Мужчина за стеклянной перегородкой гладко выбрит, на нем черный костюм в полоску. Похоже, у него хорошее настроение, он уверен в себе. На вопрос, что он делал на востоке Украины, с улыбкой отвечает: «Мимо проходил».

Признание под вопросом

Эта сцена произошла в начале ноября в Голосеевском районном суде Киева. Многие украинцы помнят этого мужчину другим: с густой бородой, на больничной кровати, с раненой правой рукой, слабым и подавленным. Его зовут Евгений Ерофеев. Примерно полгода назад украинские военные взяли тридцатилетнего россиянина в плен во время боев на востоке страны.

На допросе Ерофеев сказал, что он — капитан российского спецназа из Тольятти. Сегодня он говорит, что те показания были даны «под давлением». От какой части показаний он отказывается, в короткой беседе с прессой Ерофеев не уточнил. Во вторник, 10 ноября, в Киеве начинается рассмотрение по существу дела против Евгения Ерофеева и 28-летнего сержанта Александра Александрова, который был задержан вместе с ним. Александров также говорит, что признался под давлением со стороны прокуратуры.

Для Виктора Николюка это звучит, наверняка, странно. Украинский полковник лично брал в плен россиян 16 мая возле городка Счастье на линии размежевания с самопровозглашенной «Луганской народной республикой». Во время рутинной проверки завязался бой, во время которого погиб украинский военный, рассказал Николюк DW. Отправившись на поиски нападавших, он вместе со своими бойцами нашел в кустах раненых российских военных. «Мы русские, 3-я бригада спецназа, выносите нас», — передает Николюк слова Александрова.

Иск о статусе военнопленных

Ерофеев и Александров были доставлены в Киев и прооперированы. Теперь они — на скамье подсудимых. Прокуратура, среди прочего, обвиняет их в «участии и осуществлении агрессивной войны против Украины» и терроризме. Им грозит длительный срок или пожизненное заключение.

За несколько дней до начала процесса оба подали иски с просьбой предоставить им статус военнопленных. При этом адвокат Александрова ссылается на Женевские конвенции от 1949 года. «Военнопленных вообще не могут судить», — заявил адвокат после одного судебного заседания.

Эксперт по международному праву Герд Ханкель (Gerd Hankel) не согласен с таким утверждением. «Поскольку войны между Украиной и Россией нет, многое указывает на то, что в классическом понимании они (Ерофеев и Александров. — Ред.) не являются военнопленными», — сказал DW эксперт Гамбургского института социальных исследований. Ханкель говорит, что российские военные подпадают под действие дополнительного протокола к Женевским конвенциям, в котором речь идет о «восстании против центральных властей». С пленными в таком конфликте «следует обращаться по-человечески», говорит эксперт, но судить их за «особые преступления» конвенция не запрещает.

Прецедент для украинской юстиции

Для Украины этот процесс кажется особенно важным — впервые с начала войны на скамье подсудимых оказались российские офицеры. Украина и Запад давно обвиняют Россию в поддержке пророссийских сепаратистов оружием и военными. Россия отрицает военное участие в конфликте на востоке Украины.

Раньше Украина уже брала в плен российских военных в зоне боевых действий, но быстро обменивала их на своих солдат, находящихся в плену у сепаратистов. Самый известный случай произошел больше года назад, когда в конце августа 2014 года были обменяны девять российских десантников. Президент России Владимир Путин тогда сказал, что они заблудились во время учений на границе.

Россия держит дистанцию

В случае с Ерофеевым и Александровым Москва ведет себя иначе и держит дистанцию. Оба — бывшие военные, которые уволились в декабре 2014 года, сообщило министерство обороны России. Это подтвердили в интервью российским СМИ и некоторые родственники. Сепаратисты в самопровозглашенной «ЛНР» утверждают, что Ерофеев и Александров — российские наемники, участники «народной милиции».

Особенно в первые дни плена создавалось впечатление, что Россия «бросила своих». Представитель российского посольства не приходил несколько недель, сокрушался в одном из интервью Ерофеев. Позднее Москва утверждала, что Киев не давал доступа. В любом случае — президент Путин ни разу не упомянул фамилии задержанных на Украине российских военных публично. Также в российских СМИ нет кампании в их поддержку и с требованием освобождения.

Обмен после приговора?

Это сильно контрастирует с тем, как ведет себя Украина в деле кадровой украинской военной Надежды Савченко, сражавшейся против пророссийских сепаратистов. Процесс против нее сейчас идет в России. И украинский президент Петр Порошенко, и другие политики постоянно требуют ее освобождения.

По сообщениям СМИ, Украина хотела предложить России обмен: Ерофеева и Александрова на Савченко и украинского кинорежиссера Олега Сенцова, приговоренного в России к длительному сроку заключения. Официально такое предложение не было подтверждено. Многие наблюдатели считают, что такой обмен возможен после вынесения приговоров. Виктор Николюк также выступает за такой обмен. «Их нужно возвращать на родину, менять на наших, например, на Надежду Савченко», — считает украинский офицер, взявший в плен россиян.

Источник: DW.com



загрузка...

Читайте також

Коментарі