Почему опасно ехать в Шарм-эш-Шейх

Почему опасно ехать в Шарм-эш-Шейх

Курорт на Красном море имеет первостепенное значение для египетской экономики. Слабым место остается рабочая сила — бедуины из северных районов Синая, пишет Маурицио Молинари в статье, опубликованной в газете La Stampa.

Террористический след, идущий от катастрофы российского пассажирского самолета на Синае, ведет в Шарм-эш-Шейх, откуда вылетел сибирский самолет, с вытекающими из данного факта подозрениями в проникновении джихадистов в местные бедуинские племена. Идет ли речь о камикадзе, попавшем на борт со взрывчаткой, или о бомбе, доставленной на борт, в обход систем контроля, версия о теракте связана с аэропортом самого известного на Синае курорта, где большая часть персонала — представители бедуинских племен Мусзейна, Сувальха и Гебелея, обитающих в южных районах пустынного полуострова, говорится в статье.

По словам израильского эксперта по вопросам борьбы с джихадистами Йоси Мельмана, «благодаря умению египтян сочетать угрозы, наказания и подкуп» южные племена сотрудничали с правительством Каира. ИГИЛ, напротив, более агрессивно действовало на севере Синая, где некоторые представители крупных племен Тарабин и Саварка согласились вступить в союз с джихадистскими группировками, сотрудничая с ними в обмен на деньги и организацию незаконной торговли с сектором Газа, пишет корреспондент.

В связи с этим возникают предположения о том, что ИГИЛ сумело использовать представителей северных племен для проникновения в южные племена и, как следствие, в Шарм-эш-Шейх, пробив брешь в одной из последних цитаделей египетской туристической индустрии, пишет автор статьи.

В 2014 году доходы от туризма составили 11,3% от ВВП Египта, главным образом благодаря Шарм-эш-Шейху, который, по мнению туристов, после революции 2011 года остался самым безопасным местом в стране Нила и пирамид. Проникновение в эту туристическую цитадель может позволить ИГИЛ нанести удар по египетскому международному туризму, а поразить российскую цель — лишь удвоить силу удара, нанеся ущерб Владимиру Путину, режиссеру военного вмешательства в Сирию, где его основной мишенью стали джихадистские группировки. Все это объясняет осторожность Каира и Москвы в проведении расследования трагедии на Синае, пишет издание.

Начальник генерального штаба ВС Египта Ишам аль-Халаби называет конфликт на полуострове «войной разведки», потому что огромную важность имеет составление картины связей между племенами и джихадистами, которым удается безнаказанно передвигаться по Синаю, получать подкрепления и продолжать действовать, пишет корреспондент.

Источник: La Stampa, перевод inopressa.ru



загрузка...

Читайте також

Коментарі