«После того, как российские летчики с прошлой среды начали сбрасывать бомбы над Сирией, в самой России, имеющей около 20 млн собственных граждан-мусульман, возросли страхи по поводу того, что насилие может вернуться ей бумерангом», — пишет обозреватель немецкой газеты Sueddeutsche Zeitung Юлиан Ханс.

Журналист напоминает, что еще недавно целый ряд крупных терактов, а именно — захват заложников на Дубровке, теракты в Беслане, в московском метро и аэропорту Домодедово, вызвали в российском обществе чувство неуверенности и ощущение угрозы. Тогда с помощью «беспрестанных антитеррористических операций силовики справились с боевиками, а последний крупный теракт за пределами беспокойных северокавказских республик был совершен в Волгограде перед началом сочинской Олимпиады. Но угроза принести террор в Сочи осталась нереализованной, и Игры прошли без происшествий».

Однако военная операция в Сирии, как опасается аналитик-востоковед Московского центра Карнеги Алексей Малашенко, «может положить конец периоду этого относительного спокойствия». «Москва должна подготовиться к новому террору», — констатирует эксперт. По его словам, организация «Исламское государство» (в РФ признана террористической и запрещена. — Прим. ред.) — «это, по большому счету, не только раковая опухоль или результат деформации ислама западными спецслужбами», как утверждают многие российские политики. «Многие в исламском мире воспринимают борьбу против ИГ как борьбу с исламом. А вплоть до недавнего времени Россия не принимала участия в этой борьбе», — предупреждает Малашенко.

К тому же то обстоятельство, что Россия, вступив в шиитско-алавитскую коалицию с Дамаском, Тегераном и «Хизбаллой», преимущественно бомбит населенные суннитами районы, действует на «многих как предвзятое отношение к конфликту между конфессиями», отмечает журналист. Уже в этот понедельник 50 представителей саудовского духовенства призвали мусульман к джихаду против сирийского правительства и его союзников. «Это война против суннитов, их государств и их идентичности», — говорится в их обращении. В тот же день войну российским вооруженным силам объявили более 40 сирийских повстанческих группировок.

Как полагает эксперт по борьбе с терроризмом из Института по изучению войны (Institute for the study of war — ISW) Харлин Гамбхир, дополнительной опасностью для России стало то, что вакуум, появившийся после устранения российскими силовиками руководства северокавказских боевиков, был заполнен именно ИГ. Так, после ликвидации российскими спецслужбами в апреле 2015 года Алиасхаба Кебекова — преемника убитого главы Кавказского эмирата Доку Умарова, террористы сразу в четырех из шести провинций эмирата — Дагестане, Чечне, Ингушетии и Кабардино-Балкарии — присягнули на верность лидеру ИГ Абу Бакру аль-Багдади и попросили у него поддержки.

Гамбхир, как добавляет Sueddeutsche Zeitung, считает, что «ИГ вполне может заново разжечь чеченскую войну, следуя своей тактике разжигания региональных конфликтов».

Источник: Süddeutsche Zeitung, источник: Инопресса



загрузка...

Читайте також

Коментарі