История с допингом показывает, что Россия прогнила, но не безнадежно

История с допингом показывает, что Россия прогнила, но не безнадежно

«Два открытия вырисовываются на фоне расследования откровенной коррупции и использования допинга в российской атлетике: представление о том, что допинг приемлем, потому что «так делают все», но и готовность некоторых спортсменов, тренеров и технического персонала высказаться, несмотря на атмосферу страха и антизападничества в России», — пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский.

К расследованию, проведенному по заказу Всемирного антидопингового агентства, привел документальный фильм Хайо Зеппельта «Сверхсекретный допинг: как Россия создает своих победителей» («Top Secret Doping: How Russia Creates Its Winners»), показанный немецким телеканалом ARD в прошлом году, отмечает автор. Его разоблачения в России были самыми масштабными благодаря помощи Виталия и Юлии Степановых — бывшего сотрудника службы допингового контроля и бегуньи на 800 метров топ-уровня — разоблачивших российскую допинговую систему государственного масштаба, напоминает автор.

«Существование этой системы не шокирует того, кто знаком с элитными видами спорта, особенно с практиками бывших коммунистических стран», — продолжает Бершидский. Более ранние расследования Зеппельта были посвящены допинговой машине ГДР, знаменитой своим «созданием» чемпионов, которые так и не были изобличены.

В книге 1999 года «Умереть, но победить» («Dying to Win») Барри Хулиэйн процитировал доклад австралийского правительства о московской Олимпиаде-1980, которую бойкотировали почти все западные страны: «Вряд ли найдется призер московских Игр, тем более обладатель золотой медали, который не сидит на одном или другом препарате — обычно на нескольких. Московские Игры можно с таким же успехом назвать Играми Фармацевтов».

«Не было причины для того, чтобы эта система прекратила свое существование вместе с Советским Союзом: зависимость постсоветских авторитарных режимов от спортивных успехов была такой, как будто они обосновывали свои методы управления новыми государствами», — пишет Бершидский.

В течение многих десятилетий советские и постсоветские спортсмены принимают допинг по инициативе тренеров и врачей, потому что их страны должны побеждать — а в последнее время также потому, что победа означает заработок, говорится в статье.

«Большинство сфер современной постсоветской и в особенности российской жизни, которые как-то связаны с «государственными интересами» и бюджетными средствами, точно так же коррумпированы. Если бы было дозволено провести независимое расследование относительно российской системы госзакупок, военно-промышленного комплекса, государственных энергетических компаний или «общественных движений», поддерживающих президента Путина, то выводы почти наверняка походили бы на то, что подробно изложено в докладе антидопингового агентства», — рассуждает журналист.

Конечно, требуется находить осведомителей, а Россия известна жестокостью репрессивных органов, но некоторые инсайдеры готовы отринуть страх репрессий — так им надоели нечестность и несправедливость. «Российское общество, возможно, все больше и больше прогнивает, но везде найдутся люди, которые хотели бы побороть коррупцию», — убежден автор.

Возвращаясь к отчету WADA, Бершидский пишет, что он не имеет юридической силы и рекомендации, например, запретить всей российской легкоатлетической сборной участвовать в Олимпиаде в Рио, не являются обязательными. «Тем не менее, нет никаких шансов, что IAAF снимет Россию с крючка, тем более что экс-глава IAAF Ламин Диак находится под следствием по обвинению в том, что прикрывал российский допинг», — говорится в статье.

По мнению Бершидского, единственными конструктивными мерами для России — и, возможно, единственным способом избежать полного запрета для ее легкоатлетов, включая «чистых», принимать участие в соревнованиях — является политика абсолютной нетерпимости к допингу, и не только в легкой атлетике. «Хотя, конечно, это скажется на медальном зачете в Рио и уменьшит доходы некоторых спортсменов», — отмечает он.

«Российские чиновники должны понимать, что критика в ответ на критику не предотвращает расследования, а копирование худших практик других позволяет завоевывать медали, но потом их могут отнять», — заключает автор.

Источник: BloombergView, источник: Инопресса



загрузка...

Читайте також

Коментарі