Многие финансисты рискуют оказаться не то, что за бортом профессии — за бортом жизни.

К 2016 г. армию безработных банкиров и страховщиков могут пополнить еще 50 тыс. человек. С учетом уже потерявших работу 90 тыс. служащих-финансистов количество претендентов на вакансии в банковской и страховой сферах достигнет рекордного уровня. Понятно, что трудоустроиться по специальности смогут далеко не все, ведь на сегодняшний день конкурс на одно рабочее место стартует с 25 и может достигать 100 человек. Остаются немногочисленные финансовые вакансии в непрофильных компаниях — аграрных, перерабатывающих, логистических. Но не менее трети вчерашних банкиров и страховщиков будут вынуждены сменить профессию и начать карьеру с нуля.

Банковский расчет

Массовые чистки на банковском рынке, затеянные НБУ, спровоцировали очередной всплеск безработицы среди финансовых служащих. Начиная с прошлого года, Нацбанк признал неплатежеспособными порядка 60 финучреждений, в которых работало почти 34 тыс. человек. После реструктуризации и ликвидационных процедур свои места сумели сохранить менее 5 тыс. из них. Не намного лучше обстоят дела и на рынке страхования. Нацкомфинуслуг сократило количество страховых компаний с 407 до 374. Впрочем, те банки и страховщики, к которым претензий у регуляторов пока нет, также потихоньку чистят штатное расписание. Ссылаясь на кризис в стране, снижение объемов кредитования и спроса на свои услуги, финансовые компании закрывают «лишние» филиалы, уменьшают количество менеджеров и пр. По подсчетам специалистов, в прошлом году были уволены почти 53 тыс банкиров и страховщиков, а за первое полугодие 2015 г. — 35,5 тыс.

В рекрутинговых агентствах отмечают, что в банковской сфере в немилость попали служащие, специализирующиеся на инвестиционном банкинге, аналитики, управленцы. В розничном сегменте больше всего безработных продавцов различных ходовых до недавних пор потребительских продуктов: ипотеки, автокредитования, кредитных карт и пр.

Рынок труда оказался не готовым к массовому «изгнанию» банковского персонала. Кадровики едва успевают отбиваться от соискателей, пытающихся найти новую работу. Большинство пока не теряет надежды устроиться по специальности. Но удается это далеко не всем, ведь количество претендентов на немногочисленные вакансии, открываемые отдельными банками и страховыми компаниями, просто зашкаливает. Рекрутинговое агентство «Head Hunter Украина» в своем исследовании рынка труда за третий квартал 2015 года внес финансы в топ-5 профессиональных сфер с наиболее высокой конкуренцией. Средний конкурс на одно рабочее место здесь составляет 6,3 человека. Для сравнения: возглавившие это рейтинг топ-менеджеры сражаются за каждую вакансию почти с десятком конкурентов, но в этом сегменте битва за карьерные площадки – дело привычное. К тому же и цена вопроса здесь немного другая — претенденты на руководящие должности требуют высоких зарплат, а низкооплачиваемые места большинство уважающих себя топ-менеджеров вовсе не рассматривают. Вторую и третью позиции в рейтинге самых конкурентных профессий занимают специалисты без опыта работы и юристы. Там конкурс на каждую вакансию колеблется в пределах 6,5 — 7,9 человека, что, как видно, не намного выше, чем у финансистов. Но на самом деле туда попали не только банкиры и страховщики, но и бухгалтера, экономисты, работающие на различных предприятиях, и пр. Это заметно скрасило общую статистику. Ведь по оценкам рекрутеров, если анализировать сугубо банковскую и страховую статистику трудоустройства, впору говорить о конкурсе на каждую вакансию на уровне 25-100 человек на место.

То, что кадровики облекли в сухие цифры, не скрывая эмоций, описала на своей странице в Facebook руководитель пресс-службы банка «Финансы и кредит» Наталия Нападовская.

«Как горячие пирожки расхватываются из ликвидируемых банков только три категории специалистов — кассиры, операционисты и айтишники. И еще отчасти специалисты оперблока. Хорошим аппетитом обладают банки из группы крупнейших. Массовая банковская демобилизация уже оставила безработными свыше 20 тыс. банкиров различных мастей и категорий и, по моим прикидкам, к ним добавятся к Рождеству еще 5-10 тысяч. Ликвидируемым банкам если и нужны дополнительные кадры, так разве что юристы.

Не более 5% уволенных банкиров плавно уйдут на пенсию или станут на биржу. Что же делать остальным? Тяжелый вопрос. Столько банков, сколько у нас было, уже никогда не будет. Это раз. Основная масса уволенных менеджеров, а это возраст 30-40 лет, воспитывалась и училась банковскому делу во время «золотой банковской десятилетки» и умеют работать исключительно на растущем рынке и мыслят категориями экстенсивного развития. Работать на падающем рынке они не могут — ни методологически, ни ментально. Это два. Сейчас они — растеряшки. Вот совсем недавно они были крутые, востребованные, прилично и неприлично зарабатывающие, но нынче — невостребованные. Из одних только экс-членов правлений банков легко можно сформировать батальон.

И третье. Теперь быть банкиром откровенно рискованно. Рамки уголовной ответственности за поставленную подпись в силу тех же должностных обязанностей неуклонно расширяются, а способов защитить свою банковскую честь еще не придумали. Среди HR-специалистов втихую ходят по рукам полулегальные списки из пары тысяч фамилий, потенциально подпадающих под санкции и запрет на занятие банковских должностей. И они активно используются, дабы не проводить впустую собеседований. Вы все еще хотите, чтобы ваши дети шли на специальность «Финансы и кредит»?» — пишет Нападовская.

Куда податься безработному финансисту?

На самом деле Нападовская ничуть не сгущает краски. Увольнения на финансовом рынке продолжаются. По самым скромным прогнозам только до конца этого года без работы могут остаться еще около 25 тыс. чел. А если НБУ продолжит чистки, и, судя по всему, так оно и будет, к следующему году армия безработных может составить уже 50 тыс. чел. Растущее в геометрической прогрессии предложение позволяет немногочисленным работодателям «перебирать харчами»: они готовы принимать только самых трудоспособных, безотказных и талантливых. И только при условии, что те готовы довольствоваться скромными окладами. Официально снижение зарплат в банковском и страховом сегментах не зафиксировано, но в реальности оно существует – ликвидированы различные доплаты, премии и бонусы. Обязанностей же у специалистов при этом явно прибавилось.

Даже те, кто пока ходит по кадровым агентствам в поисках работы по специальности, все больше убеждаются, что им, скорее всего, придется менять профессию. Куда теоретически могут трудоустроиться бывшие банковские работники и страховщики?

В числе перспективных для них направлений рекрутеры в первую очередь называют финансовые вакансии на промышленных предприятиях. Тут самым многообещающим выглядит аграрный сектор, который, во-первых, стремительно развивается, во-вторых, семимильными шагами интегрируется в международный рынок, а значит, нуждается в квалифицированных аналитиках, кризис-менеджерах, финансистах, бухгалтерах. Опыт банкиров им мог бы очень пригодиться. На особом счету те, кто ранее занимался кредитованием агросектора и уже знаком со спецификой отрасли. Потенциальными работодателями для банковских служащих могут стать также перерабатывающие предприятия, особенно в пищепроме. Но спрос с их стороны на финансистов штучный: понятно, что приютить всех безработных, отвергнутых банковским и страховым сегментами, они вряд ли смогут. То же можно сказать и о других непрофильных компаниях — логистических, девелоперских и пр. Очевидно, что многие финансисты, как минимум, треть оставшихся за бортом профессии, будут вынуждены искать себе другое применение и начинать карьеру практически с нуля. Но для достойного старта соискателям придется хотя бы закончить курсы по новой специальности, а в идеале — получить еще одно высшее образование. А это удовольствие не из дешевых – по меньшей мере 10 тыс. грн, а в случае с получением второго высшего — от 5-7 тыс. грн в семестр (всего от 30-50 тыс. грн за весь курс обучения). Что будет с остальными — вопрос риторический. Увидим ли мы их на рынках, торгующих китайским и турецким ширпотребом? А может, они будут продавать книги, как это в свое время было с учеными и учителями? Решатся ли они открыть свой бизнес (скажем, финансовых консультантов) или же попытаются прорваться в Европу? И главное — когда стране снова понадобится больше экономистов и финансистов, смогут ли они вернуться в профессию? Ведь за время вынужденной безработицы большинство безвозвратно утратит квалификацию.

Директор рекрутингового агентства «Форсаж» Елена Грищук советует оставшимся без работы финансистам искать новых работодателей в нескольких, по ее мнению, наиболее перспективных сегментах. «Это, во-первых, государственный сектор. Сейчас происходит активная смена команд как в местных администрациях, так и на госпредприятиях, и люди их бизнеса без коррупционного прошлого очень ценятся. Другой вопрос, что зарплаты там в 3-4 раза ниже, чем привыкли получать финансисты — в среднем 3-5 тыс. грн. Хотя есть структуры, которые финансируются различными международными фондами и ценным специалистам там готовы платить неплохо. К примеру, в Антикоррупционном бюро — до 30 тыс. грн в месяц (хотя, понятно, что такие вакансии штучные и, чтобы их заполучить, нужно либо победить в конкурсе, либо располагать хорошими связями — «Контракты»).

Во-вторых, в последнее время выросло количество предложений от компаний, предлагающих зарабатывать на Forex. Хотя у обывателей бытует мнение, что это что-то типа сетевого маркетинга, но финансисты там нужны и им готовы платить. Это неплохой вариант пережить сложные времена для молодых специалистов, хотя и придется учиться быть не только финансистом, но еще и продавцом.

В-третьих, мы прогнозируем усиление инвестиционной активности весной 2016 г. Это значит, что экономисты и финансисты могут попытаться устроится в инвестфонды, в команды, создаваемые под конкретные проекты в различных холдинговых компаниях и пр.», — подытоживает Грищук.

Автор: Татьяна Гармаш, «Контракты»



загрузка...

Читайте також

Коментарі