Стратегия Кремля после Синайской катастрофы

Стратегия Кремля после Синайской катастрофы

Начала ли Россия реальную войну против ИГИЛ или же она попросту стремится получить максимум от сложившейся ситуации?

Крушения российского Аэробуса 321 компании Metrojet над Синайским полуостровом это ужаснейшая человеческая трагедия. 224 невинных человека  – в основном молодые туристы из Санкт-Петербурга – погибли в самом расцвете сил. И пока СМИ по всему миру распространяют снимки горюющих родственников, ждущих дальнейших новостей по расследованию, нельзя забывать о жертвах трагедии.

Россия уже объявила о том, что это был террористический акт, почти точно совершенный синайским подразделением ИГИЛ – «Вилаят Синай». И это неудивительно. Несмотря на усилия египетских военных и служб безопасности, синайское подразделение ИГИЛ остается значительной силой на этом негусто населенном полуострове. Учитывая, что всего 20 фунтов стерлингов (примерно 2000 рублей) в виде взятки хватает, чтобы избежать просмотра багаже в аэропорту Шарм Эль-Шейха, несложно поверить, что агент ИГИЛ мог успешно доставить бомбу на борт самолета.

И хотя именно человеческая трагедия имеет здесь первостепенное значение, эта атака поднимает ряд вопросов безопасности и геополитики, которые российские власти, безусловно, должны учесть. Один из этих вопросов заключается в том, как Кремль будет трактовать эту трагедию, учитывая, что ИГИЛ недвусмысленно связало эту атаку с сирийской кампанией президента Путина. С другой стороны, Кремль может подчеркнуть, что это нападение демонстрирует, насколько важна его интервенция в Сирию. Путин может сконцентрировать внимание россиян на том факте, что уже тысячи российских граждан воюют бок о бок с джихадистами в Сирии – поэтому нужно разобраться с ними в Сирии, пока они не вернулись в Россию. Иронично, но лозунг «сражаться с ними там, чтобы не пришлось сражаться с ними здесь» часто использовался Джорджем Бушем-младшим для оправдания войны в Ираке.

Более того, Путин явно хочет использовать интервенцию в Сирии, дабы донести до всех, что Россия вновь стала глобальной державой, с которой нужно считаться. Стратегия «ударить и убежать» вряд ли вписывается в этот образ. Далее, Путин часто пытался донести арабским лидерам, в том числе президенту Египта Фаттаху Ас-Сиси, что на Россию можно положиться как на надежного союзника. Поддерживая Асада – ближайшего союзника России на Ближнем Востоке со времен Холодной Войны – Путин посылает сигнал таким странам как Египет: «в отличие от непостоянных американцев, на нас вы можете рассчитывать».

Путину также предстоит разобраться с внутренними политическими последствиями атак, в особенности после того, как первоначальная реакция Кремля отличалась явным нежеланием признавать возможность террористической атаки. Уже сейчас некоторые россияне обвиняют Путина в этой трагедии. В Санкт-Петербурге недавно были спущены на воду два деревянных гроба с вопросами «За что?» и  «За кого?».  Как пишет в редакционной статье в Ведомостях Максим Трудолюбов: «связь надо перевернуть – это теракт станет причиной участия России в конфликте и Россия в этом конфликте должна идти до конца». Пока россияне еще не показывают массового неодобрения интервенции в Сирии, Кремлю, который остается крайне чувствительным к рейтингам одобрения Путина, остается только следить, чтобы противников сирийской кампании не стало значительно больше в ближайшие недели.

Вопрос второй – будет ли Россия менять свою военную стратегию в Сирии после синайской атаки? Путин может перебросить больше сил на борьбу непосредственно с  ИГИЛ. Действительно, внутренняя политика толкает Путина на увеличение атак по ИГИЛ в ответ на массовое убийство российских граждан. Судя по представленной ниже карте российских бомбардировок Института Изучения войны (ISW), в период с 31 октября по 10 ноября именно это и случилось – сразу после синайской атаки. Россия атаковала ряд целей на территории, контролируемой ИГИЛ, включая «столицу ИГИЛ»  –  Ракку –  Алеппо, произвела несколько ударов по территории рядом с Пальмирой и возможно Дайр эз-Заур. Россия также атаковала позиции недалеко от осажденной авиабазы Куварис, позволив сирийской армии уничтожить большое количество солдат ИГИЛ, прорываясь из оцепления.

Такая же динамика наблюдается и с российскими наземными войсками. Российские военные только что организовали четвертую военную базу в сирийском городе Тияс, недалеко от территорий контролируемых ИГИЛ рядом с Пальмирой.  Даже военные США официально признали, что Россия готовится использовать базу в Тиясе для борьбы с ИГИЛ.

Также очевидно, что Путин полон решимости сохранить режим Асада, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Важно помнить, что российская интервенция не ставит целью восстановить контроль президента Асада над «стабильной и единой» Сирией, но сохранить функционирующее сирийское государство, желательно сохранив российские интересы в Сирии. По этой причине Россия продолжает бомбить объекты не связанные с ИГИЛ, расположенные по периметру территории и контролируемые режимом Асада.

Суммируя, нужно отметить, что вполне вероятно, что Россия будет вкладывать больше сил в борьбу с ИГИЛ, но явно не ценой сохранения правительства в Дамаске.

И последний вопрос, является ли ответственность ИГИЛ за крушение российского самолета причиной, побуждающей Запад работать с Москвой более тесно, по крайней мере, в Сирии? После парижских атак, похоже, что ответ положительный. На следующий день после Парижа, представители США, России и других стран встретились в Москве, чтобы обсудить варианты урегулирования сирийского конфликта. После этого президент Обама встретился с Путиным на саммите G20 в Турции, где два лидера договорились о «политической трансформации под руководством Сирии», с ООН как посредником в перемирии между режимом Асада и оппозицией.

Впервые после аннексии Крыма, наблюдается ряд сигналов, свидетельствующих о потеплении между Россией и Западом. Французский президент Франсуа Олланд уже заявил, что и Россия и Запад – жертвы нападений ИГИЛ – должны объединиться, чтобы победить эту террористическую группу. Идеальный сценарий по Путину – использовать сотрудничество по Сирии, чтобы заставить Запад покончить с экономическими санкциями, наложенными из-за Украины. Хотя говорить об этом преждевременно. Маловероятно, что США обменяют Сирию на Украину. Но вот то, что   европейцы найдут способ смягчить санкционный режим против России, уже не выглядит таким уж неправдоподобным.

Пока россияне оплакивают своих близких, Путин попытается сделать все возможное, чтобы добиться наилучших результатов от пост-синайской политической и военной обстановки.

автор: Джош Коэн, источник: intersectionproject.eu



загрузка...

Читайте також

Коментарі