, чем вы можете быть полезны и в какое время бываете свободны. Если кому-то понадобятся ваши навыки в рамках проведения кампании, мы поможем вам связаться друг с другом.

В случае Жовиты мы использовали эту платформу для поиска кинооператоров и дизайнеров для работы над видео, рассказывающем её историю и историю матерей, оказавшихся в подобной ситуации. Нужна была заметная кампания, которая привлекла бы внимание местных властей. Тысячи горожан также подписали петицию Жовиты, и, взяв с собой видеоролик, она отправилась на встречу с главой полиции Рио. После долгих месяцев лоббирования и переговоров было, наконец, получено его согласие на основание подразделения, специализирующегося на делах об исчезновении людей в Рио. На его создание потребовался ещё год, и мы активно мониторили этот процесс. С момента начала работы подразделению удалось раскрыть 87 процентов случаев. Однако, к сожалению, дочь Жовиты так и не удалось найти: прошло уже очень много времени, и надежды практически нет. Но появление специального полицейского подразделения в городе — прямой результат её отчаянных усилий узнать правду об исчезновении своего ребёнка.

ПЛАНЫ НА БУДУЩЕЕ

Скоро появится новая онлайн-платформа Meu Rio — инструмент коллективного оповещения о полицейском насилии. Очевидцы смогут отправлять видео и письменные свидетельства, которые будут перенаправляться напрямую в официальные системы анонимного оповещения о полицейском насилии. Больше не надо будет идти в отделение, чтобы рассказать о случаях проявления жестокости со стороны стражей порядка. С помощью специального протокольного номера каждый очевидец сможет следить за ходом расследования, не теряя своей анонимности.

источник: Стрелка



загрузка...

Читайте також

Коментарі