Миф о том, что Путин — гениальный стратег

Миф о том, что Путин — гениальный стратег

После российского военного вмешательства в Сирии комментаторы объявили Путина гениальным стратегом, пишет в статье для The New York Times экс-посол США в России Майкл Макфол. Автор полагает, что на деле все наоборот. Пять лет назад Россия находилась в более прочном положении, а «сегодня Путин играет, чтобы защититься, умножая неудачные решения, которые вдохновлены устаревшей теорией международной политики».

Макфол советует США и их союзникам «проводить всеобъемлющую стратегию, чтобы минимизировать негативные последствия действий России и максимально увеличить позитивные последствия наших».

После «Арабской весны» и протестов в России и на Украине Путин счел, что за всем этим таится «рука США» и в ответ следует применять принуждение и силу, полагает автор.

В России тактика Путина воспрепятствовала продвижению оппозиции. Но в результате экономические реформы застопорились, инвестиции снизились, а доля государственной собственности увеличилась.

На Украине гонения на протестующих провалились. Путин счел, что это операция ЦРУ, и нанес ответный удар — «аннексировал Крым и попытался захватить еще и земли на Восточной Украине», говорится в статье.

Это были недолговечные достижения, а их цена нарастает, считает Макфол. «В результате санкций и снижения цен на энергоносители объем российской экономики снизился с 2 триллионов долларов в 2014 году до 1,2 триллиона», — поясняет он. НАТО вновь сфокусировалось на сдерживании России.

«Путин был вынужден бросить проект «Новороссия»: его агенты на Восточной Украине не имеют поддержки в народе и не наладили эффективное государственное управление. Кроме того, его действия гарантировали, что Украина никогда уже не вступит в ЕАЭС и вновь не станет союзницей России», — говорится в статье.

Переходя к Сирии, Макфол пишет: «После четырех лет гражданской войны под властью Асада осталось меньше территорий, а сталкивается он с более грозным врагом. Вот почему Путин должен был вмешаться — чтобы спасти союзника-автократа от разгрома». Российская воздушная кампания подбодрила сирийскую армию и ее союзников, «но в долгосрочной перспективе одними российскими авианалетами невозможно восстановить власть Асада над всей страной».

Макфол заключает: «Путин — мастер краткосрочных тактических мер в ответ на неудачи, но менее талантлив в области долгосрочной стратегии». По его мнению, «зарубежные авантюры» Путина рано или поздно провалятся.

Но США и их союзники должны приблизить этот провал, оказывая отпор России на разных фронтах, считает автор.

«В Сирии США не могут допустить, чтобы Россия устранила всех акторов, кроме Асада и (запрещенного в РФ. — Прим. ред.) ИГИЛ. Мы должны предоставлять больше оружия и поддержки другим повстанческим группировкам. Мы должны предупредить Путина, что новые атаки на повстанцев, не принадлежащих к ИГИЛ, вынудят нас встать на их защиту — либо создать бесполетную зону, либо снабдить их вооружениями ПВО», — говорится в статье.

Макфол предлагает увеличить финансовую помощь Украине взамен на продвижение экономических реформ, а также расширить обучение украинских военных и поставки оборонительных вооружений.

НАТО должно разместить наземные силы на территории стран альянса, которым всего сильнее угрожает Россия, призывает автор. США также должны преследовать долгосрочные цели, которые демонстрируют лидерство США и подчеркивают изолированность России.

«США, очевидно, заинтересованы в появлении сильной, богатой и демократической России, которая была бы полностью интегрирована в международное сообщество государств», — говорится в статье.

Но в данный момент единственный способ подтолкнуть Россию к смене курса — это сдерживать текущую политику Путина и сопротивляться ей, причем не только сиюминутно Сирии, но и непрерывно, на стратегическом уровне во всем мире, заключает Макфол.

Источник: The New York Times, перевод: Инопресса



загрузка...

Читайте також

Коментарі