Несмотря на внешний лоск, Москва — город печальный

Несмотря на внешний лоск, Москва — город печальный

Журналист Financial Times, посетив Москву впервые с 2007 года, обнаружил, что город преобразился. Например, автомобили остановились, пропуская его по «зебре» («в старые времена водители наддали бы на газ, а я побежал бы, как ошпаренный»).

Раньше Москва казалась Чейзану «в лучшем случае хаотичной, а иногда откровенно опасной»: стаи бездомных собак, огромные лужи, где попало припаркованные внедорожники.

Теперь же система платной парковки привела к тому, что пробки на основных городских артериях рассосались, утверждает автор. Стало меньше безвкусных неоновых вывесок, все выглядит изящнее.

В начале 90-х единственным фастфудом в Москве, по словам автора, были «вареные сибирские пельмени со вкусом обойного клея». Теперь же в изобилии есть флэт-уайт [кофейный напиток родом из Австралии. —Прим. ред.], тыквенный пряный латте и миндальное печенье макарун.

Однако в Москве «под внешним лоском таится глубоко укорененная печаль, которая порой перерастает в безысходность. Массовая эйфория, которой сопровождалась аннексия Крыма в прошлом году, поблекла, оставив после себя горькое похмелье», говорится в статье.

Россия находится в глубокой рецессии, многие люди лишились работы. Чейзан описывает положение своей приятельницы, которую в статье называет Леной. Лена — дизайнер, заказов у нее сейчас мало, а ее заработок в долларовом исчислении уменьшился вдвое. «В этой стране никогда ничего не изменится к лучшему», — сказала она, хотя считает себя патриоткой и любит Россию.

«Этот разговор раскрыл мне глаза на то, что метаморфоза Москвы очень хрупка и поверхностна. Внешний лоск производит впечатление, но за ним таится суровый город, который, похоже, даже спустя все эти годы находится в нескольких шагах от хаоса», — заключает автор.

Источник: Financial Times,  перевод: Инопресса



загрузка...

Читайте також

Коментарі