Страха у нас нет: парижане рассказали о жизни после терактов

Французы еще не отошли от шока, вызванного кровавыми терактами в Париже, которые были совершены в пятницу 13 ноября. Вместе с тем, они пытаются доказать, что жизнь продолжается. Они не прячутся по домам и продолжают сидеть по вечерам в любимых ресторанах. Но сотрудники полиции вынуждены носить бронежилеты с повышенным классом защиты, баллистические шлемы и оружие, а люди понимают, что полицейские не в силах все контролировать, ведь террористом может оказаться любой человек.

Именно поэтому граждане сами присматриваются к подозрительным личностям с большими сумками. Люди понимают, что после январского расстрела в редакции журнала Charlie Hebdo и недавней "пятницы 13-го" в стране возможны новые кровавые теракты. "Апостроф" выяснил, как живут парижане после пятничной трагедии.

Лоик Дёлиль, полицейский из Парижа:

Мы были дома, в своей квартире, которая расположена в западной части пригорода Парижа, с женой сидели и смотрели телевизор, просто переключали каналы, и тут мой коллега сообщил мне в чате Facebook, что нас атакуют террористы. Это было как раз после первых выстрелов в 22:20 (23:20 по Киеву, — "Апостроф"). Мы нашли новости на каком-то канале и узнали об этом ужасе. Мы ждали, что нас вызовут на работу, думали, что в любой момент будут звонить из участка, так и просидели до 5:00 у телевизора. Потом прикорнули часа на три, проснулись с такой тяжелой головой, как будто весь вечер накануне пили. Было очень тяжело осознать случившееся. В субботу я пошел на работу; мои коллеги тоже были в шоке, но никто не был напуган, мы знали, что рано или поздно что-то подобное может случиться. Ведь до этого были и Charlie Hebdo (расстрел в редакции сатирического журнала в январе этого года, — "Апостроф"), и этот человек в поезде (речь об инциденте 21 августа, когда пассажир скоростного поезда Амстердам —Париж открыл огонь по другим пассажирам, — "Апостроф"). Такие камикадзе — это нечто непривычное для нас, поэтому предотвратить подобные теракты тяжело. Сегодня по телеканалам показывают многих людей, которые борются со своим страхом —многие вчера, допустим, несмотря ни на что, шли в рестораны, чтобы таким образом заявить, что они не боятся.

Что касается работы, то у нас активирована система "Вижипират" (национальная система тревожного оповещения об уровне террористической угрозы, — "Апостроф"). Это означает, что мы должны быть еще внимательнее к каким-то подозрительным вещам, нам приходится носить бронежилеты с повышенным классом защиты, баллистические шлемы и оружие. По сути, то же самое было после Charlie, тогда в публичных местах появилось много военных и полиции.

Если говорить о семье, то я бы сказал, что страха у нас нет. Моя трехлетняя дочь Эмма слишком мала для того, чтобы осознать, что произошло, и это к лучшему. Правда, я очень переживаю за свою жену, она тоже служит в муниципальной полиции, но им оружие не выдают. Помните, как в Монруже была убита женщина-полицейский (это случилось в январе 2015 года, когда по полицейским открыл огонь вооруженный автоматической винтовкой мужчина, тогда были ранены двое, а женщина позже скончалась от ранений, —"Апостроф").

Я думаю, в целом правительство все делает правильно, хотя президент Франсуа Олланд слишком часто выступает с обращениями к нации, но в то же время, мне кажется, что он держит ситуацию под контролем. Единственное, с чем я не согласен — это с предложением изменить конституцию. Думаю, это не имеет отношения к безопасности, это просто популизм.

Анна Чесановская, журналист, живет в пригороде Парижа:

В пятницу вечером я со своей семьей была дома. День был пасмурный, нам хотелось просто отдохнуть и посмотреть комедию по телевизору. Посреди фильма, непонятно по какой причине, мне захотелось зайти в интернет. Первое что я увидела, это статус одного из моих друзей, в котором было написано: в Париже теракт, как минимум, 40 жертв. Первая мысль, которая пришла мне в голову — случилась беда, которую мы все давно предчувствовали. Мы все прекрасно знали, что январская трагедия в редакции Charlie Hebdo — это только начало, тем более, что пресса регулярно писала о предотвращенных терактах в разных городах, и в последний год Франция жила под постоянной угрозой нового кровопролития.

Не буду утверждать, что все ведут себя как ни в чем не бывало, поскольку мы еще не отошли от шока. Граждане стали более осторожными и внимательными на улице, в транспорте, в ресторанах. Все присматриваются, проверяют, кто зашел, с подозрением относятся к людям с большими сумками или к лицам, по которым видно, что они исповедуют ислам.

Люди понимают, что полицейские не в силах все контролировать, ведь террористом может оказаться любой. Например, им может быть человек французской национальности, не стоящий на учете в полиции, примерный семьянин, вежливый сосед, хороший коллега. Клише бородатого мусульманина к этим ситуациям не применяется.

Я бы не сказала, что мы чувствуем какой-то особенный страх, во-первых, чему быть, того не миновать, а во-вторых, жить в постоянном страхе просто невозможно. Я думаю, что во Франции теракты еще будут, может, завтра, может, через месяц, год или через два. Все, что мы можем делать в такой ситуации — это продолжать жить своей жизнью.

Рекомендуємо прочитати

Названы вызываемые употреблением водопроводной воды болезни

Британские и американские ученые установили, что употребление в пищу водопроводной воды связано с повышенным риском развития желудочно-кишечных инфекций....

Це може бути цікавим

Стало известно, во сколько обойдется инвесторам гигантская "умная ферма"

Египет и Корейско-Арабское общество (KAS) подписали соглашение о сотрудничестве для создания в североафриканской стране интегрированного сельскохозяйственного го....

загрузка...

Схожі публікації

Дивіться, що пишуть

Чому Путіну може бути вигідним завершення війни на Донбасі

Заява представників влади України про закінчення гарячої стадії війни вже цього року може бути пов'язана з двома речами....