Нынешний Крым — это гетто для моего народа, — журналист

Нынешний Крым — это гетто для моего народа, — журналист

Это рассказ замечательной крымской журналистки Лили Буджуровой, у которой сегодня провели обыск. Но он не только об обыске.

Не отворачивайтесь, прочтите. Журналисты и не журналисты. Россияне и украинцы. Если у вас есть душа, она вздрогнет. Нынешний Крым — это настоящее гетто для моего народа, это величайший всероссийский позор, позор для Европы. На примере одного человека, её пожилой мамы и внуков, очертания этого невидимого гетто видны отчётливо. А сколько людей молчит, боясь открыть рот, говоря шёпотом, да что там, боясь даже поставить лайк в Фейсбуке, чтоб потом не пришли к нему, в его дом.

Прочитайте те, кто в России под воздействием пропаганды говорит, что у крымских татар «все ок». Прочитайте те, кто в Украине малодушно перестал думать о Крыме.

Я нечасто прошу, но сейчас — прошу: прочитайте все. До какого дна все опустилось, до какого коричневого дна.

Что будет завтра? В Крыму. В России. Не только с крымскими татарами, а со всеми нами. И с теми, кому пока «все равно».

Лиля Буджурова: Я приношу извинения перед всеми, кто пытался сегодня выйти со мной на связь и не смог. Я пока еще лишена возможности общения. И не потому, что «прячусь», просто ограничена в привычных технических возможностях общения. Надеюсь, ненадолго. Не буду комментировать ни обыск, проведенный в моем доме, ни «основания» к этому. Что поделаешь, работа такая. Что поделаешь, Крым сейчас такой. Нестерпимо болит сердце лишь от одного — в чем провинилась моя 83-летняя мама, которую я сквозь строй людей в масках и с автоматами вела в туалет, накачав перед этим «сердечными» лекарствами? В чем провинилась моя 8-летняя внучка, еще горяченькая от предрассветного сна, разбуженная словами :»Не бойся, только не бойся». А она все-рано очень испугалась. И хотя, глядя на меня своими чернущими глазенками, повторяла «Я не испугалась», спросила: «А почему дяди с ружьями? Они будут в нас стрелять?» И ножки ее при этом тряслись под моими руками мелкой-мелкой дрожью.

НЕ ЗАБУДУ ЭТОГО НИКОГДА.

Им, кажется, было стыдно — ведь отступили они от проема двери за стенку, когда я попросила их убрать свои автоматы и не пугать мою Еву.

Полгода назад у меня был такой же шок. Нет, не такой. Даже хуже. Я тогда стояла в коридоре детской больницы и ждала результатов операции, которую делали моему внуку — Рушену. 12-летнего моего мальчика избили бывшие одноклассники, назвав его предателем. Его вина была в том, что он — ученик украинской (когда-то) гимназии захотел и дальше учиться в украинском классе, а они перешли в русский. Рушену отбили яички.И так, что пришлось делать операцию. Его родители обратились по этому поводу в прокуратуру, но она не нашла оснований для разбирательства. Все ограничилось одним моим ором на всю гимназию. ATR тогда еще работал в Крыму, но я не позволила себе использовать свое служебное положение, чтобы придать гласности этот случай. Мой внук и после этого отказался переходить в другую школу, и, кажется, учителя и директор теперь более внимательно относятся к своим обязанностям.

НО Я НЕ ЗАБУДУ ЭТОГО НИКОГДА.

Вчера мне исполнилось 57 лет. Это возраст определившихся приоритетов. У меня их два — моя Родина (а это не просто Крым, а весь мой народ) и моя Семья.

НЕ ПУГАЙТЕ ИХ АВТОМАТАМИ!!!!!

Автор: Айдер Муждабаев



загрузка...

Читайте також

Коментарі