Крот в Кремле. Кто копает под Путина

Крот в Кремле. Кто копает под Путина

Не народ, а именно элита духовно окормила своими фантазмами и комплексами российского президента, а теперь пытается пойти на попятную.

Я обнаружил еще одного «крота» на вершинах российской власти. И какого! Мой до недавнего времени самый ценный источник, господин школьный учитель, сознательно позиционирует себя исключительно как медиакрот, эдакая птичка божия, порхающая в качестве собеседника с одного пира Всеблагих на другой и в минуты роковые за наперсточком виски подбирающая крошки ценной информации, чтобы, вернувшись в насиженное гнездышко, распустить перышки и поделиться со слушателями и слушательницами упоительной атмосферой наркотической близости с сильными мира сего, — пишет Андрей Пионтковский для Радио Свобода.

Мухи, знаете ли, отдельно, а котлеты отдельно. Будущие Риббентропы и Штрайхеры должны сидеть на одной скамейке, а господа независимые журналисты, на всякий случай, на другой. Особенно в наше непростое время, когда Всеблагие, как уверяют нас инсайдеры, бухают в своем бункере сутками.

Федор Л. – птица совершенно другого полета. Это крот-концептуалист, не просто старательно фиксирующий атмосферу пиров местечковых Валтасаров, но и в меру своих сил и прогрессистских убеждений пытающийся ее инициативно формировать и облагораживать. Впервые я обратил на него внимание в апреле, когда в рамках активного мероприятия он выкатил на западную аудиторию первое откровенное признание Кремлем провала украинской авантюры и проект сделки с Западом, спасающей, как ему казалось, лицо пахана Всеблагих, – статью Putin Wants Peaceful Coexistence with the West.

Тогда я ошибся, сильно его недооценив. Советский журналист Виктор Луи был банальным агентом КГБ, дисциплинированно исполнявшим нехитрые особые поручения. Федор же Л. мнит себя одним из криэйторов российской внешней политики, лицом, приближенным к дипломату мирового класса, виртуозно владеющему профессиональным мастерством, которое при отсутствии четкого целеполагания превращается в искусство ради искусства. Изысканный комплимент, который мог бы украсить заключительную речь защитника Риббентропа на Нюрнбергском процессе, и в то же время исполненный высокой гражданственности недвусмысленный упрек Тому, кто по Конституции РФ как бы обеспечивает четкое целеполагание российской внешней политики.

В своей апрельской длинной телеграмме Федор Л. очень деликатно и тактично пытался вложить в уста Голубя с железными крыльями свое и своего круга умеренно имперское понимание внешнеполитических задач: «крымнаш», сохранение позиций в Донбассе, никаких новых военных авантюр («опасно и слишком дорого») и, самое главное, – мирное сосуществование с Западом. Узнаю его руку и в мелькнувшей позднее вишенке на неоперезагрузочном тортике: антигитлеровская коалиция – недооцененный Железным Голубем мем.

Прошло всего полгода, и октябрьская депеша «Чего мы хотим: зачем России нужна военная операция в Сирии?», транслирующая настроения значительной части истеблишмента, воспринимается уже как манифест на грани верхушечного бунта на коленях. Прежде всего Федор намного более резко, чем в тексте Putin Wants, оценивает украинскую авантюру хорошего Гитлера и ее идеологическое обеспечение:

«Русский мир» был воспринят как возрождение идеологической повестки дня во внешней политике, которая должна была зафиксировать Россию на более высоком уровне иерархии. Быстро выяснилось, что эта доктрина, действенная внутри страны, вовне России возможности не расширяет, а ограничивает. По существу, «Русский мир» антиглобален. Он очерчивает определенный ареал, а увлечь кого-либо еще этой идеей невозможно, она заведомо не интересует никого, кроме русских. В результате украинский конфликт, который начинался под разговоры о том, что России надоело терпеть западное доминирование, и она бросает вызов устоям, привел на политическую периферию».

Крепок, как дуб задним умом, Председатель Совета по внешней и оборонной политике РФ. Цены бы не было его беспощадным оценкам и мудрым предостережениям полтора года назад, после произнесения в Кремле знаменитой речи вождя о разделенном народе. И немало человеческих жизней было бы спасено. И не пришлось бы сегодня задавать вопрос «Чего же мы хотим в Сирии?» Но самого главного г-н председатель не понял до сих пор: химеры «Русского мира» и «Новороссии» провалились прежде всего потому, что они были отвергнуты подавляющим большинством русских людей как в Украине, так и в самой России. Не оказались они очень действенными внутри страны. К чести российского народа, он доказал, что гораздо меньше поражен вирусом имперско-патриотического бешенства, чем его вороватая «элита».

Не народ, не мифический «Уралвагонзавод», а именно эта страдающая маниакально-депрессивным синдромом «элита» духовно окормила своими фантазмами и комплексами того субъекта, о котором говорил в недавнем эссе поэт и культуролог Алексей Широпаев: «Путин – абсолютно мамлеевский тип, и внешность его соответствующая. Его рассуждения о «сакральном Крыме» – абсолютно мамлеевские. Представьте себе Путина в майке на общей кухне, а лучше – тихим, безликим обитателем коммуналки, время от времени что-то бормочущим о традиционных ценностях, глухо разговаривающим за закрытой дверью своей комнатки с некими сущностями. А потом однажды приходят менты и выясняется, что парень-то – серийный маньяк».

Яйцеголовые арбатовы и лукьяновы, тренины и карагановы, лукины и юргенсы своей четвертьвековой титанической борьбой против «расширения НАТО» и за «доминирование на постсоветском пространстве» породили этого приблатненного субъекта в майке, как Иван Карамазов взрастил Смердякова. Они так и не поняли, что они никому не нужны со своим доминированием на постсоветском пространстве, и что это не НАТО приближается к нам, а соседние народы и государства в ужасе разбегаются от нас, нашей вежливой духовности и камуфляжной всемирной отзывчивости. А теперь они в смятении задают себе вопрос «Что мы (то есть они и человек в майке) хотим в Сирии?» И признаются себе, что не знают ответа. Признаются, но все равно дружно продолжают жевать тошнотворную «геополитическую» жвачку: «Ближний Восток – наш шаг к возвращению на глобальную арену. Кремль верно оценил, что Сирия – единственный серьезный актив, которым он обладает, ключ ко всем тамошним процессам. Риск действительно велик, хотя и есть шанс закрепиться». Назло надменному пиндосу, добавлю я.

Это до какого же маразма должна была дойти внешняя политика Кремля, чтобы единственным ее активом остался военный союз с сирийским мясником и террористами «Хезболлы» и «Корпуса стражей исламской революции».

Не к случайному собутыльнику, а к небесам вечно проклинаемого и вечно притягательного Запада обращают бухающие в бункере свой экзистенциальный русский вопрос: «А ты меня уважаешь?» И снова нет ответа.

И придут менты (Иванов, Шойгу, Патрушев, Рогозин), как Всадники Апокалипсиса, и во исполнение последнего судьбоносного решения Совета безопасности РФ по инвентаризации индивидуальных средств защиты граждан вручат каждому из нас лично от Отца в майке четыре индивидуальных комплекта защиты от химического, биологического, радиологического и теплового поражения. Так отзовется пророческое слово Алексея Широпаева. Оказался наш Отец не Отцом, а суперсерийным глобальным маньяком.

источник: Новое время



загрузка...

Читайте також

Коментарі