Французские журналисты возмутились сравнением терактов в Париже с Донбассом

Сегодня некоторые французские журналисты в своих твиттерах возмутились тем, что Порошенко сравнил теракты в Париже с ситуацией в Украине. Спасибо, французские журналисты, за вашу откровенность, кажется, вы наконец-то честно расписались в своем, ну, пожалуй, нацизме. Понятие старого доброго шовинизма здесь, наверное, не прокатит.

Признайтесь честно, возмущенные французские журналисты, если бы Обама сравнил теракт в Париже с 11 сентября, вопросов бы не возникло, не так ли? Ну скажите честно, вас бы это нисколько не задело и никто бы не возмущался. Потому что в вашем, нарисованном сытым мещанством мире, есть годные люди, а есть... так себе.

Нет-нет, не подумайте, французы нам ничего не должны. Будем считать, что запад откупился от Будапештского меморандума кредитами МВФ (правда боеголовки бы все-таки вернуть..). И никто никому ничего не должен. Мы всё сами.

Меня лишь напрягают попытки нацистского общества прикинуться либерал-демократами, и это общее поголовное вранье.

Французские теракты застали нас в отпуске в Берлине. Через два дня, когда уже летели домой, в Киев, я взяла в руки Financial Times, посвященный терактам в Париже. Среди статей были первые осторожные позитивные материалы о Путине. Да, теперь же он им нужен для борьбы с ИГИЛ, а дружить с диктаторами, скармливать им слабые страны, это Европа умеет, доказано Гитлером, доказано Сталиным.

Первых нескольких полос хватило, чтобы разреветься. Не от обиды за нашу войну, и отсутствия совести у подписантов Будапештского меморандума. Скорее, от разрушения мифов. Благодаря Financial Times я в тот момент четко поняла, что мы живем в мире победившего, экономически детерминированного, нацизма. По крайней мере Европа - точно. И что подавляющее большинство в этом мире - африка, азия, южная америка и восточная европа - это, как их раньше называли некоторые европейцы, унтерменши. Наши переживания и наша боль - не важны. Что бы нам ни рассказывали демократичные рыльца на ВВС.

Жизни унтерменшей не имеют значения в мире победившего нацизма. Ну и что, что на Донбассе погибло 6000 человек от российского террора. Ну и что что дети подрываются на минах, а российские террористы вспарывают животы украинцам. Это же дети и животы украинцев. 130 французов котируются дороже. Не смейте напоминать о погибших украинцах, когда погибли французы.

И вообще, ИГИЛ - это настоящие террористы, а Россия - так, мелкий хулиган. Потому что ИГИЛ убивает настоящих людей во Франции. А Россия - ненастоящих в Украине. Недотягивает Россия до ИГИЛ.

Теперь западные журналисты возмущаются в своих твиттерах заявлением Порошенко, говоря, что он якобы использует трагедию великих французов для привлечения внимания к своим мелким жевунам и мигунам. Как посмел? Как посмел он пытаться всеми возможными способами привлечь внимание к мертвым унтерменшам? Ведь у Франции настоящая трагедия, а мы так, погулять вышли (да и вообще, сколько можно дохнуть, украинцы? надоели уже всем). Как посмел он обратить внимание на очевидные двойные стандарты этого якобы демократичного мира. Заткнитесь все, мы - французы, мы скорбим. И мы, французы, имеем право попрекать Порошенко, а Порошенко попрекать нас не может, потому что не может никогда.

Дорогие возмущенные французы, вы журналисты, и я журналистка (помимо прочего). У вас французское образование и у меня французское образование. Вы знаете два языка и я знаю три языка. Что делает меня в ваших глаза менее релевантной? то, что я родилась в неправильной стране, не так ли?

Признайтесь, хотя бы себе в том, что считаете себя важнее, иначе с чего бы такая реакция и нежелание мешать вашу чистую трагедию с моей грязной?

Наберитесь хоть раз в жизни тестикул, гордые французские журналисты, и признайтесь, вы считаете себя людьми лучшего качества, потому что богаче и лучше кушаете. Это по крайней мере будет честно. Иначе в чем причина?

Ле Пен рукоплещет. Все сложилось в мире французов. Можно не стесняться своей ленивой мещанской ксенофобии, можно почесывая брюшко говорить о том, что иммигранты забирают их рабочие места, можно не думать о том, что иммигранты, простите, - из бывших колоний Франции, а также из стран, где великая Франция в качестве организатора или на худой конец подпевалы, развязала кровавые бойни. Можно умело забывать соглашение Сайкса-Пико и умело игнорировать свою ответственность за войну в Сирии и даже за образование ИГИЛ. И наконец, можно возмущаться тем, что кто-то посмел сравнить жизни 130 чистых французов с тысячами жизней каких-то там украинцев. Ливанцев. Сирийцев. Заметьте, французским журналистам можно возмущаться. Мне - нет.

П.С. Мой парень - француз. У него большая прекрасная семья, дяди, тети, сестры, братья. В течение четырех лет мы стабильно созваниваемся, и видимся вживую хотя бы раз в год. Они знают что происходило на Майдане, они знают, что я много раз ездила в АТО, многие из них уже бывали в Украине.

После теракта в Париже мы с парнем поставили свечи у посольства Франции в Праге, затем ходили к посольству Франции в Берлине. А затем я, уже одна, отнесла цветы к посольству Франции в Киеве.

Я не знаю, отнес ли кто-то из семьи моего парня хоть раз цветы к посольству Украины. Надеюсь, что да.

да-да, "картинка для привлечения внимания".

автор: Aleksandra Kovaleva

Рекомендуємо прочитати

В Украине через год могут ввести визовый режим с Россией

Общественное мнение в Украине готовят к введению визового режима с Россией....

Це може бути цікавим

Украинский Vogue провел вторую Fashion & Business конференцию

В этому году конференция значительно расширила свою географию, в программе – девять спикеров из шести стран....

загрузка...

Схожі публікації

Дивіться, що пишуть

Сучасне кріпацтво. На Полтавщині агрофірма цинічно порушує права вагітних працівниць

Жінкам пропонують або робити аборт, або звільнятись за власним бажанням....