Российское Министерство транспорта обсудило в Тамани безопасность будущего Керченского моста. Но есть ощущение, что главную опасность для проекта представляют пресса и экологи, которых еще не получается контролировать. Их каждый визит в Тамань отныне сопровождается давлением и слежкой. Коррупция же для государства не в счет, как и безбожное уничтожение природы из-за начавшейся стройки. К тому же мегапроекты не принесли в эти места ни дорог, ни больниц, ни воды.

Впереди паровоза

Работники ДПС высматривают нашу машину на трассе. Потом запрыгивают в свой автомобиль, включают сирену с мигалками и гонятся за нами, как в американском кино. Оказывается, у нашей машины нет брызговика. А это значит, проверка документов у всех пассажиров, включая меня и активистов «Экологической вахты по Северному Кавказу».

Трогаемся с места — опять за нами «хвост»: серая «Лада» с номером А 538 ЕМ, 123-й регион (Краснодарский край). Она преследует нас и в станице Вышестеблиевской, где строится железная дорога к будущему мосту, и на мысе Панагия, откуда открывается вид на нефтяной терминал. Еще весной в окрестных полях цвели ромашки с фиалками. Теперь округу не узнать: все перекопано, засыпано горами щебня и расчерчено железнодорожными ветками. В лесополосах не стало птиц, потому что лесополосы методично выжигают. Вырубать и вывозить деревья строителям дорого и хлопотно.


Фото: Евгений Титов / «Новая газета»

На пути — городок для рабочих: двухэтажные железные блоки за колючей проволокой. По сути, строительство моста уже идет, хотя сам проект еще на согласовании в Главном управлении государственной экспертизы. Там должны определить обоснованность сметы, оценить результаты инженерных изысканий, подтвердить безопасность сооружения. Параллельно идет археологическое обследование местности. Во всяком случае, так говорят в компании Аркадия Ротенберга «Стройгазмонтаж» (генподрядчик строительства).

Птичек жалко

В мае мне с группой экологов удалось прорваться на стройку, проехав мимо будки с охранником. Теперь строители учли ошибки: нас встречал настоящий блок-пост с небольшим отрядом. Шлагбаум, колючая проволока, бетонные блоки — стройку и берег охраняют от прессы, как секретную военную базу.

Ничем не может помочь и Ольга из пресс-службы фирмы «Стройгазмонтаж». По ее словам, для журналистов периодически организуются туры на стройку, но когда будет следующий, она не знает. Поначалу Ольга даже готова была дать мне видео со стройки. Правда, потом перезванивает и просит официальный запрос редакции «на бланке и с печатью». То, что нужно сделать сайт строительства и, как во всем цивилизованном мире, разместить на нем материалы в открытом доступе, никому в голову не приходит.

В объективе фотоаппарата — недавно построенный технологический мост, по которому тянется вереница КамАЗов. Ближе к берегу — плавучие «снаряды», которыми забивают сваи. Спускаемся к озеру Тузла — памятнику природы краевого значения. В прежние годы здесь было не видно воды от птиц. Теперь — пустая водная гладь, а на берегу работает установка, похожая на мини-бульдозер. Это геологическая разведка, бурят грунт. Через пару сотен метров лежат огромные горы гравия. В этом месте автодорога будет соединяться с мостом. Грунт еще изучают, а стройка уже идет.

В таком же аврале проходили общественные слушания по проекту моста. По логике, должны сначала обсудить, как проводить ОВОС — оценку воздействия на окружающую среду, и только потом, после проведения оценки, обсуждать ее результаты. Но в данном случае решили, видимо, сэкономить время — и обсудили все сразу. Формальностью в данном случае стала и государственная экологическая экспертиза. Вообще-то процедура это долгая и сложная, связанная с работой большой государственной комиссии. Но в июле с.г. Госдума срочно внесла изменения в Закон об экологической экспертизе, в Закон об особо охраняемых природных территориях, Водный и Земельный кодексы. И теперь, например, грунт, оставшийся после углубления дна, можно сваливать в любой точке Азовского моря. А на проведение государственной экологической экспертизы дается всего 45 дней. Впрочем, новый закон вообще позволяет не ждать никаких экспертиз и разрешений для начала «подготовительных работ». Если «Крым наш», то к чему такая спешка?

Не надо пылить!

Оксана Федоровна живет на улице Пролетарской в Тамани. Кажется, у нее во дворе нет ничего, кроме пыли. Иду по дорожке, оставляя следы, как на Луне. На летней кухне в пыли тарелки и кастрюли, в пыли телевизор и любимый фикус на подоконнике. Про картошку и помидоры в огороде и говорить не хочется. Самое скверное, Оксана Федоровна и ее соседи вынуждены постоянно дышать пылью.

Пыль поднимают огромные грузовики, которые везут стройматериалы на строительство моста. Из-за них дрожит почва, и каждые две-три минуты в центре Тамани происходит маленькое землетрясение. Днем к этому еще как-то можно привыкнуть, но грузовики идут круглые сутки, поэтому ночью таманчане не спят.

Кроме Пролетарской, излюбленный грузовой маршрут — улица Карла Маркса. Официально большегрузы должны ехать по объездной дороге, специально для них заасфальтированной. Но она по неизвестным причинам перекрыта, а на некоторых участках столбы ЛЭП вкопаны прямо посреди трассы.

С грузовиками сражается Екатерина Чеботарева — депутат Совета поселка Таманского. Десятки написанные ею писем в прокуратуру и полицию ничего не дали. Отчаявшись, Екатерина встала посреди дороги и перекрыла путь большегрузу. У водителя Чеботарева потребовала документ, разрешающий проезд по поселку. Разумеется, он ничего не предъявил, но главное не в этом: Чеботареву не поддержал никто — ни водители, ни местные.


Фото: Евгений Титов / «Новая газета»

Не вышли сословием

В поселке Волна уже работает международный порт «Тамань». Зерновой и нефтяной терминалы построены несколько лет назад. Сейчас перевалочную базу будет строить ЗАО «Таманьнефтегаз», которым руководит гражданин Бельгии Мишель Литвак. Так совпало, что автомобильная и железная дороги, ведущие к керченскому мосту, сослужат порту Литвака отличную службу.

На гравийной дороге жуткие ухабы, из-за которых бьемся головами о потолок машины. Приезжаем к местной жительнице Ларисе Дейнеге, в ее маленький домик на краю поселка. Основа жизни — сарай, в нем пластмассовый бак. В этот бак Лариса Иосифовна наливает воду, которой пользуется несколько дней. Потому что перебои с водой тут постоянные и долгие. Как и со светом.

Из Москвы в Тамань Лариса приехала 18 лет назад. Ее сын Давид — инвалид первой группы, и женщина хотела «поближе к морю, оздоравливать ребенка». В Москве у Давида была так называемая «карта реабилитации», по которой полагался бассейн и ежегодный санаторий. «Здесь об этом даже не слышали», — говорит Лариса Иосифовна.

Поликлиники в поселке тоже нет, лишь медсестра и фельдшер, принимающие пациентов в комнатке на втором этаже сельпо. Больница есть в соседней Тамани, но там год от года все меньше коек: сейчас осталось 58. А в остальном — все хорошо: Таманский полуостров гремит на весь мир своим будущим мостом и портом.

ОФИЦИАЛЬНО

Пресс-служба Федерального дорожного агентства:

«Материалы изысканий и конструктивные решения проекта моста через Керченский пролив переданы на рассмотрение в Главгосэкспертизу РФ. Технические решения пройдут проверку на соответствие требованиям законодательства, технических регламентов, строительных норм и правил. Также будет оценена экономическая эффективность проекта. Соответствие указанным требованиям обеспечит конструктивную надежность, долговечность, безопасность транспортного перехода, а также минимизацию воздействий на окружающую среду. На экспертизу также будет передана программа по охране окружающей среды в рамках проекта. После получения положительного заключения Главгосэкспертизы РФ заказчик строительства транспортного перехода — ФКУ Упрдор «Тамань» — утвердит окончательные проектные решения.

Чтобы выдержать необходимый темп работ, проектировщики предлагают возводить мост одновременно по всему фронту строительства: его разделят на шесть участков. Сократить срок изготовления и монтажа конструкций позволит укрупненная сборка элементов перехода непосредственно на стройплощадках. Повысить надежность поставок позволит использование отечественных материалов, которые будут доставляться на таманский и керченский берега из разных регионов страны. Мост оборудуют инженерными коммуникациями, которые обеспечат его безопасность и бесперебойное функционирование».

Кто и зачем следит за нашим корреспондентом?

Этот вопрос «Новая газета» письменно адресовала руководству Министерства внутренних дел России и ГУВД РФ по Краснодарскому краю. Ждем ответа

Напомним, 6 октября соб. корр. «Новой» по Южному федеральному округу Евгений Титов вместе со съемочной группой шведского телеканала SVT и представителями общественной организации «Экологическая вахта по Северному Кавказу» побывал в Тамани, где строится мост в Крым.

Вернувшись домой, Титов обнаружил за собой слежку. Это видно на записи с камер видеонаблюдения, которые мы публикуем. На снимках хорошо читаются и номера машин «слежения» — Р 532 МХ 123 регион (Краснодарский край) и Е 869 КХ 01 регион (Адыгея). Полагаем, что правоохранителям не составит труда установить их владельцев.

источник: Новая газета



загрузка...

Читайте також

Коментарі