Кремль начинает новый этап войны на Донбассе

Кремль начинает новый этап войны на Донбассе

О причине активизации боев на Донбассе, плане Кремля для ДНР и ЛНР, том, как Москва попытается легализовать оккупированные территории и новом этапе гибридной войны на востоке Украины, — мнение Дмитрия Орешкина для «Апострофа».

Гибридная война постепенно переходит в сферу документооборота. Уже меньше стреляют. Потому что понятно — серьезно границу сместить нельзя. Сейчас могут быть только провокационные обстрелы для того, чтобы поддерживать напряжение. И они рассматриваются как средство давления для урегулирования каких-то документальных фактов.

Мне кажется, что Кремль видит для себя Донбасс в качестве Приднестровья. И такой сценарий устраивает Кремль, потому что ответственность на нем как бы не лежит, и де-факто он эту территорию юридически как независимое государство не признает. Официально она числится за Украиной, и вся головная боль тоже достается Украине. А реальное политическое влияние сохраняется за Кремлем. В любой момент что-то подогреть, что-то немножко остудить. То есть механизм манипулирования остается у Кремля. Во всяком случае, там так думают, и у них уже есть такой опыт работы с Приднестровьем.

Как именно они будут легализовать в данной ситуации (оккупированный Донбасс, — «Апостроф») — вопрос открытый. Какие-то свои документы выпустят, потом самопровозглашенное и никем не признанное «правительство» Донбасса решит проблему с валютой, скорее всего, там будет рубль ходить, потом уже решат проблему со статусом вооруженных сил, государственных учреждений, институтов. Естественно, их никто не признает. Их даже Россия не признает. Но де-факто они будут взаимодействовать: пенсии будут платиться из российского бюджета, потому что денег в этих республиках не будет. Если речь идет о чем-то более серьезном экономически, например, плате за газ, то будут пытаться повесить это на правительство Украины.

Если дальше курировать ДНР-ЛНР будет Козак (вице-премьер РФ, которого называли новым куратором боевиков вместо помощника Владимира Путина Владислава Суркова, — «Апостроф»), то он — специалист по формированию такого типа документов, которые как бы разграничивают полномочия, при этом не называя вещи своими именами. То есть, для России это — непризнанная территория, но она постарается сделать так, чтобы Украина была вынуждена это принять в каком-то виде. Все как с Приднестровьем, ей-Богу.

Мне кажется, что, по существу, такое развитие событий сейчас выгодно и Украине. Ведь силовой вариант возврата Донбасса маловероятен. Экономически эта территория для Украины выглядит малопривлекательной. Важна эта территория только в идеологически-патриотическом плане: священная украинская земля, политая кровью украинских бойцов. Но это эмоции, а есть еще реальные ресурсы.

Взять сейчас весь Донбасс вплоть до границы с РФ не удастся. Украинская армия научилась воевать. Украинская армия значительно очистилась от агентов Кремля, которые очень мешали воевать в 2014 году, и которые, в общем-то, и позволили отдать Крым. Украина не могла воевать в Крыму, потому что ее вооруженные силы наполовину, а может и больше, смотрели в сторону Кремля.

Сейчас попытка сдвинуть границу ДНР-ЛНР (до админграниц Луганской и Донецкой областей, — «Апостроф») — это такая же эмоция, пустая патриотическая риторика. Мол, мы хотим «восстановить земли»… Но кто же им даст такое сделать? Мало ли чего они хотят.Реальных ресурсов для того, чтобы завоевать, нет. Если только господин Ахметов каким-то образом, по понятиям, не договорится с киевской властью. Но мне такой вариант кажется крайне сомнительным, потому что Порошенко и так с большим трудом сдерживает людей, которые хотели бы продолжить войну. А если он еще отступит от ныне установленной границы, то это для него будет политической смертью. К тому же, граница уже состоялась — она укреплена с обеих сторон, пусть плохо, но налаживается, пограничный обмен. То есть, де-факто появился такой географический феномен, как линия разделения. Ее можно 150 раз не признавать на словах, дезавуировать, но нарушить ее после того, как она уже фактически полгода укрепляется с обеих сторон, слишком дорого стоит.

Сценарий будет вполне тривиальный. Как состоялась линия раздела границы — так она и будет. Можно сколько угодно говорить, что она непризнанная, но де-факто она существует. И обозначена на местности сейчас военными укреплениями. Ни одна сторона, ни другая сейчас отступать или наступать не готовы.

То, что сейчас заметно усилились военные действия, является провокацией. Если сигнал об этом шел из Москвы, это говорит об удлинении переговорных позиций и давлении на Украину. Но не исключено, что это попытка боевиков, которые протестуют против того, что они называют «сливом Донбасса» Путиным. Они демонстрируют самостоятельность политики, укрепляя, опять же, свои переговорные позиции, но уже не с Киевом, а с Москвой. Чтобы не меняли Суркова, например, а оставили его.

Так что это может быть большой игрой со стороны Москвы, направленной на запугивание, а может быть маленькой игрой местных начальников, демонстрирующих своему населению, что они готовы продолжать войну за «освобождение» всего Донбасса. Но это стрельба через границу. Серьезное продвижение войск маловероятно. За этим последуют очень большие потери, в том числе —политические. А вот провокации такого рода будут постоянно.



загрузка...

Читайте також

Коментарі