Подлинное значение глагола «скрымить»

Подлинное значение глагола «скрымить»

Как сообщили недавно западные СМИ, в немецком языке возник новый глагол – «скрымить», krimmen.

Его обнаружило словарное издательство Langenscheidt, ежегодно проводящее конкурс «Молодежное слово года». У глагола «скрымить» хорошие шансы. Он означает «подарить, а потом отобрать» – или просто «безнаказанно отнять». Я бы добавил: отнять вежливо, при этом публично.

В России давно популярен анекдот о языковом конгрессе в Италии: там делают доклад о происхождении слова «стибрить». Видимо, когда весной 455 года варварские племена высадились в устье Тибра и захватили Рим, они его хорошо пограбили, и отсюда возник выразительный глагол.

– Простите, – спрашивает российский лингвист, – а из Пизы у вас ничего не пропадало?

Но глагол «скрымить» имеет, конечно, более глубокий смысл. Это не просто «украсть». Это «взять как бы свое», с полным чувством исторической правоты; забрать с нарушением всех правил, но с абсолютно благородными мотивировками типа если бы я, дорогая, не скрымил у тебя эти деньги, ты могла бы на них купить алкоголь или, не дай бог, наркотики, и поминай как звали. Если бы, дяденька, я не угнал у тебя эту машину, ты мог бы на ней разбиться. Если бы, юноша, я не увел у тебя эту девушку, ты мог бы с ней ссориться и скандалить – но главное, ее могло бы у тебя увести проклятое НАТО. А разве это было бы хорошо?

Конечно, в сегодняшнем своем положении Крым вызывает горячее сочувствие. Подорвали две ЛЭП, прекратили подачу тока, хотя и чинят сейчас эти ЛЭП с утроенной энергией и к моменту подписания этого номера в Крыму уж точно будет электричество. Героическими усилиями крымчане умудрились подключить больницы к автономным источникам питания, и вообще ситуация приходит в норму. Но я вот думаю: неужели никто не предполагал, что все на Украине вот так и готовы смириться с потерей Крыма? Он был им не очень-то и нужен, они его плохо развивали и вообще портили, и невозможно было смотреть, например, во что превратился Коктебель – как-никак центр русской культуры и русской памяти. Но неужели сами обстоятельства, при которых Крым был потерян, не должны были вызвать ответный взрыв совершенно безобразного поведения? Разве это было не очевидно?

Я в Крыму повидал всякое, в том числе аварии, веерные отключения и просто внезапное обесточивание, скажем, Гурзуфа. Но в тогдашнем Крыму все бывало весело и беззлобно и никто никого не ненавидел.

Теперь туда пришли злоба и нетерпимость с обеих сторон. И патриотический экстаз, и раболепие, доходящее до неприличия, и все российские проблемы, усугубленные крымским криминалом и раздолбайством. И вот я думаю: подлинное значение глагола «скрымить» (скрымздить, скрымствовать) – это, видимо, взять некое место, где было не очень хорошо, и сделать в нем совсем плохо.

Дмитрий Быков, «Собеседник»



загрузка...

Читайте також

Коментарі