Джеффри Стейси (Jeffrey A. Stacey), Foreign affairs, перевод ИноСМИ

Президент России Владимир Путин перебросил своих военных и оружие в Сирию, обещая положить конец сирийскому конфликту, однако ситуация на местах вероятнее всего продолжит ухудшаться, а стремление Путина подорвать интересы Запада будет расти.

Наращивание военного потенциала в Сирии представляет собой самый значительный акт проецирования силы за пределами территорий бывшего Советского Союза со времен окончания холодной войны. За последние несколько дней Россия провела серию авиаударов по позициям оппонентов сирийского режима. Она начала применять новейшую наступательную военную технику, в том числе реактивные истребители Су-24, Су-25 и Су-27, боевые вертолеты, беспилотники, основные боевые танки и зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь-С1» с ее новой базы в Латакии, которая расположена внутри территорий, удерживаемых силами Асада.

Хотя в качестве предлога Россия использует угрозу со стороны Исламского государства, ее военная кампания направлена в первую очередь на то, чтобы помочь режиму Асада сохранить власть в Сирии, перекрыв пути к дипломатическому урегулированию конфликта, которые ранее появились в связи с подписанием соглашения по иранской ядерной программе. Россия также намеревается сохранить крупную передовую оперативную базу на Ближнем Востоке, что позволит ей не только принять участие в выборе следующего сирийского режима, но и влиять на события в этом регионе помимо текущего конфликта.

Между тем, наибольшее беспокойство сейчас вызывает то, что нет никаких гарантий, что Россия не использует свое современное оружие для дальнейшей дестабилизации ситуации, в том числе путем нанесения непрерывных ударов по позициям оппозиционных сил, поддерживаемых США и государствами Персидского залива. В действительности первые удары российских самолетов были направлены не против позиций ИГИЛ, а против позиций более умеренных антиправительственных группировок. Кроме того, сейчас возникает множество вопросов, касающихся способности военно-воздушных сил России проводить операции в пространстве, где также действует военная авиация Великобритании, Франции, стран Персидского залива, Турции и США, и при этом не подвергать опасности — сознательно или непреднамеренно — самолеты и пилотов союзников.

Россия играет в опасные «кошки-мышки» с самолетами и кораблями союзников на всей территории Евразии уже на протяжении многих месяцев. Помимо всего прочего, ее самолеты были замечены внутри маршрутов полета западных коммерческих и военных самолетов, а ее корабли и подводные лодки периодически заходили в территориальные воды западных государств. Кроме того, Россия провела ряд масштабных военных учений у границ Польши и стран Балтии, а сотрудники ее разведки фактически похитили эстонского агента в ходе прошлогоднего саммита НАТО и удерживали его в течение нескольких дней.

Однако российская интервенция в Сирию вызывает гораздо больше опасений. Она не только превосходит интервенцию России на Украину по характеру военных операций, она также, вероятно, заставит страны Персидского залива во главе с Саудовской Аравией в значительной мере увеличить поддержку антиправительственных суннитских повстанческих группировок в Сирии. Коротко говоря, эта региональная война — которую уже можно назвать малой мировой войной, учитывая то, сколько иностранных держав принимают участие в военных операциях в Сирии — скорее всего, растянется на длительный срок именно тогда, когда появился шанс на дипломатическое урегулирование этого конфликта в связи с подписанием ядерного соглашения с Ираном.

Верное восприятие, заблуждение и сдерживание

Этот продуманный и дестабилизирующий ход Путина не должен был застать врасплох США и их западных союзников. С момента вторжения и оккупации Россией востока Украины Путин постоянно проверял Запад на прочность, выискивая слабые места и способы, с помощью которых возродившаяся в военном и дипломатическом смыслах Россия может подорвать системы безопасности Запада и заставить западные столицы снова увидеть в России ведущую мировую державу, обладающую уникальным набором легитимных интересов.

Но здесь имели место не просто упущение и недоработка. Здесь речь шла о готовности выполнять взятые обязательства. Не отреагировав должным образом на незаконное вторжение и оккупацию Украины, США и их западные союзники в сущности дали Путину добро на проецирование силы в других геостратегических горячих точках.

Когда Путин попытался проверить Запад на прочность, и Запад эту проверку не прошел, он утратил свой авторитет и вместе с этим способность предотвращать незаконные действия России. Большинство западных экспертов в области безопасности сосредоточились на конфликте вокруг Украины и совершенно забыли о его глобальных стратегических последствиях.

Эксперты в Вашингтоне выступали против того, чтобы предоставить Украине оружие, потому что, как они считали, в этом случае Путин поднимет ставки. Но на самом деле ставки нужно было поднять именно США. Скорее всего, в этом случае Путин отступил бы. В конце концов, Путин уважает только силу. Россия, как правило, отступает, если возникает реальная угроза применения силы в отношении нее. Между тем, санкции, которые дорого обошлись российской экономике, не сумели сдержать Путина.

Запад все же достиг некоторых успехов после вторжения России на Украину, не позволив России добраться до других частей Европы. США довольно быстро заверили Польшу и другие страны Восточной и Центральной Европы в своей готовности их защитить, решительно отрезав путь России в эти бывшие советские республики. Но после потери Крыма основам международного права — в частности, запрету на нарушение границ суверенного государства — был нанесен сокрушительный удар.

Россия в гораздо большей степени заинтересована в Сирии и сохранении режима Асада, чем США и их западные союзники. И, вероятно, полагая, что Запад не станет сопротивляться, Россия вмешалась в сирийский конфликт и начала свою воздушную кампанию. И теперь у России появилась новая передовая оперативная база в ключевом регионе мира. Основы этого военного наращивания были заложены примерно два года назад, когда Путин ловко вмешался в поиски решения сирийского конфликта — когда США, Соединенное Королевство и Франция не смогли настоять на проведении красной черты в связи с применением химического оружия режимом Асада. Однако именно неспособность Запада помешать Путину на Украине вдохновила его на новый амбициозный шаг.

Поскольку Запад вряд ли станет вмешиваться в сирийский конфликт напрямую, США необходимо создать эффективную систему сдерживания России. Такая система может стать стратегически эффективной и не слишком затратной, однако ее сложно создать и поддерживать и очень легко потерять. Сдерживание приобретает огромное значение, когда та или иная сверхдержава не хочет или не может вмешиваться в конфликт, в котором у нее есть собственные интересы.

Создание системы сдерживания — это довольно сложный процесс. Ее невозможно создать в отсутствие точных данных о действиях (или возможных действиях) противника, перегруппировки вооруженных сил, проведения военных учений или даже фактического применения военной силы. Однако главная сложность в данном случае заключается в необходимости делать это в разгар кризиса или конфликта, поскольку те шаги, которые в мирное время могут быть эффективными, в период войны будут восприняты как попытки эскалации. Именно поэтому создание такой системы сдерживания скорее всего будет невозможным до окончания текущего конфликта. После его окончания США и их западным союзникам придется приложить массу усилий для того, чтобы выстроить такую систему сдерживания против преступных интервенций России в этом и других регионах.

Выбор времени для российской интервенции оказался крайне неудачным. Соглашение с Ираном уже начало оказывать благоприятное воздействие на ход сирийского конфликта. Иран не только приструнил лидера сил аль-Кудс и отказался от поддержки хуситов в Йемене, но и содействовал заключению двух перемирий в Сирии, а также публично выступил с призывом найти дипломатическое решение этого конфликта. Однако теперь по просьбам России и Сирии Иран вполне может двинуться в гораздо более опасном направлении, предоставив режиму Асада сотни иранских военнослужащих.

США оказали себе огромную услугу, успешно завершив переговоры по иранской ядерной программе. Однако теперь они столкнулись с последствиями своей более ранней ошибки. В ближайшее время Асад никуда не уйдет. И война в Сирии еще далека от своего завершения. А учитывая непредсказуемость России, она, несомненно, снова попытается найти слабое место Запада, чтобы еще больше подорвать его интересы.



загрузка...

Читайте також

Коментарі