Продолжение войны в Сирии породит волну терактов в России

Продолжение войны в Сирии породит волну терактов в России

Военное вмешательство России в Сирии до недавнего времени протекало относительно безболезненно для Кремля, однако крушение российского авиалайнера в Египте повлекло слухи о том, что к авиакатастрофе причастны исламские экстремисты. Этот сценарий поднимает вопрос, который нависает над авантюрой президента РФ Владимира Путина с самого начала сирийской операции: осмелиться ли Москва продолжать свою воздушную войну в Сирии, если это вызовет серию терактов против России? На этот вопрос пытается ответить автор материала Foreign Policy.

Осуществляя с 30 сентября бомбардировки против суннитских повстанцев, пытающихся свергнуть режим Башара Асада, Москва посчитала, что сможет выдержать риск негативной реакции мусульман-суннитов, в том числе выходцев из РФ, уехавших воевать в Сирию. Неясно, однако, как именно Москва собирается реагировать, если угроза терактов, ранее оценивавшаяся как низкая, перерастет в чрезвычайную ситуацию и породит панику среди россиян, поставив страну в опасное положение.

Издание указывает, что, опираясь на опыт чеченской кампании, Путин может пойти на усиление операции в Сирии, расширив масштабы бомбардировок и наземной операции и не заботясь при этом о жертвах среди гражданского населения.

При том, что Россия уже давно испытывает угрозу терроризма со стороны исламистских боевиков в Чечне и в других местах на Северном Кавказе, Путин все же решил вмешаться в сирийскую гражданскую войну. Это может сделать его весьма привлекательным объектом для экстремистов. Лидер Фронта Ан-Нусры, сирийского филиала Аль-Каиды, на днях обратился к своим сторонникам, призвав их организовать нападения на гражданских лиц и военнослужащих в России в отместку за ведение Москвой войны от имени режима Асада.

«Новая российская интервенция — это последняя стрела в колчане врагов мусульман», — сказал глава Нусры Абу Мухаммад аль-Джулани в аудиозаписи, опубликованной 12 октября.

Джулиани призвал боевиков Кавказского региона «отвлечь» Москву от миссии в Сирии. В тот же день, когда лидер Нусра разместил свой призыв к возмездию, два минометных снаряда упали в районе российского посольства в Дамаске.

Одновременно с этим египетское подразделение «Исламского государства» взяло на себя ответственность за гибель российского самолета, который разрушился прямо в воздухе на Синайском полуострове в минувшие выходные, в результате чего погибли все находившиеся на борту 224 человека.

Международное расследование трагического инцидента в Египте только начинается, поэтому вопрос о том, стоит доверять ли заявлениям боевиков «Исламского государства», остается открытым. Тем не менее, представители чартерной авиакомпании Metrojet (юридическое наименование «ООО «Авиакомпания Когалымавиа»» — ред. Newsader) сообщили в понедельник, что ни ошибка пилотов, ни технические проблемы не могли стать причинами аварии, и выразили подозрения, что лайнер, вероятно, был взорван террористом-смертником.

Кроме того, отвечая на вопрос о возможности теракта, пресс-секретарь Госдепа США Элизабет Трюдо заявил в понедельник: «Мы не видели никаких признаков того, что это действительно может быть так».

Администрация президента США Барака Обамы, застигнутая врасплох вмешательством Путина в Сирии, ранее ответила на критику, направленную против его осторожного подхода к конфликту, предсказав, что Россия безнадежно застрянет в сирийском «болоте». По словам представителей Белого дома, сравнивших нынешнюю ситуацию с советским вторжением в Афганистан в 1980-х годах, нынешнее вмешательство будет иметь неприятные последствия для Москвы и может стать искрой, которая повлечет бурю терактов.

О том что военная кампания России рискует превратить сирийский конфликт в «пороховую бочку» с тяжелыми последствиями для правительства Путина, заявил также сотрудник разведки США.

«Экстремисты из России или государств бывшего советского блока, которые упустили шанс проявить себя в Афганистане и Чечне, несомненно, испытают свою силу в сирийских сражениях», — сказал чиновник на условиях анонимности, добавив, что в отличие от СССР 1980-х годов, Россия не сможет на сей раз угадать, когда именно произойдет ответный удар из Сирии.

«Даже Путину будет сложно игнорировать способность экстремистов молниеносно распространять их идеологию ненависти и подстрекательства к насилию по всему миру, так что ему, скорее всего, придется вернуть войска на родину», — отметил чиновник.

Однако, несмотря на всплеск антироссийской экстремистской риторики в Интернете, американские чиновники и эксперты говорят, что еще слишком рано делать выводы по поводу того, в какой степени военные действия Москвы влияют на то, что активисты неспокойного Северного Кавказа едут воевать в Сирию.

Москва предложила различные оценки того, сколько именно граждан России присоединились к ИГ и другим экстремистам, сражающимся против режима Асада. Называемые российскими экспертами цифры увеличивались в течение года. В феврале Федеральная служба безопасности России ФСБ сообщила о 1700 боевиках из РФ, отправившихся в Сирию и присоединившихся там к ИГ. В прошлом месяце Путин сообщил, что к группировке примкнули от 5 до 7 тыс добровольцев из России и соседних государств в Центральной Азии.

«Разумеется, мы не можем позволить им использовать на родной земле тот опыт и знания, которые они получают в Сирии», — сказал Путин на собрании бывших советских республик 16 октября.

Президент России призвал лидеров бывших советских государств проявлять бдительность в отношении возможного возмездия со стороны экстремистов и расширения сотрудничества между террористическими организациями.

Российские власти ничего не оставили на волю случая, когда страна принимала Олимпийские игры в Сочи в 2014 году. Менее чем за два месяца до начала игр теракт в Волгограде унес жизни 34 человек. На фоне угроз со стороны исламистских боевиков Москва установила гигантское «кольцо стали» вокруг Сочи, чтобы помешать возможным атакам. В преддверии игр российские полицейские раздавали в отелях листовки с предупреждением о так называемых «черных вдовах» — террористках-смертницах, чьи мужья-исламисты погибли в столкновениях с силовиками. Впрочем, никаких серьезных проблем тогда не было выявлено, и игры прошли без инцидентов.

В процессе «умиротворения» Кавказского региона на протяжении последних лет российские спецслужбы применяли неординарную методику. Сотрудники ФСБ сами изначально подталкивали мусульманских боевиков к тому, чтобы они покинули Россию и отправились на войну в Сирии. Тем самым силовики создали «зеленый коридор», призванный избавить страну от потенциальных террористов. По крайней мере, так ситуацию представили аналитики «Новой газеты» в своем недавнем исследовательском отчете.

Тем не менее, анализ был проведен еще до того, как Россия отправила на помощь Асаду десятки боевых самолетов вместе с артиллерией и танками. Теперь чеченские и другие русскоязычные добровольцы в Сирии обещают атаковать российские войска, а их лидеры призывают к терактам против гражданских лиц в России.

В пятиминутном видео, опубликованном в Twitter 27 октября, русско-говорящий боец и арабоязычный новобранец из Фронта аль-Нусра заявили, что их группа готова выступить против русских и их союзников. На видеозаписи видно, что у бойцов имеется различное оружие российского производства, в том числе штурмовые винтовки, пистолеты, ручные гранаты и прочее.

«Даже Советы, попытавшиеся провести оккупацию со всей их мощью, были вынуждены оставить Афганистан, пав под ударами моджахедов», — заявил один из бойцов ​​в видео.

Потери среди российских войск могут представлять угрозу для проекта Путина в Сирии еще и в том смысле, что подрывают его политическую поддержку на родине. Свидетельством тому являются споры по поводу причин гибели первого российского солдата в Сирии 19-летнего Вадима Костенко, служившего на авиабазе в Латакии. Его мать и интернет-пользователи опровергли заявление Министерства обороны России о том, что он якобы покончил жизнь самоубийством: они сказали, что незадолго до смерти он держался вполне бодро. Впрочем, Кремль имеет опыт сокрытия смертей на поле боя: на востоке Украины российских властей неоднократно уличали в том, что они утаивают статистику по погибшим в боях войскам.

В то же время некоторые эксперты и бывшие американские чиновники подвергают сомнению масштаб экстремистской угрозы для Москвы и отмечают, что проводить параллели между российской интервенции в Сирии и советской оккупации Афганистана — это преувеличение. По их мнению, в отличие от советского вторжения, когда Пакистан играл важную роль, сражаясь против Москвы, в Сирии нет аналогичной страны, граничащей с Сирией и готовой при этом вести бой против режима в Дамаске.

«Нет сопоставимых по величине стран, географически смежных с Сирией и готовых нести риски обучения, вооружения и развертывания войск таким образом, чтобы те сразились с россиянами», — сказал Брюс Ридель, бывший сотрудник ЦРУ, работавший на Ближнем Востоке, ныне сотрудник Института Брукингса.

Однако он отметил и то, что российская поддержка Ирана — ценного союзника режима Асада — возмутила суннитские правительства по всему Ближнему Востоку, в частности, в Саудовской Аравии. Эти государства выразили готовность увеличить поставки оружия арабским повстанцам в Сирии.

«Русские твердо заявили о своей приверженности персам и шиитам, включившись тем самым в эпическое противостояние между саудовскими суннитами и иранскими шиитами», — пояснил аналитик, добавив, что «саудовцы намерены объединить суннитский мир против России».

Пока что Соединенные Штаты сумели убедить своих союзников в Персидском заливе выступить против предоставления ПЗРК повстанцам в Сирии из опасений, что это же оружие может попасть в руки антиамериканским экстремистам. Тем не менее, считают наблюдатели, дальнейшее проведение Россией воздушных ударов увеличивает вероятность того, что некоторые повстанцы смогут-таки получить долгожданные пусковые установки.

С другой стороны, во времена советского присутствия в Афганистане российские вертолеты убивали гражданских лиц, и крупные оккупационные силы сеяли недовольство среди афганцев, а нынешняя российская миссия в Сирии ограничена в основном авиацией и по прежнему не разрослась до афганских масштабов, указал Сет Джонс, бывший советник американских Сил специальных операций, директор американского аналитического центра Rand Corp. По его словам, масштабная исламистская террористическая кампания против России — это отнюдь не неизбежный результат вмешательства Москвы в Сирии. Он уверен, что еще слишком рано говорить о побочных эффектах российской авантюры. Не исключив, что террористическая угроза действительно «может незначительно вырасти», он усомнился в том, что на данном этапе можно говорить о «волне антироссийской реакции».

Источник:Foreign Policy, перевод Александра Кушнаря, Newsader



загрузка...

Читайте також

Коментарі