Российская пропаганда и врач для Путина

Российская пропаганда и врач для Путина

О рекордном рейтинге Владимира Путина, психологических проблемах руководства Кремля и том, как пропаганда в России перестает справляться со своими задачами, — мнение Константина Борового для «Апострофа».

Настроение и стиль сегодняшней российской пропаганды — героические. Пропаганда все чаще сейчас превозносит российские военно-космические силы (воюющие в Сирии, — «Апостроф»), которые «наводят порядок» во всем мире, и говорит, что, вообще, США и ЕС ничего сделать сами не могут, а единственный, кто что-то может — это, конечно же, Путин. Но мы ведь знаем, что это просто бред.

В свое время я занимался психиатрией и могу с уверенностью сказать, что больные очень часто начинают воспринимать мир именно так — как будто он вращается вокруг них. Главный враг в этом всем, конечно же, главврач, но и весь остальной мир тоже, потому что борется с ним и пытается нанести ущерб лично ему.

Роль главврача в этом всем для Путина выполняет Барак Обама. Все остальные, по мнению Путина, спят и видят, как же ему лично нанести ущерб, как в неправильном направлении вращать планеты, и вызвать стихийные бедствия, чтобы навредить ему. Что сказать — обычный бред больного человека.

А вот то, что этот бред стал одной из составляющих пропаганды, связано с тем, что вокруг Путина очень много людей с такими же бредовыми идеями и очень много циников, которые используют его болезненное состояние для личного обогащения, карьерного роста, контроля какой-то собственности и использования бюджетных возможностей в своих целях.

Уже с уверенностью можно сказать, что цифры поддержки Путина основаны на нежелании или неумении большинства граждан бороться. Они понимают, что от них хотят услышать, и с удовольствием произносят необходимые фразы. Так было, например, в Советском Союзе долгое время. Родная партия, родное правительство, родной для них Леонид Ильич Брежнев, любимый Никита Сергеевич Хрущев, наш любимый товарищ Сталин, вечно живой товарищ Ленин… Все это было. Большинство людей, даже при том, что у них возникает критическое отношение к власти, когда они видят, что происходит в экономике, не хотят бороться.

Конечно, рейтинг Путина сейчас не 90%. Его реальный рейтинг падает и очень быстро, и существенно. Но вслух люди произносят то, что от них требуется. А то, что они думают на самом деле, не интересует никого, в том числе Путина. Он ведь все понимает, он получает настоящие данные и прекрасно знает, что все плохо, что ситуация меняется радикально, причем в худшую для него сторону.

Уже много признаков брожения в регионах. Плохо работают пропагандистские инструменты. Сейчас уже чем сильнее пропаганда, тем больше она вызывает сарказма у людей. Потому что, во-первых, есть усталость от постоянного эмоционального напряжения, во-вторых, люди столкнулись с реальностью, и она никому не нравится. Люди вынуждены жить не в пропагандистских формулировках и выдуманных реалиях, а выживать в реальном мире.

Я наблюдал за тем, как реагируют более-менее свободные СМИ на красногорского стрелка, например, обычного бандита, члена властной группировки, который сорвался, когда его отстранили от кормушки (и убил представителей властей, — «Апостроф»). Люди, я бы осторожно сказал, не очень осуждают его действия, по сути совершенно криминальные. Потому что он боролся с раздражающей всех властью, которая занимается единственной проблемой — обогащением. В сегодняшних условиях, когда уже и бюджета нет, исчерпаны все ресурсы, они хватают последнее.

Это очень хорошо видно по малому бизнесу, который уже почти задушен в России и испытывает очень большую нагрузку. Сокращается пространство для кормления чиновников. И им уже для того, чтобы просто выживать, нужен бизнес. Это было в 90-х годах, во время первого кризиса 1994-года. Много компаний разорялось, и чиновники, и бандиты теряли сферы получения дохода. Начинались криминальные войны, вследствие которых разные группировки делили остатки рынка. В 1998-м ситуация тоже была похожа, но тогда уже активно участвовали чекистские группы.

Сейчас ситуация еще хуже. Путин говорит, что Россия может жить и в условиях санкций. Да, это так, потому что санкции сами по себе в доле российских проблем занимают не больше 1-2%. Я имею в виду глобальные экономические проблемы. Основные проблемы — это отсутствие бизнеса, который мог бы замещать нефтяную ренту, доходы от торговли энергоресурсами, сырьем. Такого бизнеса в России нет. В любой стране мира это приносит боле 50% дохода в бюджет, в России этот бизнес очень монополизирован, он не имеет конкуренции и, соответственно, не приносит дохода в бюджет. Напротив, огромное количество компаний, которые принадлежат чиновникам, существует за счет дотаций государства, имеют льготы и особые условия. Это некая форма протекционизма, которая выполняет видимость существования малого бизнеса.

Еще одна очень важная проблема — коррупция, которая душит экономику. В этих тяжелых для экономики России условиях все коррупционные схемы продолжают существовать. Если было время, когда коррупционная составляющая измерялась миллиардами или десятками миллиардов долларов, но сейчас это уже сотни миллиардов. Если было время, когда коррупционный налог, как говорят, составлял несколько процентов от оборота бюджета, сейчас это 40-50%. Это наносит колоссальный ущерб экономике. И никто даже не пытается с этим бороться.

Роль санкций — воздействовать на ближайшее окружение Путина, на банки, отмывание денег, но это все легко обходится. Как нам показали Ротенберги (попавшие под санкции друзья Путина, — «Апостроф»), которые провели через Deutsche Bank зеркальные операции. Они ведь просто обошли санкции. Это действительно малоэффективно. Они имеют, скорее, психологическое воздействие.

Падение цен на нефть, неработающий бизнес, коррупция — вот те три груза, привязанные к ногам России и российской экономики, которые ее топят…



загрузка...

Читайте також

Коментарі