На границе люди ходят хмуро. 

Российский пограничник, осматривая легковушку с крымскими номерами АК на одном из въездов в Крым со стороны материковой Украины, цедит сквозь зубы вопрос водителю:
– Ну что, «Правый Сектор» так никого и не пускает?
Водитель клеит дурня:
– Как не пускает? Мы же проехали!
– Ну, я имел в виду фуры…
– (мстительно) А там нет никаких фур!
– И как долго это будет продолжаться?
– Ну-у-у, кто его знает… (про себя: «Пока вы отсюда не с***тесь!»).
Разговор по теме продолжается на паспортном контроле:
– Ну что, «Правый Сектор» там все еще стоит?
– Не знаю…
– Как не знаете? Вы же с той стороны едете!
– Их там много. Разных. Я не разбираюсь. У них на лице не написано, правый сектор или какой-то другой. Что вы все спрашиваете одно и то же?
– Так интересно же!
– Ну вот пойдите и посмотрите сами, если вам так интересно!
А то сидит и пугает сам себя «Правым сектором», как местные крымские «ватники» в феврале прошлого года.
Улыбается, типа понял шутку. Да знаю я, что тебе туда нельзя. А жаль.
Вот мне интересно посмотреть на твою физиономию, когда ты увидишь там, помимо прочих добровольцев, бородатых чеченцев с зеленым флагом Ичкерии.
Их точно ни с кем не перепутаешь. А то сидит и пугает сам себя «Правым сектором», как местные крымские «ватники» в феврале прошлого года.
Можно подумать, это какие-то особенные существа с рогами, копытами и хвостами.
Или сплошь одетые в вышиванки украиноязычные вуйки с чубом на голове и визиткой Яроша в кармане.
Знал бы ты, что потенциальным правосеком может оказаться любой – например, интеллигентный очкарик-ботаник или даже блондинка с выданным в Крыму российским паспортом, которая отвечает тут на твои дурацкие вопросы на чистейшем русском языке.
Вы по-прежнему сомневаетесь в эффективности блокады?
Эльзара Бешуйли блогер, крымчанка


загрузка...

Читайте також

Коментарі