Россия-Запад: после Парижа изменилось немногое

Россия-Запад: после Парижа изменилось немногое

Почему сегодня нет возможности для полноценной политики разрядки.

Иногда «туман войны» меняет абсолютно все, и сбитый турецкой авиацией российский бомбардировщик Су-24 – хороший тому пример. Вплоть до этого инцидента все складывалось в пользу улучшения отношений между Россией и Западом, которые после террористических атак в Париже были настроены на сотрудничество.

Станет ли этот инцидент концом наметившегося тренда? Безусловно, все будет зависеть от того, как на него будут реагировать разные стороны, и в частности президент России Владимир Путин. Если Путин рассудителен, то он дождется, пока накал страстей уляжется, и найдет способ сгладить углы в угоду дальнейшему продвижению российских геополитических и экономических интересов, что потребует налаживания отношений с Западом. Пока все же не ясно, произойдет ли это, но предполагая, что дальнейшей эскалации не последует, можно отметить, что некоторые сигналы в пользу восстановления отношений между Россией и Западом появляются.

Вспомним о недавней встрече G20 в Турции. На прошлом саммите в Австралии президент Путин был практически изгоем, на которого за украинский кризис ополчились все лидеры Запада. Через два дня после начала Путин покинул саммит, сославшись на необходимость выспаться.

Картина саммита этого года складывалась совершенно иначе. Из-за возросшего страха перед ИГИЛ после парижских атак, все западные лидеры хотели пообщаться с Путиным. Апогеем саммита для Путина стал разговор с президентом Обамой на тему Сирии: свидетельства чего сразу же разлетелись по всему миру.

Саммит G20 был только началом. На следующий день после атак дипломаты из США, России и других стран встретились в Вене, чтобы обсудить сирийский кризис, и согласовали 18-ти месячный переходный план для Сирии, завершающийся свободными выборами. Этот план сильно расходится с ранее обозначенной позицией президента Обамы на счет необходимости срочной отставки президента Асада.

Президент Франции Франсуа Олланд высказался за совместные с Россией военные действия против ИГИЛ, после чего Россия и Франция скоординировали совместные бомбардировки «столицы» ИГИЛ – города Ракка. Президент Обама после этого назвал Путина «конструктивным партнером» и даже озвучил возможность прямой координации между военными России и США в Сирии.

В то же время европейская солидарность по вопросу санкций, наложенных  на Россию из-за Украины, ушла в прошлое. Глава французского Сената заявил, что пора снять санкции с России – шаг, на который рассчитывал Олланд уже давно. Ряд немецких политиков даже предложили вернуть Россию в G8. Продемонстрировав свое лицемерие и значимость бизнес интересов Германии, Берлин и Москва недавно заключили сделку с Газпромом на постройку двух новых труб, идущих параллельно уже существующему маршруту Северного Потока.

Наблюдая за этими событиями, некоторые страны бывшего советского блока в Восточной Европе обеспокоены, что их интересами могут пожертвовать ради улучшения отношений между Россией и Западом.  Неудивительно, что именно украинцы крайне пессимистично смотрят на возможность кооперации Запада с Россией в Сирии и отмену санкций. И хотя эти страхи понятны, но обоснованы они не в полной мере: даже если не брать в расчет сбитый российский бомбардировщик, глубокие противоречия между Россией и Западом исключают возможность долгосрочного восстановления отношений, а кооперация по Сирии скорее продукт необходимости краткосрочной военной координации, и не более.

Для начала стоит учесть, что Россия и Запад, а в особенности США, очень по-разному смотрят на Сирию. Несмотря на успех переговоров в Вене, Обама считает, что любое решение сирийского вопроса исключает нахождение Асада у власти. Но Путин по всей видимости оставляет возможность того, что Асад задержится во власти дольше, чем того бы хотели лидеры Запада.

Договоренности в Вене имеют одну специфическую особенность: Асад и оппозиция обязаны договориться о перемирии до того, как начнется 18-ти месячный период трансформации. К сожалению, поскольку переходный период приблизит его расставание с властью, Асад сделает все возможное, чтобы затянуть переговоры о перемирии. Как сильно Путин готов надавить на Асада, если тот начнет сознательно затягивать с переговорами?

Более того, несмотря на частичную переориентацию атак российской авиации на позиции ИГИЛ, Россия до сих пор атакует позиции повстанцев в Латакии, Хаме, Идлибе и Деръе, поддерживая продвижение сил Асада на земле. Учитывая, что Обама уже заявил, что США планируют следить за действиями России в Сирии, не сложно представить возобновление противостояния между Россией и США за будущее Сирии. Вероятность этого высока еще и потому, что Путин безусловно потребует, чтобы интересы России в пост-Асадовской Сирии были учтены, в том числе касательно ряда многомиллиардных контрактов, а также военных баз, появившихся в последнее время.

Еще менее реальными выглядят шансы согласования позиций по еще одной точке разногласий России и Запада – Украине. Несмотря на предложения по созданию антиигиловской коалиции, ситуация на Донбассе быстро ухудшается. После нескольких недель тишины, частота атак пророссийских повстанцев значительно увеличивается, и по данным украинских военных, за один день было зафиксировано 52 атаки по одной позиции. Повстанцы, в свою очередь, заявляют, что украинская тяжелая артиллерия наносит удары по их позициям.

Более того, как подметил старший сотрудник американского Совета по внешней политике Стивен Блэнк: «европейцы только что согласовали продление санкций еще на полгода. Пока Россия и Франция координируют свои действия в военной сфере, а Россия и Германия заключают сделку по Северному Потоку, санкции продолжают оставаться на месте. Это неудача для Путина, который явно рассчитывал обменять санкции на сотрудничество в Сирии против ИГИЛ».

Санкции против России продлены всего на шесть месяцев и для их полного снятия европейцы настаивают на полном выполнении Минских соглашений. Но достижению этого мешает целый ряд обстоятельств. Например, украинский парламент только что начал рассматривать законопроект, регулирующий процесс местных выборов на контролируемых сепаратистами территориях Донбасса.

Открытым остается важный вопрос – согласится ли Путин выполнить, пожалуй, самую важную часть Минских соглашений – передачу контроля над российско-украинской границей Киеву? Контроль над границей остается ключом к ведению гибридной войны на Донбассе. Когда Украина получит полный контроль над границей, Россия потеряет возможность свободно передвигать войска и технику на Донбасс, что значительно снизит влияние Москвы на Киев.

С учетом уже вложенных в Донбасс ресурсов и желания Кремля не пустить Украину в западные институты, мы можем спрогнозировать, что Кремль, скорее всего, затянет выполнение Минских соглашений. Это, в свою очередь, означает сохранение режима западных санкций, наличие которых не позволит провести полноценную разрядку между Россией и Западом.

Однако ряд событий может изменить сделанный мной вывод. Многое будет зависеть от того, как Россия и Турция разрешат свой конфликт и будут ли еще теракты в Европе: последнее может привести к тому, что для совместной борьбы против ИГИЛ Запад закроет глаза на существующие с Россией разногласия. Но пока существует достаточно противоречий, мешающих реальному «потеплению» между Россией и Западом.

Автор: Джош Коэн, источник: intersectionproject.eu



загрузка...

Читайте також

Коментарі