Как жить в Донецке: История с рынка

Как жить в Донецке: История с рынка

За полтора года оккупации в Донецке сложился своеобразный протестный фольклор, весьма популярный в проукраинских кругах. Лишенные права голоса патриоты выкладывают свои очерки в соцсетях, и по ключевым словам определяют друг друга в толпе. Главное слово-пароль — «Вниизаапна!» — визитная карточка подпольщика с ником Фашик Донецкий (на самом деле ников у него много, ибо за литературную виртуозность поклонники «Новороссии» Фашика страшно ненавидят и склочно банят). После победы, которую он приближает, помогая армии и волонтерам, мы обязательно узнаем его имя – и имена других героев Украины, которые сегодня представляют голос настоящего Донбасса.

Мы публикуем одну их историй другого анонимного автора из закрытой по понятным причинам проукраинской группы, которых в Донецке достаточно много. Свое согласие на публикацию дончане выражают тэгом ‪#‎ИзДонецка_сЛюбовью‬ – с надеждой на взаимность и верой в лучшее. Ваши комментарии мы обязательно передадим, поэтому не скупитесь на слова поддержки.

«Воскресенье в Донецке. Солнечное и холодное. Ночной заморозок укоротил жизнь зелени на деревьях и резкий, как всегда дующий со всех сторон сразу, ветер Золотого кольца активно сдирает ее с веток.

У меня важное и ответственное дело — купить яблок. В наушниках — иначе не выходит отвлечься от сугубо ватного базара — брожу по окрестностям Южного АВ. Лоточники торгуют чем угодно-от дешевых футболок с ржущими искандерами до клея Момент. Яблок не наблюдается. С тоской вспоминаю яблочные развалы Текстильщика, где каждую осень выстраивалась шеренга фур и улыбчивых украиномовних продавчинь с Западной Украины.

Лирика, тоска, опустим.
-Откуда яблочко, хозяюшка?
— Абхазия, Краснодар, гляньте, какие красивые!
— Эээ..
-Та вы не сомневайтесь, берите!
Сомневаюсь. Отхожу покурить. До сих пор не могу привыкнуть.

Да и яблочки,если честно,не айс. Особенно в свете цены, эквивалентной 25 гр и выше.
У лотка с фруктами-овощами народ если и не толпится, то, по крайней мере, не иссякает. Картошка — десять. Лук тринадцать. Перец двадцать пять, помидоры-огурцы около тридцати гривен. Бабушка с пятью картофелинами в пакетике считает сдачу монетками с двуглавой курицей. После недавнего вояжа в Мариуполь цены вызывают у меня почти ушедшую оторопь.

Однако внииззапна, как любит говорить один мой знакомый, появляются ОНИ.

Странный, не похожий ни на русский, ни тем более на украинский, выговор, узкое, темное скуластое …эээ ..ладно, пусть будет лицо. Змеиные глазки, мятая, повидавшая виды, камуфля-цифра. Редкая группа крови — третья отрицательная, судя по вышивке на груди. И новенький шеврон батальона Сомали на правой руке.

Защитнечег, млин. Из солнечной монголо-бурятии. С ним мадам. Годков так хорошо за пятьдесят. Форма с чужого плеча — явно большая ей «горка», которая недавно вошла в моду в братской Сирии.

Пара деловито выбирает овощи. По разговору понимаю, что скупиться нужно на «поляну» — друганов из не менее братской Чечни нужно принять достойно.

Наблюдаю. Курю. Молча. Молчать здесь все, кроме хлопчатобумажных, учатся быстро.

Пять кило картошки. Перец. Помидоры. Огурцы. Чеснок, буряк, морковь, лук — явный будущий борщ. Три кило самого дорогого винограда. Фейхоа, чи как там ее правильно…
— Иии, слуш, а ото чет такое? Овасч? — он так и сказал – овасч — указывая на мелкую позднюю дыньку (до сих пор в толк не возьму, откуда оно такое вылезло, с дынями незнакомое? Да и недавно вылезло, похоже, иначе уже было б в курсе. Кого там куда выводят, говорите?..)

Продавщица объясняет, тело отоваривается и дыней тоже. Гад. Я в этом году ни разу не ела.

Три полные сумки. Тысяча с чем-то рублей. Богатый буратин, однако.

«Джентльмен», посчитав долг исполненным — ну я ж расплатился — оставляет сумки своей «даме» и направляется по следующим лоткам-магазинчикам. Дама весом в пятьдесят кг героически тащит на себе двадцать.

Мне становится лень стоять дальше, и я подхожу к лотку.

— Что, кассу сделали? – улыбаюсь.
— Сделали! — девочки за прилавком явно довольны.
— А мне дыньку не продадите? — забрасываю пробный шар,- Или виноградика, того, красивого? Ну и яблочек, конечно.

— Яблочек завсегда пожалуйста. А вот дыньку… зеленоваты они… да и виноградик… экология, ехал долго… – продавщица подмигивает и улыбается.

Я зло ухмыляюсь про себя, втайне лелея мысли о пестицидах, коими богата земля братской Абхазии.

— Спасибо, девочки! Удачной торговли.



загрузка...

Читайте також

Коментарі