Наследники «русской весны»: маргиналы-политики, хулиганы-патриоты — кто они?

Наследники «русской весны»: маргиналы-политики, хулиганы-патриоты — кто они?

«Русская весна», которая еще полтора года назад выглядела мощной волной, всколыхнувшей наше общество, ушла в небытие, оставив после себя на политическом ландшафте немало грязи. Главной движущей силой была истеричная телевизионная пропаганда, которая направлена не только на обработку пассивного большинства, но и на разного рода пассионарные элементы.

Гибридной войне было нужно пушечное мясо: и в окопах под Луганском и Донецком, и на улицах российских городов. Конечно, маргинальные политические объединения патриотически-имперской направленности существовали в России и раньше, но тут они получили трибуну, медийное представительство и, как им самим кажется, возможность самовыражения, не ограниченную нормами морали и закона.

Но сейчас градус пропаганды резко упал, повестка переориентирована с борьбы с «фашистами» на противостояние с мировым терроризмом, причем в этой битве Запад если и не союзник, то уж точно не враг. На фоне новой повестки «акции прямого действия» на низовом уровне уже не выглядят как органичная часть государственной политики. И отношение со стороны властей, в том числе правоохранительных органов, по отношению к ним медленно, но меняется.

Так, недавно «православный» активист Цорионов (Энтео) получил-таки административный арест за погром, учиненный на выставке в Манеже. Мягкость наказания тут не должна уводить в сторону от главного — оно все-таки состоялось. Ревнителям благочестия и ура-патриотизма предлагаются более мягкие, хотя и не менее отвратительные формы участия в «политической борьбе». Например, донос, по самому громкому из которых была помещена под домашний арест директор Библиотеки украинской литературы.

В числе немногих, кто, видимо, не почувствовал изменения розы политических ветров, — наиболее маргинальные объединения вроде «Национально-освободительного движения» (НОД) и еще более карикатурного SERB. Активисты последнего, долгое время пытавшиеся стать известными благодаря «мемориальной войне» на месте убийства Бориса Немцова, недавно на ступеньках Исторического музея, то есть практически на Красной площади,напали на 75-летнего Владимира Ионова, стоявшего в одиночном пикете с «антипутинским» плакатом. «Сербовцы» облили лицо пожилого человека зеленой жидкостью и обсыпали его белым порошком. Врачи диагностировали у Ионова ожог глаза.

 Артистичная натура

Что же представляет собой SERB и его фронтмент Игорь Бекетов, более известный как Гоша Тарасевич?

Уже само название «Русское освободительное движение South East Radical Block» отражает степень разрухи в головах его сторонников. Оно возникло вовсе не в России, а в Днепропетровске в марте 2014 года в числе несчетного количества «антимайданов», которые финансировались частично местными элитами, обеспокоенными сменой власти в Киеве, а частично российскими товарищами, грезившими об экспорте «Русской весны». После прихода к руководству Днепропетровской области команды Игоря Коломойского, предпочитающего, как известно, жесткие методы, SERB покинул юго-восток Украины, решив проявлять собственную радикальность не в Донецке или Луганске, где, казалось бы, были самые подходящие для борьбы с «хунтой» условия, а в Москве.

При этом Бекетов-Тарасевич приехал покорять ее задолго до Майдана, еще в 2012 году, успев за это время сыграть несколько эпизодических ролей в сериалах. То есть оснований позиционировать себя борцом за идеи «Русского мира» у него не было.

Мы связались с Бекетовым-Тарасевичем, чтобы понять, почему не отправился добровольцем или волонтером в «ЛНР-ДНР», а занялся политической деятельностью в другой стране. Вот что он ответил через соцсеть «ВКонтакте»: «А кто вам сказал, что я там не был и не бываю? Не все афишируется просто».

Очевидно, эта сторона деятельности SERB настолько законспирирована, что о ней ничего не известно представителям «спецслужб» непризнанных республик, опрошенных «Новой». Некоторые из них отметили, что настоятельно рекомендовали бы Тарасевичу никогда не приезжать в Донецк или в Луганск.

Правда, по данным «Новой», в родной Днепропетровск он все же выезжал и благополучно вернулся в Россию, несмотря на пристальный интерес СБУ.

Впрочем, и в России политическая деятельность иностранных граждан с некоторых пор не особо приветствуется. Отвечая на наши вопросы, Тарасевич подчеркнул, что в нападении на Ионова он непосредственно не участвовал, это были «граждане России».

Это, впрочем, никак не влияет на возможные юридические последствия акции на Красной площади. Как сказал «Новой» Вадим Прохоров, адвокат семьи Немцова, «с точки зрения статьи 213 УК РФ важно применение насилия по идеологическим, политическим и прочим мотивам, причем не так важно, было ли оно опасным для здоровья или нет. Но уж точно оно совершается не на бытовой почве в процессе распития спиртных напитков, как это зачастую бывает, а именно по политическим и идеологическим мотивам».

При этом Прохоров считает необходимым сдержанно относиться к возможностям применения «антиэкстремистских» статей УК, например 282-й, учитывая, что представители оппозиции, в том числе либерального крыла, сами ее неоднократно критиковали.

Жестко оценивают деятельность SERB и лояльные действующей власти общественные деятели. Например, член Совета по правам человека Александр Брод сказал «Новой»: «То, что они напали на пожилого человека, который выходит с одиночными пикетами, — это, конечно, позор, и здесь должны разбираться правоохранительные органы. Я не сторонник политизированных молодежных движении типа «Наши», «Идущие вместе» и так далее, которых спускают с поводка, когда нужно решить политическую задачу по устранению политических оппонентов». Георгий Федоров, входящий в руководство Координационного штаба помощи населению Украины при Общественной палате РФ (помимо гуманитарной составляющей, занимается подачей исков в международные структуры против нынешних киевских властей. — Ред.), уверен, что «любая противоправная деятельность на территории Российской Федерации любых иностранных граждан должна быть либо пресечена, либо должна каким-то образом регламентироваться, совпадает она с политическими предпочтениями большинства или нет. Если организация занимается околополитической деятельностью, например, кого-то избивает, правоохранительные органы должны проверить законность ее деятельности».

Ранее от деятельности SERB публично открестилась даже такая организация, как российский «Антимайдан».


Хирург, один из создателей «Антимайдана». Фото: Евгений Фельдман / «Новая газета»

Случайные попутчики

То есть у Гоши Тарасевича, кроме горстки единомышленников, фактически нет союзников ни в одной части политического спектра, как в России, так и на Украине. Тем не менее заSERB закрепилась репутация организации «околокремлевской» и потому пользующейся неким «иммунитетом». Почему?

«Я думаю, что это попутчики, временные союзники власти, — рассуждает депутат Дмитрий Гудков, который в публичном пространстве борется с SERB с начала «мемориальной войны». — Подобные группы часто не получают указания от власти, а делают что-то по собственной инициативе. Например, есть еще движение НОД, которое нападает на активистов в Нижнем Новгороде, в том числе пытаются срывать мои встречи с избирателями. Я думаю, тут опасная для власти история, потому что эти люди в принципе неуправляемы. С ними можно договориться только в тех случаях, когда совпадают временные интересы, когда есть деньги на то, чтобы все эти истории поддерживать. Но в какой-то момент все эти радикальные группировки могут выступить и против власти. Например, показателен случай с Гиркиным, который заявил, что будет создавать партию, оппозиционную Путину. Это говорит о переменах в настроениях людей, взращенных нашей пропагандой».

Вадим Прохоров указывает на то, что решения о пресечении или потворствовании деятельности активистов типа Тарасевича могут не спускаться «сверху», а интуитивно приниматься на низовом уровне: «Когда-то это замыкалось на господине Суркове. Сейчас внутренняя кухня Кремля мне не особо понятна, но хочу сказать, что все правоприменители, включая рядовых полицейских, прокуроров нижнего звена, и без специальных указаний прекрасно понимают, кто является сторонником режима, а кто — нет. Я думаю, что здесь не нужно даже излишней конспирологии, как раз в том-то и дело, что для нормального правоприменения нужны специальные звонки».

Председатель партии «Яблоко» Сергей Митрохин предлагает обратить внимание еще на один важный аспект, психологический: «Я не считаю, что это марионетки в чистом виде. Это своего рода энтузиасты, люди с очень тяжелой психикой, исковерканной разными обстоятельствами жизни. В разное время они либо совпадают с целями власти в своей маргинальной активности, либо против власти настроены. Это такой маргинальный тип, это называется аномией в социологии — потеря ценностных ориентиров».

В поисках гранта

Между SERB и прочими НОД, с одной стороны, и всевозможными «Нашими», «Идущими вместе» и мгеровцами — с другой, есть существенная разница. Прежние поколения «младопатриотов», в том числе проявлявшие себя в различных уличных акциях, изначально создавались при определенных политических структурах, их связь с властью не просто не скрывалась, а максимально акцентировалась. Важнейшим элементом, с помощью которого осуществлялся контроль, были деньги: как частные, но при этом добровольно-принудительные пожертвования, так и прямая государственная поддержка через грантовые механизмы. На наш вопрос, получало ли движение SERB раньше финансовую поддержку от государства и намерено ли рассчитывать на нее в будущем, Бекетов-Тарасевич ответил отрицательно: «Нас никто не финансирует. Сами скидываемся».

Александр Брод также не обладает данными о возможном государственном финансировании SERB или НОД. Георгий Федоров же обращает внимание на то, что если «Антимайдан», к примеру, как организация и не получал грантов, то входящие в него «Ночные волки» не обделены государственным финансированием. При этом Георгий Федоров делает акцент на том, что к деятельности «Антимайдана» он относится негативно с момента его создания.

Организации, подобные SERB, и не требуют значительного бюджетного финансирования. А деньги на разовые акции могут поступать по теневым каналам. Источники «Новой» предполагают в частности, что к финансированию различных проектов «Русского мира» могли иметь отношение землячества восточных регионов Украины. Впрочем, данных, прямо подтверждающих их связь с SERB, у нас нет.

А вот связка между НОД и SERB выглядит более вероятной. Все опрошенные нами источники, имевшие непосредственное отношение к событиям на востоке Украины, утверждают, что «Тарасевич качает нодовские деньги».

Непосредственно «Национально-освободительное движение» государственную поддержку не получает. Однако его лидер, депутат Госдумы Евгений Федоров, согласно данным ЕГРЮЛ, входит в состав учредителей РОД «Свободная Русь». Как сообщает официальный сайт Конкурса государственной поддержки ННО, проект «Свободной Руси», «Разработка защитных механизмов и средств противодействия осуществлению цветных революций» в 2014 году получил 7,5 миллиона рублей по линии РОО «Институт проблем гражданского общества».

Если так, то Тарасевич вполне мог бы рассчитывать на часть бюджета по борьбе с «оранжевой заразой».

Расходный материал

Можно вспомнить, что во второй половине 2010-х наряду с публичными проектами вроде «Наших» определенные политические задачи делегировались и неформальным объединениям, поначалу футбольным фанатам, а затем и националистическим группировкам. Все мы хорошо помним, к чему это привело: правоохранителям и спецслужбам пришлось немало поработать, чтобы уничтожить искусственно созданную опухоль. Возможно, «имперских православных патриотов» в недалеком будущем ждет та же судьба, особенно если они будут заигрывать с темой собственной «оппозиционности».

«Они изначально задумывались как расходный материал, — уверен Дмитрий Гудков. — Там, где они начинают набирать силу и поднимать голову, тут же получают по шапке. Спецслужбы на самом деле не заинтересованы в том, чтобы потерять монополию на насилие».

Председатель «Яблока» Сергей Митрохин, в свою очередь, уверен, что с такими угрозами должна бороться не только власть, но и реальная оппозиция: «Мы партия, которая единственная в стране разоблачает такой эвфемизм, как «умеренный национализм». Мы говорим, что «умеренный националист» — это националист трусливый, который просто боится ответственности за свой национализм. Мы в свое время разоблачали национал-большевиков, когда они пытались изобразить из себя демократов, и нам говорили, что с ними надо объединяться. Мы предупреждали, что очень опасно создавать им респектабельность путем общения, мероприятий и так далее. Это значит готовить их к приходу к власти в конечном счете».

По мнению Митрохина, нападение на Ионова — тоже отражение потакания националистическим тенденциям, пусть его и совершила «секта», имеющая собственную мифологию.

Спорить сложно: маргиналы и фрики есть в любом обществе, но только в нездоровом они хотя бы на время могут выйти в мейнстрим. И власть делится с ними монополией на насилие только потому, что в принципе допускает иные методы борьбы с оппонентами, кроме сугубо политических. Главное в такие моменты — не чувствовать себя персонажами сказки «Тараканище».

источник: Новая газета



загрузка...

Читайте також

Коментарі