В ООН Пекин начинает отходить от Путина

В ООН Пекин начинает отходить от Путина

В конце сентября китайская делегация Министерства иностранных дел провела в нью-йоркской штаб-квартире ООН закрытые переговоры с украинским министром иностранных дел Павлом Климкиным и сообщила ему хорошую новость: Пекин готов проголосовать за заявку Украины на место в Совете Безопасности ООН, несмотря на российскую кампанию по срыву устремлений своего противника. Об этом сообщили знакомые с ходом встречи дипломаты из Организации Объединенных Наций.

Данный шаг стал дипломатической неудачей для России, которая добивается и обычно получает китайскую поддержку в ООН, ведя свою геополитическую и идеологическую борьбу с Западом. Он также подал четкий сигнал о том, что самый близкий и ценный союзник России в ООН намерен отстаивать собственные интересы, пусть даже с ущербом для Москвы.

Китай и Россия считают друг друга стратегическими партнерами и стремятся по возможности одинаково голосовать в Организации Объединенных Наций, отчасти для того, чтобы сдержать распространение американского влияния. Но такое партнерство влечет за собой все более существенные дипломатические издержки для Китая, поскольку Россия проявляет напористость, действуя таким образом, что это создает угрозу торговым партнерам Пекина, начиная с Ближнего Востока и кончая Украиной.

После аннексии Крыма Россией Китай расширил коммерческие связи с Украиной. В этом году он превзошел США и стал самым крупным импортером украинской кукурузы, о чем сообщает Financial Times. В итоге Украина получила на Генеральной Ассамблее ООН 177 голосов из 193 возможных за свою заявку на место в Совете Безопасности, показав весьма внушительный результат. В отличие от таких ведущих держав, как Россия и Соединенные Штаты, у Киева не будет права накладывать вето на резолюции СБ ООН.

Высокопоставленный дипломат из Совета Безопасности отметил, что Пекин и Москва по-прежнему выступают с единых позиций по самым разным вопросам — от Ирана до Северной Кореи. Вместе с тем, заявил он, этот альянс ослабевает, поскольку приоритеты двух стран начинают расходиться по целому ряду направлений, начиная с Южного Судана и кончая Украиной и Сирией, где Пекин выступает за более активные дипломатические шаги по прекращению боевых действий между диктатором Башаром аль-Асадом и его врагами.

«Не в китайских интересах то, что Россия сумела присоединить Крым, и что она вместе с Ираном оказывает мощную военную поддержку Асаду, — сказал этот дипломат. — Что-то определенно происходит. Китай и Россия расходятся».

По словам этого дипломата, в ближайшем будущем не стоит ожидать каких-то драматических сдвигов, скажем, китайского противодействия российским инициативам. Тем не менее, Соединенные Штаты и их западные союзники побуждают Китай дистанцироваться от России, чтобы воспрепятствовать самым агрессивным тенденциям российского президента Владимира Путина. Вашингтон и его партнеры надеются, что если им удастся ослабить альянс Пекина с Москвой, они смогут оказывать более существенное политическое давление на Россию, сдерживая ее военную активность в Сирии и на Украине.

Объединение России и Китая в Совете Безопасности давно уже является ключевым препятствием для американских амбиций в ООН, мешая Вашингтону добиваться своих целей по многим самым актуальным вопросам сегодняшнего дня.

Пекин и Москва уже четыре раза совместно накладывали вето на резолюции, направленные на отстранение Асада от власти и на начало расследований военных преступлений и зверств в Сирии. Когда Китаю понадобилась помощь в отклонении процедурного предложения в Совете Безопасности, который намеревался обсудить нарушения прав человека Северной Кореей, он получил ее от России.

При администрации Буша Китай и Россия объединяли усилия, блокируя американские инициативы, направленные на осуждение нарушений прав человека в Бирме в 2007 году и в Зимбабве в 2008-м. Они долгие годы проводят совместную деятельность по ограничению санкций ООН против Ирана и мешают Совету Безопасности бороться с нарушителями прав человека во всем мире. Например, в декабре 2014 года Китай и Россия не появились на встрече членов СБ ООН, устроенной американским представителем при этой организации Самантой Пауэр (Samantha Power) для обсуждения зловещей ситуации в Дарфуре. Они также бойкотировали организованную Литвой встречу на тему прав человека и свободы прессы на Украине.

Тем не менее налицо явные признаки напряженности в отношениях. Когда Россия в прошлом месяце начала наносить авиаудары в Сирии, Китай отреагировал сдержанно, но безо всякого энтузиазма. «Мы отмечаем, что соответствующие военные действия, как заявила российская сторона, проводятся по просьбе сирийского правительства с целью борьбы против террористических и экстремистских сил в Сирии», — говорится в заявлении китайского МИД.

В начале месяца Китай вместе с Западом проголосовал за усиление санкций против воюющих сторон в Южном Судане и за создание суда по военным преступлениям. Россия при голосовании воздержалась, заявив, что санкции лишь усилят решимость ключевых сторон продолжать боевые действия. Кроме того, Россия оказалась в одиночестве, наложив вето на две резолюции, одна из которых предусматривала создание трибунала по военным преступлениям для привлечения к ответственности тех, кто сбил в небе над восточной Украиной самолет Малайзийских авиалиний МН 17. В июле Россия также воспрепятствовала принятию резолюции об объявлении геноцидом массового убийства в 1995 году сербскими солдатами тысяч боснийских мусульман в Сребренице. Россия, издавна поддерживающая прочные связи с Сербией, утверждала, что в этой резолюции несправедливо осуждаются одни только боснийские сербы, хотя преступления во время кровавого распада Югославии совершали и другие стороны. Китай в обоих случаях воздержался.

Даже в тех областях, где Китай и Россия объединяют усилия, они делают это по разным причинам. Когда Европа начала настаивать на том, чтобы Совет Безопасности принял резолюцию, разрешающую применять силу в Средиземном море, Пекин и Москва объединились против этих дипломатических усилий. Но для такого противодействия у них были разные причины. Москву беспокоило то, что резолюция даст слишком большие полномочия на применение силы, а Пекин был встревожен тем, что это создаст сложности для его торговли, так как Запад получит право высаживаться на суда в открытом море и задерживать их.

«Существует много случаев, когда Пекин старается провести четкие разграничительные линии между собой и Москвой», — сказал старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям (European Council on Foreign Relations) Ричард Гоуэн (Richard Gowan).

По его словам, сейчас неясно, ограничиваются ли расхождения между Китаем и Россией второстепенными вопросами, или здесь налицо стратегический сдвиг. Вместе с тем он отметил: «Не думаю, что Пекин отойдет от России в ближайшей перспективе».

Русским и китайцам, добавил он, необходимо совместно выступать против Запада по целому ряду вопросов, особенно по Ирану, поскольку Соединенные Штаты предупредили, что снова введут санкции, если обнаружат, что Тегеран ведет себя нечестно в вопросах ядерного соглашения.

Россия, которую после аннексии Крыма Запад подверг санкциям, стремится к укреплению своих связей с Китаем. Путин пытается наладить близкие взаимоотношения со своим китайским коллегой Си Цзиньпином, проведя с ним уже более десятка встреч. В мае этого года Си Цзиньпин присутствовал в России на праздновании годовщины окончания Второй мировой войны, хотя его бойкотировали все крупные державы Запада. В июле 2013 года Китай и Россия провели самые крупные совместные учения своих военно-морских сил в Средиземном море с боевой стрельбой.

«Это очень удобное положение, иметь такого сильного сторонника и партнера, — сказал Newsweek российский представитель в ООН Виталий Чуркин. — У нас с Китаем стратегическое партнерство, в том числе здесь, в Совете Безопасности. Мы стараемся голосовать по возможности согласованно — не всегда одинаково, но мы стараемся».

Им не всегда это удается, отметил другой дипломат из Совета Безопасности. Отчасти это вызвано тем, что у России и Китая «в большей степени брак по расчету, а не глубокое идеологическое совпадение взглядов».

«Там, где их взгляды совпадают, они работают вместе, скажем, препятствуя вынесению вопросов о правах человека на рассмотрение совета, — сказал этот дипломат. — Но китайские и российские интересы совпадают не всегда, поэтому они не голосуют вместе автоматически».

На самом деле, дипломатическую стратегию КНР в Организации Объединенных Наций очень трудно расшифровать. В своих публичных заявлениях китайские дипломаты очень редко отходят от успокаивающих деклараций о необходимости отстаивать государственный суверенитет и разрешать конфликты посредством диалога. Иногда Китай кажется младшим партнером, следуя инициативам Москвы, которая проводит свою дипломатию угрожающе и хвастливо, подкрепляя ее готовностью применять силу для достижения поставленных целей.

Однако официальные лица заявляют, что в действительности Россия играет вторую скрипку в дуэте с Китаем, который, несмотря на замедление темпов экономического роста, все равно имеет вторую в мире экономику и применяет свою мягкую силу намного эффективнее, чем Путин, отправляющий в Сирию истребители и ударные вертолеты.

Во время своего первого визита в ООН в прошлом месяце в качестве китайского руководителя Си Цзиньпин пообещал выделить два миллиарда долларов на развитие самых бедных стран мира, а также взял на себя обязательство передать в предстоящие пять лет 100 миллионов долларов Африканскому Союзу на создание резервных сил и подкрепление африканских усилий по быстрому реагированию в кризисных ситуациях. Он также заявил, что китайцы создадут восьмитысячный резервный контингент голубых касок, который можно будет оперативно использовать в миротворческих операциях ООН.

Китайско-российские отношения «не настолько просты, как их пытаются представить: будто бы эти страны — близкие друзья, выступающие против Запада. На самом деле, это не так», сказал специалист по китайской внешней политике из Центра США и Европы при Институте Брукингса Филипп Ле Корр (Philippe Le Corre).

По его словам, Путин остро нуждается в друзьях, и поэтому стремится налаживать более тесные отношения с Китаем. Однако Китай держит дистанцию и ощущает неловкость из-за военных действий России на Украине и в Сирии.

«Они ведут своего рода игру, типа, посмотрите, мы вместе выступаем против Запада. Но во многом между ними нет согласия, — заявил Ле Корр. — Российская экономика страдает, а Китай не хочет оказаться в изоляции от Запада, потому что стремится стать глобальным игроком».

Оригинал публикации: At the U.N., Beijing Begins to Shift Away From Putin, источник: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі