Европейская солидарность с Россией — возврат к “Business as usual”?

Европейская солидарность с Россией — возврат к “Business as usual”?

Несмотря на то, что Крым и большая часть Донбасса остаются под контролем России, когда дело касается отношений с российским бизнесом, европейские компании хотели бы уже сейчас вернуться к штатному режиму работы (business as usual). Наглядным примером является Газпром и его проект «Северный поток – 2», который также пользуется и политической поддержкой.

Проект «Северный поток – 2» предполагает строительство третьей и четвертой ниток газопровода из России в Германию через Балтийское море общей мощностью в 55 млрд кубометров газа в год, удваивая мощность уже действующего «Северного потока». Ответственность за строительство газопровода возложена на совместную проектную компанию New European Pipeline AG, переименованную в Nord Stream-2. Ее акционерами являются: Газпром (с долей в 51%), немецкие E.On (10%) и BASF/Wintershall (10%), нидерландско-британская Shell (10%), австрийская OMV (10%) и французская Engie (9%). Консорциум уже подал заявку на подключение новых трубопроводов к инфраструктуре Европейского союза. Немцы и вовлеченные в сделку компании утверждают, что это обычная коммерческая сделка. Другого мнения придерживаются политики из Центральной и Восточной Европы, в частности президент Польши и премьер-министр Словакии. Они считают, что «Северный поток – 2» наносит еще один удар по интересам стран региона и энергетической политике Европейской комиссии.

Оправдать проект можно верой немецкой BASF в то, что Германия превратится в рынок для последующего распределения российского газа в Европе. Новый хаб для поставок с Востока это и есть то видение, которое оправдывает складывающийся симбиоз немецких и российских компаний, инвестирующих в газовую инфраструктуру, о котором подробнее я расскажу чуть позднее. Таким образом, проект является политическим и несовместим с энергетической политикой Европейской комиссии, направленной на снижение зависимости от поставок газа из России. Это также подрывает принципы права ЕС, которое выступает против создания монополий. Развитие «Северного потока – 2» будет означать, что Газпром будет пользоваться в Европе особыми привилегиями, которые закрыты, например, для американской компании Microsoft. Кроме того, Брюссель до сих пор заявляет, что он намерен стабилизировать транзит газа через территорию Украины, который обеспечивает регулярный доход бюджету страны, эквивалентный примерно 7% ВВП. Такова была цель арбитражных переговоров между Газпромом и Нафтогазом относительно «зимнего пакета», которые завершились заключением соглашения по обеспечению зимних поставок на Украину и через ее территорию. Следовательно, «Северный поток – 2» – это экономический проект с далеко идущими политическими последствиями. С высокой степенью уверенности необходимо отметить, что Россия использует надежды западных европейцев получить экономическую выгоду для достижения своих политических целей. Именно такая логика стоит за деятельностью Газпрома, о чем я подробнее писал в предыдущем материале для Intersection Project.

Не дожидаясь, пока Брюссель изменит свое решение, Газпром уже подготавливает себе место на европейском рынке для новых поставок. Он уже произвел обмен активами с немецкой компанией BASF. Компании планируют завершить сделку к концу 2015 года. Она была согласована и утверждена Европейской комиссией еще в декабре 2013 года, но по политическим причинам не была реализована в 2014 году. В соответствии с соглашением, компания Wintershall – дочернее предприятие BASF – передаст Газпрому осуществлявшееся ею прежде газораспределение, а также бизнес по хранению газа в Германии. Эта торгующая газом компания занимает 20% газового рынка Германии.

Помимо транспортной сети, Газпром берет на себя руководство (в качестве акционера, владеющего 100% акций, и владельца) газохранилищами, которые до сих пор принадлежали компании Wintershall. В том числе это касается и находящегося вблизи Бремена крупнейшего в Европе хранилища газа Реден мощностью в 4,4 млрд кубометров. Помимо этого, россияне также получают доли в двух небольших хранилищах: в Йемгуме в Нижней Саксонии и в австрийском Хайдахе, мощность которого составляет 2,6 млрд кубометров. Соглашение также предусматривает приобретение половины акций Wingas, WIEH и WIEE, а также крупного оператора ПХГ – Astora. В свою очередь, Wintershall получит долю в принадлежащем Газпрому Уренгойском газовом месторождении.

Газпром обсуждает поставки с операторами из стран Бенилюкса, развивает сеть АГЗС в Центральной и Восточной Европе и стимулирует увеличение использования газа в генерации электроэнергии и в транспортной отрасли. С другой стороны, европейские компании и политики из Западной Европы толпятся вокруг Газпрома. Engie, OMV, BASF и другие компании рассматривают Газпром как надежного и долгосрочного поставщика. Таким образом, они подрывают политику Европейской комиссии, которая предусматривает диверсификацию поставок газа в Европейский Союз и уменьшение зависимости от импорта из России.

Президент России Владимир Путин говорит о проекте с исключительно коммерческой ориентацией. Он утверждает, что основная цель – удовлетворить спрос на энергоресурсы преимущественно в странах Северной Европы, учитывая, что уровень добычи в Великобритании и Норвегии снижается, а также потому, что потребление в этой части Европы растет. Путин уверен, что этот проект не направлен на снижение чьей-либо роли в транзите. Подобные упреки он называет «политическими спекуляциями». Канцлер Меркель рассуждает в подобном ключе. Она  признает, что Европейский Союз принял ряд мер по диверсификации рынка энергоресурсов, но утверждает, что поставщикам газа из России можно доверять, так как Россия, по ее мнению, надёжный поставщик. По словам Меркель, «Северный поток – 2» не является фактором риска. Вице-канцлер Зигмар Габриэль постоянно встречается с представителями Газпрома, обсуждая условия и перспективы совместных действий на европейском газовом рынке. За месяц до подписания соглашения по расширению мощностей Северного Потока, Габриэль встречался с Алексеем Миллером, после чего заявил о необходимости искать пути новых, прямых каналов поставки газа из России в Европу. А 8 октября он принял участие в заседании рабочей группы вместе с представителями Газпрома в Берлине.

Европейский ответ проекту Газпрома это личный успех Владимира Путина, который в очередной раз разделяет и властвует над Старым Светом. Он доказал, что Германия и другие страны, поддерживающие проект «Северный поток – 2», используют двойные стандарты: они требуют европейской солидарности по вопросам климата и миграционной политики, в то время как в вопросах энергетической политики, а именно поставках газа, подрывают консенсус, выработанный Европейской Комиссией. Энергетическая стратегия Европейского Союза включает в себя такие элементы как софинансирование инфраструктурных проектов и стандартизация газовых контрактов, что является наиболее важными пунктами польской концепции Энергетического Союза. Также в этой стратегии содержатся меры, отвергающие доминирующее положение Газпрома в Центральной и Восточной Европе, равно как и меры, гарантирующие участие Европейской Комиссии в газовых переговорах.

Теме не менее, сторонники «Северного потока – 2» выражают солидарность со своими друзьями из России. Более того, они могут попробовать снять с России санкции уже в январе 2016 года. Такой ход событий может стать вероятным из-за относительного спокойствия на украинском фронте, а также возрастающей напряженности на Ближнем Востоке. Такое вероломство, безусловно, ударит по всему европейскому сообществу. Существуют два варианта реакции Центрально-Восточной Европы. Первый – страны региона с еще большей решимостью продолжат интеграцию, соглашаясь отдать свои полномочия в вопросах энергетики Европейской Комиссии, что фактически было изложено бывшим премьер-министром Польши Дональдом Туском в форме концепции Энергетического Союза. Второй – немецкий подход энергетического партикуляризма возобладает, что уже сегодня иллюстрируется политикой премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, который против воли Брюсселя, поддержал сначала Южный поток, затем Турецкий Поток, а также согласился с расширением АЭС «Пакш» усилиями Росатома в обмен на кредиты и газ со скидкой. Если больше стран выберут путь сепаратизма, Европейский Союз рискует столкнуться с разрушением общей политики не только в энергетическом секторе, но и в других областях, в том числе и в вопросе миграционной политики. Эффект домино остановить будет практически невозможно.

Европейская Комиссия – это последний бастион общей энергетической политики в газовом секторе. Ее представители во главе с вице-президентом Энергетического Союза Марошем Шефчовичем последовательно выступают за газовый транзит через Украину и проекты, направленные на уменьшение энергетической зависимости от России. Тем не менее, их политика ослабляется действиями стран, которые неофициально поддерживают проект «Северный Поток – 2». Их сотрудничество с Россией разрушает доверие к европейским институтам, так как доказывает, что европейские институты могут влиять на принятие решений, только если это не вредит интересам самых крупных членов Союза. Похоже, что общая энергетическая политика работает лучше всего только за счет самых слабых, например, как в случае с амбициозной климатической программой, продвигаемой Германией. Так как страны Центральной и Восточной Европы согласились снизить уровень выбросов углекислых газов, что не может не вредить их промышленности, пора бы странам Западной Европы  дать что-то взамен. Например, соблюдать европейское право, когда речь идет о Газпроме, который не должен рассчитывать ни на какие преференции. Пора бы уже закончить антитрастовое расследование Газпрома, и обеспечить соблюдение европейских законов этой компанией – это, безусловно, вернуло бы доверие европейскому сообществу. Надзор Европейской Комиссии за газовыми контрактами также не помешал бы этой цели. Более того, такая европейская политика стала бы хорошим стимулом к модернизации российского газового сектора, который, по словам Москвы, должен быть либерализован. Если европейская солидарность выживет, то никакого возвращения к business as usual с Россией ждать не стоит, особенно в газовом секторе.

Автор: Войцех Якубик, источник: intersectionproject.eu



загрузка...

Читайте також

Коментарі