В центре Москвы проходит парад душевноуродливых. Почему вы называете их душевнобольными?

Душевнобольные люди не виноваты в том, что они болеют. И заслуживают сострадания, потому что они беспомощнее остальных и беззащитны перед остальным миром. По Москве же сейчас вышагивают половозрелые, дееспособные черносотенцы, которые абсолютно осознанно сделали свой выбор. Да, они демонстрируют галактический уровень пошлости и скудоумия, примитива и дебильности (не в медицинском значении). Но они отрастили большие клыки, агрессивны и кто за 300 рублей, кто за десятки миллионов (как Зладостанов) готовы выслуживаться и калечить всё, что попадётся под чесоточную руку. По сути каждый из них — шавка. Но шавки в стае представляют собой смертельную опасность.

У меня не возникает желание их расстрелять, да даже пересажать всех по тюрьмам или пристыдить в какой-нибудь изощренный форме. Мне брезгливо даже думать об этом сброде, фотографии в ленте с этого парад душевноуродливых, я проматываю. У меня есть одно желание — отгородиться от всей этой мерзости. Для меня уже давно вся страна стала чужой, а весь народец нерукопожатным. В этом плане я ксенофоб до мозга и костей. Бессильная злоба всё чаще меняется на хладнокровное отторжение. Даже с террористами ведутся переговоры. С этой кодлой, у которой свой путь разговор только один — презрительное молчание. У меня одна дорога — у них свой путь, тракт, этап. У меня разум — у них скрепы. У меня совесть — у них духовность.

Иногда хочу закрыть глаза, чтобы не видеть происходящего. Униженного народа, который рад быть униженным. Народ не оскорблён, он только унижен, ему указано на своё историческое место — в грязи. А псина всегда знает своё место, на то она и собака, чтобы не размышлять, а слушаться Хозяина-Доминанта, соблюдать чёткую иерархию. Не могу видеть тех, кто унижает. Эти нахальные, самодовольные хари, которые возомнили себя Богами, Высшими существами, которым позволено всё, для которых не существует законов и правил, а существует только одно — их воля. Не могу, не хочу на это всё смотреть. Но так получается, что глаза широко распахнуты и всё отдаётся внутри меня, проходит сквозь самым остриём. Повсюду серость, глупость, пошлость, подлость.

Есть еще такие люди, как я. В частности, они среди моих друзей тут. Они разбросаны по миру, их очень мало, им тоже нелегко, от них ничего не зависит, тем достойнее они выглядят. И Они идут на риск. И каждый что-то уже потерял. У кого-то исчезли друзья, кто-то перестал общаться с родными, кого-то уволили с работы, кого-то подвергают насмешкам и угрожают. Некоторых бьют, некоторых сажают. Бывает, что убивают. Каждый терпит столько, сколько он может. Ничего не хочу желать, хочу всех вас поблагодарить. Для меня день народного единства — каждый день с вами. С вами я един. Я мог бы зарыться в простые удовольствия мещанского мирка, но я предпочитаю Миры, а мирки я оставляю на откуп остальным — бесполезно проживающим свою никчемную жизнь от звонка до звонка.



загрузка...

Читайте також

Коментарі