Несколько дней назад в наших общественных спорах возникло странное эхо. Возникло чувство, что находишься в московском Храме Христа Спасителя. Хор пророссийских сторонников независимости во весь голос пел дифирамбы Владимиру Путину. Тот, кто на страницах российской прессы спасает голыми руками дельфинов, теперь избавит нас от ИГ.

Причем, слышно было не только фанатов и купленных. Один из куплетов был посвящен прагматизму и реальной политике. Владимир Путин, которого незаслуженно презирал весь Запад, раньше всех понял, что нужно договариваться с Башаром Асадом против Исламского государства. И нам пора тоже осознать этот факт. В конце концов, свободный мир объединился со Сталиным против Гитлера.

Не стоит заблуждаться

В этом прагматизме, безусловно, есть доля истины. Решение абсолютно не в том, чтобы игнорировать Владимира Путина, однако, чтобы там ни твердили сторонники Кремля, никто этого и не делает. Все говорят с ним, и так должно продолжаться впредь. Хотя бы во избежание столкновения самолетов двух коалиций в небе над Сирией. Но о союзе или лжи по поводу настоящих целей войны не может быть и речи.

Дело в том, что Путин ввязался в конфликт, чтобы поддержать сирийский режим, а не уничтожить Исламское государство. Едва ли тут уместны параллели со Сталиным и Гитлером. Кремль стремится спасти шкуру диктатора, на совести которого более 200 000 человеческих жизней.

У нас были на этот счет подозрения на прошлой неделе, а теперь мы получили подтверждение.

В то время, как иракская армия бьет по конвоям аль-Багдади, а Франция пытается уничтожить тренировочные лагеря ИГ, российские удары были нацелены на подступивших к позициям режима повстанцев. Противников ИГ, которое воспользовалось этим для наступления.

От российских ударов гибли мирные жители, как и от американских в Афганистане. Только вот американцы приносили извинения и мирились с резкой критикой антиимпериалистов. Те, кстати, сейчас не говорят ничего или почти ничего насчет жертв российских операций.

Суверенитет против долга по защите

Каков аргумент сторонников президента России? Он начал вмешательство по просьбе сирийских властей и, следовательно, уважает суверенитет страны.

Но подобные слова вызывают лишь улыбку. Ведь те же самые люди поддержали Владимира Путина, когда тот совершенно грубым и колониальным образом нарушил границы украинской нации. Их любимое выражение «двойные стандарты» прекрасно подходит и к ним самим. Ведь, по сути, они не против империализма, а против США.

Прошлое сильнейшей мировой державы и ее катастрофическое вмешательство в Ираке оставили глубокий след. Президент России получает такую поддержку еще и потому, что многие хотят многополярности. Поэтому к праву на вмешательство следует подходить с большой осторожностью.

Любая страна совершает проступок, когда нарушает суверенитет другой страны без мандата ООН. Но та была создана из-за провала Лиги наций перед лицом нацизма. Именно ее релятивизм долгое время позволял Гитлеру безнаказанно уничтожать людей, а потом и начать захват соседних стран. И лишь вмешательство коалиции американцев и Сопротивления спасло нас, французов, от изгнания и гибели.

С окончания Второй мировой войны равновесие международных отношений зиждется на двух столпах: уважение к суверенитету и долг по защите мирного населения, когда государство сходит с ума и начинает уничтожать собственный народ.

О каком суверенитете идет речь в Сирии? Башар Асад — мясник, который режет, обстреливает и травит газом народ, вынужденный бежать к нам через Средиземное море.

Владимир Путин начал вмешательство в Сирии для защиты не права народов на самоопределение, а права тиранов на народы.

Страх цветных революций

У путинской России нет ни возможности, ни желания покончить с Исламским государством. Самый большой ее страх — это цветные революции. Украинская, иранская и арабская весна не дают покоя президенту России и подконтрольным власти СМИ. Все они, разумеется, видят в происходящем лишь махинации и заговор ЦРУ, хотя оно явно было к этому непричастно и лишь следило за развитием событий.

Заставшая врасплох ФСБ и ЦРУ действительность в том, что мир меняется. Государства значат меньше, чем раньше, они хрупки, а гражданское общество становится сильнее, в том числе благодаря новым технологиям. Этот новый мир, который уже наступил, заставляет трястись от страха автократов вроде Владимира Путина.

Его действия в Сирии призваны вывести его из изоляции, в которой он оказался из-за аннексии Крыма и дестабилизации востока Украины. Кроме того, они должны защитить его от собственного народа.

Народа, который сейчас, если верить (не слишком надежным) опросам, поддерживает его, однако до войны на Украине сомневался в нем.

Он может вновь засомневаться, выступить против посягательств на демократию и заведенной в тупик экономики (она сгибается под грузом коррупции и чрезвычайно сильно зависит от котировок сырья), забыв о постоянных призывах к патриотизму на фоне кризисов и возвращения России на международную арену. Именно для этого нужны вмешательства на Украине и в Сирии. Рискованный ход.

Российская пресса уже беспокоится, что Сирия может обернуться глубоким болотом. Выход здесь представляется только один: если раньше Россия была лучшей союзницей Башара Асада, теперь ей придется выкрутить ему руки и убедить отказаться вместе с семьей от власти в обмен на убежище.

Без такого дипломатического успеха вся спасательная операция обернется ничем. Более того, она даже может стать ловушкой. Как вмешательство в Ираке для Джорджа Буша.

Оригинал публикации: Vladimir Poutine et les souverainistes dans le bourbier syrien, источник: Иносми



загрузка...

Читайте також

Коментарі