Россия — новый фронт для воинственного ислама

Россия — новый фронт для воинственного ислама

«Сейчас, когда Россия углубляет свое вмешательство в Сирии, она рискует не только увязнуть в военной операции», — утверждает в своей статье в The Washington Post Леон Арон, руководитель программы исследований России в American Enterprise Institute. «Российское вмешательство усугубляет растущую угрозу на ее собственной территории — угрозу, которая способна дестабилизировать всю страну. В России крепнет новое течение радикального ислама, подогреваемое усилиями российских боевиков, которые жаждут совершать теракты в своей стране», — говорится в статье.

Учение фундаменталистов проповедуют российские имамы, оно находит новую аудиторию среди российских уроженцев-мусульман, а также среди центральноазиатских мигрантов в Москве, утверждает автор.

По его мнению, Россия стала новым фронтом на войне с воинственным исламом, но не очень готова дать ему бой.

По данным Арона, сегодня в России проживает 20 млн мусульман, в том числе 6,5 млн мигрантов. Подавляющее большинство — люди мирные, но увеличивается меньшинство, которое принадлежит к течениям салафизма и ваххабизма.

«По некоторым сведениям, имамы, разделяющие взгляды ваххабитов, проповедуют и служат в десятках мечетей Татарстана (всего там более 1 тыс. мечетей). В 1999 году один из сторонников течения Ирек Хамидуллин увлек несколько татарских семей в Афганистан. Эта группа позднее создала «Уйгуро-Булгарский джамаат» (УБД) (ответвление «Аль-Каиды», учрежденное, по слухам, при непосредственном участии Усамы бен Ладена, который воевал с российскими войсками в Афганистане и Пакистане. — The Washington Post) («Аль-Каида» — запрещенная в РФ организация. — Прим. ред.)», — говорится в статье.

«Поощряемый руководством «Аль-Каиды», УБД постарался создать по всей России сеть ячеек. В 2006 году одна такая ячейка была основана в Республике Башкирия. Ее миссия состояла в том, чтобы атаковать ключевую инфраструктуру и правоохранительные органы в регионе», — утверждает автор.

В 2012 году террористы, аффилированные с этой организацией, напали на верховного муфтия Таджикистана и его заместителя.

Кроме того, в России находятся миллионы гастарбайтеров, преимущественно выходцы из мусульманской Центральной Азии.

«Эти люди маргинализированы в культурном и экономическом отношении, они часто становятся жертвами оскорблений, вымогательства, а иногда и расистских нападений», — говорится в статье. Чтобы не потерять человеческое достоинство, некоторые из них обращаются к исламу — вере своих дедов, и кое-кто подпадает под влияние радикальных священнослужителей.

«Международные террористические организации приметили это и начали наращивать свою деятельность в России», — говорится в статье.

Российские власти, по-видимому, осознают опасность. «Но российские спецслужбы привыкли бороться с терроризмом на относительно маленьком, малонаселенном и преимущественно сельском Северном Кавказе. Они не готовы противостоять татарам и башкирам, которые радикализуются, а также недовольным выходцам из Центральной Азии в крупных городах и растущему внедрению ИГИЛ в Россию», — считает автор. Новый джихад охватывает широчайшую географию и в гораздо большей степени действует в городах, террористам проще организовываться и скрываться.

«Путин еще более умножил риск терроризма, когда в Сирии сделал ставку против суннитов, хотя подавляющее большинство российских мусульман — сунниты», — пишет автор, напоминая о призыве имамов-ваххабитов из Саудовской Аравии начать джихад против России, видеообращении ИГИЛ и версии, что российский авиалайнер был взорван.

«Угроза джихада, который охватит всю Россию, теперь очевидна и реальна», — заключает автор.

Источник: The Washington Post, перевод: Инопресса



загрузка...

Читайте також

Коментарі