«Все прониклись друг к другу любовью и доверием, пострадали только бюджет и студенты», — по мере накопления фактов несправедливости к преподавателям вузам, оставшимся в Донецке, последние начинают обличать порядки в «молодой республике» и вспоминать об Украине. Об этом — письмо бывшего преподавателя «ДонНУ-ДНР», опубликованное на ОстроВе.

«Я – Чернышева Ольга Александровна, кандидат филологических наук, доцент, представитель донецкой филологической школы. Как и многим жителям Донецка, мне было близко родившееся на идее соблюдения законности движение за свободу Донбасса.

Но то, что я наблюдала в течение прошедшего учебного года в министерстве образования ДНР, на филологическом факультете Донецкого национального университета заставляет поставить под сомнение саму идею соблюдения законности и декларированных прав человека. Слишком обнажились многие недопустимые даже в дни самых страшных катаклизмов явления, обнажилось дно. «Окаянные дни», как писал И.А.Бунин, показали те проблемы, о которых я не могу молчать.

Прежде всего поразил факт назначения и.о.декана филологического факультета И.М.Артамонову, личность, как известно, одиозную, уличенную ведущими вузами и учеными Российской Федерации в мошенничестве с чужой интеллектуальной собственностью и лишенную Аттестационной Коллегией МОН Украины 31.10.2014 степени доктора наук по социальным коммуникациям за плагиат, но получившую полную поддержку со стороны министерства образования в лице его первых руководителей и и.о.ректора ДонНУ сначала С.А.Барышникова, а потом C.В.Беспаловой. И.М.Артамонова сознательно продолжает вводить в обман студентов, абитуриентов, их родителей, общественность, настаивая на том, что она до сих пор является доктором наук. Об этом свидетельствуют официальные данные с официального сайта ДонНУ, на котором И.М.Артамонова представлена как доктор наук, профессор. Я неоднократно обращала внимание министерства образования, руководства университета, прокуратуры на то, что подобного рода фальсификации недопустимы. Университет стремится активно сотрудничать с вузами России, Московским государственным университетом, Южным федеральным университетом, однако ученые этих вузов пострадали от мошенничества И.М.Артамоновой. Какой же облик факультета, университета, республики может сложиться у российских коллег? Возникает вопрос, как расценивать действия руководства вуза, министерства, поддерживающих И.М.Артамонову, но надеющихся на получение российских дипломов. Более того, убеждая абитуриентов, что по окончании университета у них будет российский диплом, члены приемной комиссии давали понять, что ДонНУ является филиалом ЮФУ, естественно, с И.М.Артамоновой. C ценным вас, господа, приобретением.

Деструктивный образ действий, непрофессионализм И.М.Артамоновой наиболее ярко проявились в уничтожении кафедры теории литературы и художественной культуры. Она разрушила имидж филологического факультета, университета. Филологи советского и постсоветского пространства всегда ассоциировали филологический факультет Донецкого университета с именем и работами выдающегося ученого Михаила Моисеевича Гиршмана, долгие годы возглавлявшего кафедру. Уничтожить его кафедру – значит уничтожить дух факультета, дух высокого профессионализма.

Указанные факты возмутительны, но страшно другое. И.М.Артамонова с ее воровскими наклонностями не ограничилась научной сферой. Характер ее действий стал «другим наукой», но уже в финансовой сфере и с ее помощью.

С приходом И.М.Артамоновой на должность декана изменилась атмосфера на факультете, у нее появились сподвижники с такими же наклонностями, как у нее. Первым стал профессор В.В.Федоров. Так, работая на кафедре, возглавляемой им, я получала зарплату за 485 часов, имея возможность провести лишь 106 часов занятий согласно расписанию. Возникает вопрос, откуда в ДонНУ берутся деньги, не подтвержденные часами? Если есть возможность платить преподавателю, то почему он лишается возможности делиться со студентами своими знаниями, почему он ограничивается в своем праве на труд, почему студенты лишаются возможности получать качественное образование? Более того, заведующий кафедрой В.В.Федоров создал парадоксальную ситуацию с моей учебной нагрузкой. Я больше двадцати раз обращалась в различные инстанции с настоятельной просьбой предоставить мне расписанную покурсовую и почасовую нагрузку на 2014 – 2015 учебный год. Учебную нагрузку я так и не получила.

Я обратила внимание республики на финансовые нарушения на филологическом факультете, так как несоответствие зарплаты количеству аудиторных занятий вместе с внеаудиторной работой, а, следовательно, растрата бюджета имели место не только у меня. Но только по поручению Уполномоченного по правам человека Генеральной прокуратурой была проведена проверка, которая подтвердила нарушения трудового законодательства и законодательства об оплате труда (копия ответа Генеральной прокуратуры редакции предоставлена), а на имя и.о. ректора С.В.Беспаловой подготовлено представление об устранении выявленных нарушений закона. Но в ДонНУ все закончилось парадоксальным для правового общества образом: виновные остались работать, чтобы продолжать воровать, я уволена, чтобы им не мешать.

У меня тридцатипятилетний преподавательский стаж, я автор единственного за последние двадцать пять лет учебно-методического пособия на кафедре русской литературы, с 1989 года возглавляемой профессором В.В.Федоровым. Но кому это все нужно!

Поведение И.М.Артамоновой не вызывает удивления, ее аморализм, низкий профессиональный уровень давно известны. Удивляет В.В.Федоров: почему на склоне лет человек, заработавший научную известность, так легко марает свое имя? Неужели из всей бумажной продукции ему близки только банкноты?

Слово плагиат – слово иностранное, республика его не понимает. Ни в России, ни в Украине И.М.Артамонова никогда не стала бы деканом, но все очень хорошо совпало: моральный облик В.В.Федорова с моральным обликом И.М.Артамоновой, ректорство С.В.Беспаловой, которая, будучи проректором по научной работе, даже не сочла нужным ответить на письма российских ученых по поводу плагиата И.М.Артамоновой, но теперь активно к ним обращающейся в надежде на сотрудничество. И все это очень счастливо для них совпало с республикой. Все прониклись друг к другу любовью и доверием, пострадали только бюджет и студенты.

Мои знания и опыт нужны были при советской власти, в независимой Украине, в ДНР они не нужны. Если республика считает И.М.Артамонову жертвой киевской хунты (лишение ее степени доктора наук за плагиат), то я, потерявшая работу за критику ее деятельности,- жертва республики.

В Донецке много разбитых домов, но людям не возмещают ущерб – нет денег. В городе часто можно увидеть людей без руки, пострадавших во время военных действий. Вряд ли они живут лучше С.В.Беспаловой, И.М.Артамоновой, В.В. Федорова, у которых две руки и обе руки цепкие.

Страшны не обстрелы, которые рано или поздно кончатся, а то, что остается после них, — разруха и произвол.

Больно, стыдно, страшно».



загрузка...

Читайте також

Коментарі