Общественное мнение против Путина

Общественное мнение против Путина

Хотя «сознание большинства россиян полностью контролируется Кремлем» (социолог Шлепентох), подлинное общественное мнение в России не приемлет политику Путина. Это утверждение парадоксально только на первый взгляд.

В одной из своих последних статей известный ученый, пионер проведения массовых опросов в СССР, Владимир Шляпентох написал: «Накануне перестройки стало очевидным, что сознание большинства россиян полностью контролируется Кремлем и что социологи во многих случаях ошибочно верили, что они изучают общественное мнение, и оно оказалось для них недоступным потому, что его нет, равно как средневековые алхимики искали несуществующий философский камень». Все это, по мнению недавно скончавшегося социолога, относится и к современной, путинской России.

Безусловно страх «быть не таким как все» и тотальная правительственная пропаганда уничтожает независимое общественное мнение в авторитарных странах. Совокупность высказываний людей, находящихся под воздействием страха и пропаганды — не общественное мнение, а зеркальное отражение государственной манипуляции. Так было в СССР, так есть в современной России. Только тогда, когда в обществе исчезнет страх и прекратится систематическое промывание мозгов, люди смогут восстановить уничтоженное общественное мнение. Так произошло, например, после того как началась Перестройка. В России возникло более или менее свободное общественное мнение, существовавшее с конца 80-х — примерно до середины 00-х (оно, кстати, не имело ничего общего со своей профанацией в СССР и сильно отличалось от того, что навязывают в путинской России). Конечно и тогда обществом манипулировали. Достаточно вспомнить госкампанию по поднятию, казалось, фатально пропитого рейтинга Ельцина в 1996-м году. Но при Путине произошел переход количества пропаганды в ее новое качество. Давление на общественное мнение стало настолько сильным, что просто уничтожило его (этому способствовал и возродившийся впервые с советских времен страх прослыть нелояльным к власти).

Можно ли найти истинное (оно же будущее) общественное мнение в стране, где взгляды граждан на происходящее навязаны властью? Ответ на этот вопрос дает опыт того же Шляпентоха: «Однако не все добытые нами (в советское время) данные, оказались лишенными ценности. Таковыми оказались материалы наших исследований взглядов либеральной интеллигенции. Мы сумели этого добиться потому, что она читала Литературную Газету (…) читатели ЛГ, число которых в начале 60-ых годов было более 10 миллионов, были готовы выбирать либеральные альтернативы в наших вопросах. Наши респоденты из ЛГ поддерживали либерализацию экономики, поощрения творческого подхода во всех сферах социальной жизни, что было прямым вызовом бюрократии (…) Наши данные явно свидетельствовали о том, что значительная часть советской интеллигенции поддерживает либерализацию общества, что подтвердило ее активное участие в Перестройке».

Дело в том, что интеллигенция (здесь я по российской традиции имею ввиду не всех людей с высшим образованием, а только тех, кто не захвачен полностью обывательским бытом, для кого общественные проблемы очень значимы) в СССР при хрущевско-брежевском «либеральном коммунизме» лучше других слоев общества умела сопротивляться пропагандистскому давлению, пользовалась разными источниками информации. Поэтому ее мнение было более свободным, а значит в большей степени было собственно «общественным мнением».

Мнение интеллигенции в авторитарном обществе — это некий эмбрион свободного общественного мнения того, которое было бы в стране, если бы не пропагандистское давление государства и страх. Конечно это все-таки мнение образованного слоя и оно может отличаться от мнения других социальных групп. Но, как показывает практика свободных стран, при отсутствии пропагандистского диктата государства это отличие не радикально. Так же как в СССР по взглядам читателей ЛГ можно было спрогнозировать направление грядущей перестройки, так и будущие перемены в России можно предвидеть по тому как видят ситуацию аудитория СМИ и социальных сетей для интеллигенции (Фейсбука, «Эхо Москвы», «Дождя» и т.п.).

Шляпентох пишет о либеральной интеллигенции, а я об интеллигенции вообще. Но это по факту во многом одно и тоже. Дело в том, что в России (и в бывшем СССР) большая часть интеллигенции была, есть и, наверное, будет либеральной (вернее, антиавторитарной, антиимперской, космополитической, прогрессистской, либертарной).

Нет, конечно, существовала и существует т.н. «патриотическая», верноподданническая интеллигенция. Но она составляла и составляет меньшинство этого социального слоя. Среди тех же 10 миллионов читателей «Литературки» были не только либералы, но и «патриоты» со сталинистами. Просто последние, судя по результатам тех же опросов Шляпентоха, были в меньшинстве, как и в интеллигенции в целом. Не случайно подписчиков либеральных интеллигентских изданий было в СССР всегда много больше, чем национал-патриотических, причем во время перестройки — в десятки раз.

И сейчас интеллигенция разделена на антиимперское, автиавторитарное большинство, в основном оппозиционное курсу Путина, и национал-патриотическое, чаще всего пропутинистское меньшинство. Это очевидно по соотношению объема аудитории либеральных и «патриотических» интеллигентских СМИ, а также по результатам голосований на наиболее массовых интеллигентских ресурсах. По числу читателей либеральные «Эхо Москвы», «Новая Газета», «Ведомости», «Коммерсант» и т.п. намного опережают даже самые популярные из патриотических СМИ для интеллигенции, типа прилепинской «Свободной прессы». Очевидно, что потенциальная аудитория «Эхо Москвы» на порядок больше, чем какого-нибудь «Радио Радонеж» и ему подобных (путинские гос. СМИ в расчет не берутся, так как эти информационные ресурсы, ориентированы на кого угодно, только не на интеллигенцию).

Интеллигенция не так многочисленна, чтобы сильно влиять на результаты массовых опросов, да и ее представители редко в них участвуют (они слишком умны, чтобы давать использовать себя в качестве массовки во всяких псевдосоциологических махинациях). Зато многие интеллигенты принимают участие в опросах, проводимых «своими» СМИ и популярными юзерами в социальных сетях. Благодаря этому голосования в Фейсбуке, ЖЖ или на «Эхо» и «Дожде» дают больше информации об общественном мнении, чем «методологически правильные» всероссийские опросы (как это было и в СССР с исследованием взглядов читателей «Литературки»). Судя по этим голосованиям, большая часть аудитории наиболее популярных СМИ, ориентирующихся на интеллигенцию, в целом не доверяет политике Путина.

На первых же свободных выборах в 1990 году избиратели вслед за большинством интеллигенции отвергли псеводкоммунистические и национал-патриотические идеи. Тогда общество, освободившись от давления государства, обрело собственное мнение. И оно оказалось схоже со взглядами, традиционными для наиболее интеллектуально продвинутой части населения. Также произойдет и сейчас, как только эффективность промывания мозгов снизится (а в современном мире, где есть интернет и другие информационные отдушины, нельзя долго поддерживать столь высокий уровень манипуляции). Завтра общество будет думать так как сейчас — аудитория Фейсбука. Мнение интеллигенции неизбежно станет общественным мнением, путинизм будет отвергнут не только ей, но и всем обществом.

автор: Игорь Эйдман



загрузка...

Читайте також

Коментарі