Украина победила «русский мир», но до Европы еще далеко

Украина победила «русский мир», но до Европы еще далеко

«Апостроф» продолжает анализировать, что изменилось в Украине спустя два года после начала Майдана. Во внутренней сфере наибольшими достижениями стали укрепление национальной идентичности, формирование гражданского общества, а также европейский цивилизационный выбор. Благодаря сближению с Европой уменьшаются рычаги экономического влияния России на Украину, потерю которых РФ попыталась компенсировать развязыванием войны против Украины. Вместе с тем, массовая коррупция, отсутствие верховенства права, сырьевая и олигархическая структура украинской экономики не соответствуют критериям европейского государства. Именно поэтому спустя два года после Майдана можно утверждать, что мы на два шага отдалились от России, однако лишь на один шаг приблизились к ЕС.

Тысяча человек, которые вышли на Майдан поздним холодным вечером 21 ноября 2013 года, даже не догадывались, что изначально немногочисленная акция в самом сердце Украины станет началом больших революционных преобразований в Украине и мире. Тот день оказался отправной точкой украинского кризиса, который на протяжении первых трех месяцев в основном происходил во внутриполитической плоскости, а с февраля 2014 года стал одной из проблем мировой политики.

Евромайдан, или Революция достоинства, стала первой революцией в Европе в XXI веке, которая сопровождалась не только мирными акциями протеста, но и волнами насилия. Хотя массовые протесты имели первоначальную цель «Україна — це Європа», милицейский беспредел в ночь на 30 ноября сместил основной фокус революционных настроений в русло антиправительственных выступлений ввиду накопившихся годами (если не десятилетиями) структурных дисбалансов в политической системе, экономике, бизнес-среде и государственном менеджменте.

Небесная сотня, сотни раненых и искалеченных и десятки пропавших без вести — на этом не ограничились трагические потери украинского народа в борьбе за право определять будущее своей страны. Свергнув авторитарно-криминальный режим Виктора Януковича, ослабленная изнутри Украина столкнулась с беспрецедентными внешними вызовами, связанными с немиролюбивым восточным соседом. Сегодня поднимается вопрос, являются ли потеря Крыма, части Донецкой и Луганской областей, тысячи погибших и десятки тысяч раненых среди военнослужащих и гражданского населения, девальвация гривны и падение уровня жизни потолком той высокой цены, которую заплатила Украина за свободу во внешней политике. Великий американский геостратег Збигнев Бжезинский был прав, когда в декабре 2013 года заявил, что Украина только сейчас начинает борьбу за реальную независимость.

Вторая годовщина Евромайдана дает повод проанализировать, как изменилась Украина — внутренне и внешне — в результате драматических событий. Во внутренней плоскости наибольшими достижениями Майдана стали укрепление национальной идентичности, формирование гражданского общества, а также европейский цивилизационный выбор Украины. Вместе с тем, общественный спрос на радикальные преобразования все еще слабо отражается на деятельности государственных органов власти. У президента, правительства, парламентариев, руководителей ведомств, политических партий, олигархов и прочих субъектов политической системы Украины отсутствует политическая воля проводить неотложные радикальные реформы, а амбициозные инициативы «варягов» наталкиваются на противодействие со стороны контрреволюционных сил в бюрократическом аппарате.

Половинчатые шаги правительства и парламента не отвечают потребностям государства и требованиям нынешних мировых реалий. Массовая коррупция, отсутствие верховенства права, сырьевая и олигархическая структура экономики не соответствуют критериям европейского государства. В таких условиях происходит девальвация не только национальной валюты, а и понятия реформ и европейских ценностей — того, ради чего украинцы погибали на Майдане зимой 2014 года.

Вместе с тем, еще одним результатом Евромайдана стало свержение авторитаризма, либерализация и децентрализация политической сферы, а также формирование проевропейского общества. Этого недостаточно для соответствия критериям европейского государства, но эти достижения уже отличают Украину от постсоветской политической системы, неотъемлемыми элементами которой являются авторитаризм, сильная вертикаль власти, отсутствие политической конкуренции и свободных выборов.

Наиболее заметными внешнеполитическими последствиями событий 2013-2014 годов стали оккупация Россией Крыма, развязывание войны на Донбассе и подписание многообещающего Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. С 1 января 2016 года глубокая и всеохватывающая зона свободной торговли (ЗСТ), являющаяся важным элементом Соглашения, вступает в силу. Важно отметить, что уже с 1 января 2015 года ЕС упростил выход украинским товарам и услугам на общий рынок, хотя суммарный экспорт Украины продолжает стремительно падать. Украина может ощутить преимущества от сближения с ЕС лишь после внедрения европейских стандартов во всех сферах экономики и бизнеса.

Одновременно с приближением к ЗСТ медленно, но последовательно уменьшаются рычаги российского влияния на политику Украины. Аннексия Крыма и развязывание войны на Донбассе являются попыткой России компенсировать уменьшенные инструменты давления на Украину после падения режима Януковича и сближения с ЕС. Агрессивные действия России привели к обратному эффекту — укреплению украинской идентичности и антироссийских настроений среди подавляющей части общества. Вследствие этого «русский мир», «триединый народ», евразийство и другие идеологические элементы окончательно потерпели поражение после 2014 года.

Несмотря на общее падение украинского экспорта, доля России во внешней торговле Украины также продолжает постепенно сокращаться. Соответственно, каждые дальнейшие ограничительные меры России имеют все меньший эффект на Украину ввиду размывания исторической взаимозависимости двух стран. Примечательная тенденция состоит в увеличении доли третьих стран во внешней торговле Украины.

Еще одним свидетельством разрыва постколониальной зависимости Украины является энергетика. Этому способствовало как падение цены на нефть и газ на мировых рынках, так и увеличение реверса газа в Украину из Словакии, Венгрии и Польши. Следовательно, благодаря твердой ценовой политике монархий Персидского залива и поддержки со стороны отдельных стран ЕС российская «энергетическая игла» в 2015 году гораздо меньше «колет» экономику Украины, чем в 2013 году.

В то же время остается нерешенным статус отдельных районов Донбасса, захваченных пророссийскими боевиками. Одностороннее выполнение Минских соглашений со стороны Украины угрожает превратить районы с особым порядком самоуправления в «пятую колонну», которая будет ограничивать внутриполитическую и внешнеполитическую свободу Киева. Кроме того, полемика вокруг статуса спорных территорий способна обострить внутренние противоречия, доказательством чего являются трагические события возле Верховной рады 31 августа 2015 года. Украина должна выработать такую стратегию в отношении Донбасса, основанную на общественном консенсусе, которая будет минимизировать влияние проблемных территорий на политические процессы в государстве.

Подводя итоги, можно заметить, что Украина отдалилась на два шага от России, однако лишь на одну ступеньку приблизилась к ЕС. Соглашение об ассоциации нельзя рассматривать как промежуточный шаг к членству в ЕС, поскольку внутри объединения отсутствует консенсус вокруг европейской перспективы Украины. Однако последовательная имплементация Соглашения может быть эффективным стимулом политической и экономической модернизации Украины и укрепления международных позиций Киева в отношениях с Москвой, Брюсселем, Вашингтоном, Пекином и другими политическими центрами мира. Кроме европейской интеграции Украина должна выйти за рамки традиционного треугольника США — ЕС — Россия и диверсифицировать свою внешнюю политику и торговлю за счет третьих стран, а именно — новых экономических центров в АТР, на Ближнем Востоке, в Африке и других регионах.

Через два года после Евромайдана главными приоритетами развития Украины должны быть национальная безопасность и модернизация. Достижение этих целей должно базироваться на 7 принципах — 7 «Д»: демократизация, демонополизация, дерегуляция, дебюрократизация, децентрализация, декриминализация и деоккупация. Революция — это линейный процесс, который может длиться годами. Однако учитывая отставание Украины на четверть века от своих западных соседей, революционные изменения могут занять не одно десятилетие.



загрузка...

Читайте також

Коментарі