Сможет ли ИГИЛ взорвать Кавказ?

Сможет ли ИГИЛ взорвать Кавказ?

Воевать в Сирию на стороне группировки «Исламское государство» едут не только чеченцы-кистинцы из Панкисского ущелья, но еще из двух регионов Грузии — Нижнего Картли и Аджарии. Эксперт по вопросам Кавказа Мамука Арешидзе в интервью RFI объясняет, какое место уроженцы Кавказа занимают в ИГ и какую угрозу они представляют для Грузии и Европы.

евать в Сирию на стороне группировки «Исламское государство» едут не только чеченцы-кистинцы из Панкисского ущелья, но еще из двух регионов Грузии — Нижнего Картли и Аджарии. Эксперт по вопросам Кавказа Мамука Арешидзе в интервью RFI объясняет, какое место уроженцы Кавказа занимают в ИГ и какую угрозу они представляют для Грузии и Европы.

RFI: Мамука, вы недавно заявили, что с точки зрения распространения влияния ИГ, ситуация в Аджарии или в регионе Нижний Картли даже хуже, чем в Панкисском ущелье. Какие факторы, на ваш взгляд, способствуют созданию взрывоопасной обстановки в этих регионах?

Мамука Арешидзе: Во-первых, там больше народа — в Панкисском ущелье живут всего около десяти тысяч человек. А в Аджарии — более 220 тысяч. В горных районах Аджарии, где проживает, в основном мусульманское население, ситуация малоконтролируема. Важный фактор — близость Турции. Жители Аджарии беспрепятственно могут передвигаться из Грузии в Турцию и наоборот. Они работают, учатся в Турции. Так что ситуацию контролировать сложнее, чем в Панкисском ущелье.

Панкисское ущелье всё-таки географически обособленный регион, где вдоль условной границы с остальной Грузией контролировать ситуацию легче, чем в Аджарии. Обстановка в Аджарии более или менее ясна: человек 20 воюет в составе ИГ. Среди них четверо погибли. Многие учатся в разных учебных заведениях Турции и не только Турции, но и в странах Персидского залива, Саудовской Аравии.

Ещё сложнее контролировать жителей Нижнего Картли. То есть азербайджанцев. Их ещё больше, но они в основном шииты, однако есть определённая часть суннитов. Примерно 8–10% от общего числа. Среди них есть и салафиты, то есть приверженцы традиционного ислама. Салафизм в Нижнем Картли можно сказать, распространяется ускоренными темпам.

— Какое место занимают выходцы с Кавказа в ИГ, есть ли у них какая-то особенность?

— Кавказский ислам — особенный. Он опирается не на догмы религии, а на важнейшую деталь кавказской жизни — адат, то есть традиционный кодекс поведения. Именно поэтому мы их называем не фундаменталистами, а традиционалистами в исламе. В этом смысле ситуация на Южном и Северном Кавказе идентична.

Некоторые выходцы из Панкисского ущелья, такие как Омар аш-Шишани (Тархан Батирашвили) и Муслим аш-Шишани (Мурад Маргошвили) выдвинулись в «передние ряды» вооружённых формирований в Сирии. Почему, на ваш взгляд, уроженцы Нижнего Картли и Аджарии не добились таких же «успехов»?

Действительно, среди аджарцев и выходцев из районов Грузии с азербайджанским населением нет таких «выдающихся личностей». Дело в том, что чеченцы-кистинцы, живущие в Панкисском ущелье, растят детей в духе войны. Это обусловлено их этнической идеологией нохчи. Эта идеология определяет суть поведения и воспитания ребёнка. Так что навыки войны они получают сызмальства.

Вместе с тем, следует учесть важный момент. Террористическая активность состоит из двух основных компонентов: это вооруженная борьба, то есть террор, а второй компонент — идеологическая работа. Эту деталь часто упускают из вида специалисты. Так вот, аджарцы как раз преуспели в идеологической борьбе. Например, в социальных сетях. А ведь идеологическая составляющая, я считаю, более важна, чем вооружённая борьба или террор. Они тем самым борются за умы и сердца простых людей и добиваются большого эффекта.

— Идеологи радикального ислама, выходцы из Грузии, работают в Европе?

— Нет. Аджарцы в основном работают в Азии — Турции, Арабских странах, особенно в Саудовской Аравии, Катаре и так далее. Действуют через социальные сети.

— Социальные сети, на ваш взгляд, играют важную роль?

— Решающую. По достоверным данным, около 80 молодых немок уехали в Сирию и Ирак, и среди них только 15% — выходцы из мусульманских семей. Остальные — этнические немцы. На них воздействуют как раз через социальные сети.
У нас в определённом смысле такая же ситуация. Трое молодых ребят, которые ехали в ИГ, поддавшись агитации «амира Джоколо» (Айюфа Борчашвили) и были недавно задержаны на границе — этнические грузины. Они как раз «обработаны» через социальные сети, а потом их, так сказать, «добил» эмиссар Борчашвили.

— Но эти молодые люди предварительно приняли ислам?

— Нет. В том то и дело. Они не принимали ислам. Собирались принять ислам там — в ИГ. На них воздействовала определённая «героика», затем последовала их идеологическая обработка и так далее.

Есть пример чеченских братьев Царнаевых, которые устроили теракт во время бостонского марафона. Как вы считаете, выходцы из Грузии (Панкисского ущелья, Аджарии, Нижнего Картли) способны устроить теракт в Европе, например, во Франции?

Когда люди становятся радикальными исламистами, они теряют этническую принадлежность, этническую идентификацию. И в этом смысле они уже не идентифицируются со своей родиной.

— Далеко не все, кто уехал в ИГ из Панкисского ущелья, из Аджарии, идентифицированы. То есть, многие из них официально находятся в Турции на заработках. А значит, вполне могут вернуться, не опасаясь уголовного преследования. Как вы считаете, они представляют опасность для Грузии?

— Их пока всего 120 человек примерно по всей Грузии. Из них азербайджанцев погибло двое, аджарцев — четыре, а из Панкисского ущелья погибло 12 человек.

Что касается вопроса о том, представляют ли они какую-либо угрозу для Грузии в случае возвращения, мы ведь не знаем, как изменилась психика этих людей, и какие они задания получат. Так что определённая опасность существует. Но не того уровня, которая чревата катастрофическими последствиями. Важно понять, что есть кардинальное различие между, например, жителем Парижа, выходцем из арабской страны, даже если он уже четвёртого-пятого поколения, но всё никак не интегрируется в общество, и выходцем из Грузии, который поехал воевать в ИГ и затем вернулся на родину. Психология другая. Некоторые из тех, кто живёт в Европе, оказались более податливы к агитации ненависти по отношению к стране и обществу, которая их приютила, и очень многое дала. Уроженцы Грузии в этом смысле менее податливы к антигрузинским действиям. Но всё может быть.

Грузия находится на периферии войны в Сирии. Однако, по версии ИГ, она всё-таки часть «халифата» и считается центром «кавказского вилайета». Поэтому всё возможно. Если не против грузин, то против иностранных представительств в Грузии. Всё зависит от того, какой приказ получат люди, занимающиеся «кавказским вилайетом». «Кавказский вилайет» — это не только Грузия, но ещё и Азербайджан и Северный Кавказ. Речь идёт о «ходячих бомбах». Если из ИГ им прикажут взорвать Кавказ — взорвут точно!

ИГ — террористическая организация, запрещенная на территории России.

источник: inosmi.ru



загрузка...

Читайте також

Коментарі