Странным образом россияне перестали верить в светлое будущее, принявшись уповать на темное прошлое. И пропагандистская машина не упустила этот момент.

В России любят мертвых и прошлое. Мертвых — сильнее. Молодожены продолжают посещать памятники Ленину и возлагать к ним цветы. Так было положено раньше, за этим следили идеологи из райкомов, горкомов и обкомов. Так делают и сейчас, традиция во многих российских городах сохранилась, как и ленинские истуканы.

Еще в России любят Сталина. Того самого второго вождя после Ленина, при котором СССР потерял миллионы граждан — репрессированных, расстрелянных или сосланных в сибирские и уральские лагеря. Еще миллионы погубила Вторая мировая война из‑за бездарного командования того самого Сталина. Всех погибших помнят, но как‑то странно — скопом, одной большой массой.

Россияне любят убитых тысячу, две, три и больше лет назад. Мне приходилось читать, что есть совершенно неизвестные русские герои, победившие китайского императора в первом тысячелетии до нашей эры. Можно поверить на слово, как и в лозунг о непобедимом “русском оружии”, хотя легко убедиться, что побед на самом деле не было. Те, что выдаются за победы, или совершены с чьей‑то помощью, или просто выдуманы.

Но прошлое любят. В прошлом было понятно, что любить и за что. Сто лет назад все войны и “собирание земель русских” происходили под лозунгом “за веру, царя и отечество”. Все просто, хотя с современной точки зрения даже примитивно. Но если реально осмотреть предметы воздыхания, то вера была, царь был, отечество разрасталось. Потом большевики решили построить новый мир: веру поменяли на коммунизм, царя на вождя, отечество оставили прежним в прежних границах. Кто не хотел возвращаться в прежние границы, того вновь завоевывали. Советские вожди постоянно врали, обещая светлое будущее, при этом закрывая границы железным занавесом.

Это же так просто — когда все как раньше

Людей убеждали верить в светлое будущее. В первые годы большевизма комиссары завлекали лозунгами “от каждого по способности — каждому по потребности”, коммунизмом, где все будет бесплатно. Потом большевики осознали, что обещанного выполнить не могут и принялись примитивно заставлять: если не поверишь, то посадим или расстреляем. И сажали, и расстреливали. Народ безропотно стал любить вождей. Когда этой власти не стало, у народа случился припадок разочарования, а затем — ностальгии. Странным образом люди перестали верить в светлое будущее, принявшись верить в темное прошлое.

Трудно объяснить это состояние российского народа. Но когда появилась возможность стать свободными, работать, учиться, добиваться успеха, русские ударились в мистицизм, уповая на мертвецов. Новая путинская пропаганда подхватила тенденцию и принялась умело регулировать настроения людей, убеждая их в том, что при Ленине, Сталине и прочих советских вождях жилось хорошо. Объяснение простое: Путин работает в той же идеологии, он сталинист, сторонник жесткой власти, цензуры, запретов и пропаганды. То есть как Сталин — отец народа, любимец детей и спортсменов, отважный руководитель, летчик, танкист, подводник.

Это же так просто — когда все как раньше. Способностей нет, но есть потребности. Ума нет, но можно купить диссертацию. Сосед засмеялся — дать в морду. Не засмеялся — написать донос. Завоевать, захватить, отобрать, своровать намного легче, чем конструировать, собирать, сочинять и планировать. Телевидение настойчиво показывает фильмы на темы великого советского прошлого, пропагандисты с упоением рассказывают о великих строителях коммунизма и великой советской страны, вызывая у старшего поколения слезы умиления, у среднего растерянность, у младшего — любопытство. Младшие не знают ужасов репрессий и бесполезных строек коммунизма, но их привлекает кажущееся величие. Величие на крови, на лжи, агрессии и оккупации.

На медицинском языке это называется паллиатив — лечение, облегчающее симптомы болезни, но не избавляющее от нее. Но скоро наступит кахексия — крайнее истощение организма и смерть.

Зачем Путину оживлять мертвую и бесплодную идеологию почитания вождей и мифических подвигов, развивать ностальгию по советской жизни, на самом деле темной и беспросветной? Наверное, чтобы задержать собственную политическую смерть. Она неминуемо наступит, но Путин всячески ее оттягивает, внушая россиянам, что нищая советская жизнь лучше, чем то, что предлагает зловредный Запад — демократию и свободную экономику. Путин так и не смог создать новую страну, поэтому навязывает эрзац старой, надеясь, что и его прах не растопчут, а почтут и осыплют цветами.

Автор: Олег Панфилов

Текст опубликован в журнале «Новое время» за 2 октября 2015 года



загрузка...

Читайте також

Коментарі