Об этом рассказал журналист Антон Красовский в эфире Эхо Москвы.

***

Т.Фельгенгауэр― Здравствуйте! Это программа «Особое мнение». Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. И я рада приветствовать в этой студии журналиста Антона Красовского. Здравствуйте, Антон!

А.Красовский― Добрый вечер!

Т.Фельгенгауэр― Директор парка Горького Ольга Захарова, которая с 11-го года занимала эту должность, отправлена в отставку. Это дало повод поговорить о том, что ну всё, как бы наследие Сергея Капкова закончилось уже окончательно и совершенно, потому что парк Горького – это, конечно, была визитная карточка Сергея Капкова. Как вы считаете – всё?

А.КРАСОВСКИЙ:Мы не производим больше никаких выгодных, никаких интересных смыслов. Русские — неинтересны

А.Красовский― Понимаете, закончилось не наследие, Татьяна, Сергея Капкова и не Сергей Капков закончился – долгих лет жизни моему другу Сергею – а закончилось время хипстеров. Поэтому, собственно говоря, сегодня в Фейсбуке нашем — в твоем, в моем — столько вони. Ведь это плач не по Ольге Захаровой. Ведь всем этим людям на Ольга Захарову, которую я тоже очень нежно люблю, абсолютно наплевать. Людям просто не наплевать на те несколько лет, которые они прожили в Москве, столице хипстеров.

Друзья мои, больше нет у вас этой столицы, нет больше вашей Москвы. Меняйте свои бороды, которые вы считали хипстерскими, на окладистые православные. Директором парка там сейчас какая-то промежуточная фигура, женщина, которая руководит парком, в котором ставят советские скульптуры рядом с уродливым зданием Центрального дома художников, из которого уже давно сделать центральный московский морг.

Назначат, я очень надеюсь, Дмитрия Энтео генеральным директором вообще всех парков и общественных пространств в городе Москве, а его начальником в ранге министра культуры и руководителем идеологического блока министерства культуры города Москвы назначат лучшего друга нынешнего так называемого министра так называемой культуры города Москвы Кибовского Хирурга, байкера. И вся эта замечательная — пи-пи-пи – братия благополучно воцарится в столице нашей великой родины.

Понимаете, здесь вопрос не в том, что Ольгу Захарову уволили, потому что она капковская, а просто время это кончилось. Оно не нужно. Все эти люди – лишние люди. Вы все лишние люди в этом городе вновь. Нет больше дискурса об общественных пространствах, нет больше современной архитектуры, не будет больше ваших фонтанчиков, вокруг которых вы медитируете на мягких бесплатных пуфиках, не будет работать никогда и без того не работающий Wi-Fi в парке Горького. Ничего у вас не будет, а будут пролетать самолеты, проплывать пароходы — Привет Мальчишу! – прямиком из Сирии на Москва-реку, в порт пяти морей.

Т.Фельгенгауэр― А чем мешают хипстеры городу? Они же… честное слово, это вот эта бесконечная теория малых дел: «мы вот свой огородик сделаем…, мы не за политику».

А.Красовский― Они никто. Все хипстеры должны понимать, что свой огородик надо делать за 101-м километром. Умные хипстеры уже это сообразили, и в свое время, еще в 90-е годы накупили там себе сказочные участки леса.

Друзья мои, уезжайте, уезжайте из этого города. Если вы, действительно, хотели, правда, что-то в этом городе, как в городе, изменить — у вас сейчас при этой власти никаких надежд не должно оставаться. Ничего хорошего эта власть для вас не сделает. Но власть при этом очень продуктивна. Она все время что-то делает. Она делает мостовые, ставит какие-то фонарики, проводит праздники варенья. Какая-нибудь Вика Цыганова – Вика она, да? – Вика Цыганова выступает на огромных площадях. Вот это все вам предстоит. Вы вернетесь в 97-й год. Вот вы очнетесь во время следующего Дня города, выгляните в окно, а мимо вас будет проплывать огромная река уродов в ушках. Эти ушки, такие ушки на голове будут красиво мигать вам в ответ.

Т.Фельгенгауэр― Ну всё – до свидания летние веранды, вкусная «шаблишечка»…

А.Красовский― Не вкусная, а вкусненькая.

Т.Фельгенгауэр― Простите!

А.Красовский― Да. Не до свидания ни летние веранды, ни вкусненькая «шаблишечка»… Вкусненькая «шаблишечк» уж точно не из-за не очень понятного человека Кибовского исчезнет, а потому что вкусненькая «шаблишечка» дорога нынче, и привозить ее нынче довольно накладно. А будет у вас крымское, покупайте его. Вот сейчас Сергей Минаев («Хлеб и вино») купил, по-моему, 300 бутылок прекрасной Маркесы «крымской» — идите, наслаждайтесь.

Дело совершенно не в этом, а просто закончилось время развлечений, началось время страданий. Вы должны в это наконец поверить. Я вот сколько хожу в эту программу, столько говорю: будут страдания, будут страдания… Никогда никто не верил. Я начал говорить, что будут страдания, когда доллар был еще 32.

Т.Фельгенгауэр― Тогда это еще не было модно.

А.Красовский― Тогда еще не было страданий. Тогда еще все эти разговоры и кривотолки о страдания казались полным бредом сумасшествия, который иногда приходит в голову Павлу Глобе, когда он выпьет 8 бутылок вот этой самой «шаблишечки». Но, друзья мои, страдания будут. Все лишь год назад, я вам хочу напомнить, появился стишок: «Минуло лето, наступила осень. Евро— 49, доллар – 38». Можете посмеяться вместе со мной над этим страшным стихотворением, которому всего лишь год.

Т.Фельгенгауэр― Ну да, а еще какое-то время назад, когда как раз Ольга Захарова приступила к своей работе, и был расцвет праздника и радости, и все ходили, рассказывали: „Где нас бил ОМОН немножко, там теперь велодорожка“.

А.Красовский― Все-таки не надо списывать со счетов личное обаяние Сергея Александровича Капкова, потому что, честно говоря, хочу вам напомнить, был такой период, когда рядом с этим парком Горького, когда и Сергей Александрович Капков был министром культуры в этом городе, и Ольга Захарова благополучно была директором этого самого несчастного парка, вот там, рядом с этим парком организовали так называемый маленький „майданчик“, не в том смысле украинском, что это смотровая площадка, а вот такое место, специально огороженное колючей проволокой, где могли собираться сумасшедшие люди…

Т.Фельгенгауэр― Гайд-парк.

А.Красовский― Гайд-парк. Он тоже был в ведении общественных пространств и лично Ольги Захаровой. И нормальненько там разгонял ОМОН гей-прайд, например. Били людей до кровищи, и наплевать было людям, которые руководили общественным пространством в нашем городе и Ольге Захаровой было наплевать, что людям морду били в кровь. Я знаком прекрасно с Ольгой. Она хороший человек и, действительно, выдающийся профессионал, с моей точки зрения, как и Сережа. Сережа вообще мой товарищ. Но давайте просто у вас не будет никаких иллюзий на этот счет. Это была просто виньетка на теле раздувающегося, разжиревшего омерзотного совершенно Левиафана, в который превратилась нынешняя власть.

Т.Фельгенгауэр― Наш слушатель Виталий пишет: „А сам Антон не спешит сбежать в Урюпинск? Почему?“

А.Красовский― Нет, Антон давно уже так сказать за очень небольшие деньги купил себе маленький кусочек леса. Там растит собачку. Тыква в этом году не выросла, но петрушка была хороша.

Т.Фельгенгауэр― На одной петрушке долго не протянешь.

А.Красовский― А мята? Какая у меня мята!

А.КРАСОВСКИЙ: Не существует ничего такого, что Россия могла бы сейчас предложить на экспорт

Т.Фельгенгауэр― Ну, хорошо, в общем, не пропадете, Антон. Вы как раз среди тех, кто свой маленький огородик…

А.Красовский― Нет, я как раз не среди тех, кто свой маленький огородик. Я просто тебе говорю: я как раз – нет, понимаешь, Таня? Я – нет! Но просто люди, которые сейчас переживают по поводу Ольги Захаровой, это ведь люди, которые пытались свой маленький огородик культивировать во здесь, в центре Мордора . Ну, друзья мои, нету здесь сельскохозяйственных земель, нет здесь никаких условий для того, чтобы здесь колосилось и цвело. Здесь, как я говорят в России, „зона рискованного земледелия“. Вот вчера Капков, а сегодня Кибовский. А завтра к вам придет Хирург, вы не сомневайтесь, на место Кибовского, мальчика из спецшколы с красивой прической, похожего на американского телеведущего придет уродливое потное чмо. Поверьте мне.

Т.Фельгенгауэр― Я предлагаю сделать здесь несколько минут паузы. Это особое мнение Антона Красовского. Мы скоро вернемся и поговорим про Россию и Сирию.

Т.Фельгенгауэр― Продолжается программа „Особое мнение“, и это особое мнение журналиста Антона Красовского. Конечно, тема дня – это Сирия. Владимир Путин подтвердил, что Россия будет поддерживать сирийскую армию с воздуха без участия в наземных операциях, во всяком случае. Как вы знаете, Совет Федерации сегодня уже проголосовал.

А.Красовский― Да нет, Путин не подтвердил, а просто уже начались бомбежки.

Т.Фельгенгауэр― Да, и уже первые авиаудары.

А.Красовский― Да, как только Совет Федерации проголосовал… Было бы странно, если бы Совет Федерации – привет, Совет Федерации! – не проголосовал за это. Более того, даже эта процедура совершенно не нужна. Это какая-то абсолютно формальная, специальная такая на экспорт процедура, она вообще никого не интересует, потому что Сергей Борисович Иванов уже с утра заявил, что все уже решено. Сергей Борисович Иванов у нас Совет Федерации, конечно, а никакой не Совет Федерации.

Смотрите, здесь есть две составляющие. Они обе ужасные, выбирайте любую. Они в одинаковой степени ужасные для людей, которые относятся к историческим процессам, как к части личной жизни. Я человек в этом смысле… здесь, на этом радио есть люди, которые со мной солидарны, например, Александр Глебович Невзоров. Он относится к тому же типу людей относятся, как к историческим процессам, то есть как к тому, за чем можно наблюдать со стороны и как-то попытаться абстрагироваться, даже если эта „черная дыра“ затягивает тебя абсолютно неумолимо в свою зияющую бездну.

Первая – это, конечно, Россия. Как разваливающаяся империя – а ни у кого из вас не должно быть абсолютно никаких сомнений – Россия, безусловно, разваливающаяся империя и недоразвалившаяся империя — этот процесс развала не закончен. И на нашей жизни, причем не на Татьяны Жизни, ни на моей, даст бог мне здоровья, жизни, а на жизни людей, которым за 60 или даже за 70 лет, еще предстоит увидеть той самый момент, когда Россия доразвалится до какого-то следующего своего состояния. И то, что мы сейчас видим, это ведь те же процессы, которые шли в Советском Союзе. „Боинг“ уже был. Теперь пошел ввод „интернационального контингента“. Олимпиада уже у нас была. Нефть упала. В общем, все как полагается. Процессы ускорились, потому что время сейчас быстрее. И главное, как у любого стареющего организма – а разваливающаяся империя, безусловно, старый организм – время идет быстрее. Поэтому все произойдет довольно быстро.

Т.Фельгенгауэр― Всё – это что?

А.Красовский― Россия просто перестанет существовать в нынешнем ее виде. Это не значит, что русский народ перестанет существовать, это не значит, что русская государственность перестанет существовать. А, более того, я очень надеюсь, что это совсем не значит, что русская культура, как доминирующая культура на просторах Центральной и Восточной Европы, перестанет существовать. Но перестанет существовать имперская машина, которая когда-то построила, собрала эти земли, а теперь несет совершенно неизбежно с ужасной скоростью все эти земли и всех людей, которые эти земли населяют, говорят на этом языке и на языках, которые в этих землях находятся, в какую-то чудовищную пропасть.

А.КРАСОВСКИЙ: Путину очень важно показать, что он в деле,ему обидно, что его выкинули из всех человеческих коалиций

Путин, как любой стареющий император в такой ситуации, он ведь сначала пытался что— то сделать хорошее для страны, а потом, увидев, что сделать ничего с этой страной на самом деле невозможно, он попытался для этой страны найти какую-то цель абсолютно внешнюю, потому что никакой внутренней цели найти не получилось. Потому что, Россия – это же не просто сырьевой придаток даже не то чтобы стран Запада – это было бы странно — мы уже даже не являемся сырьевым придатком стран Запада, мы пытаемся стать сырьевым придатком стран Востока, потому что все, что у вас есть, это китайское или корейское.

Т.Фельгенгауэр― У нас есть ядерное оружие.

А.Красовский― Мы его никогда не видели, с одной стороны. С другой стороны, не дай бог нам его когда-нибудь увидеть. Но с третьей стороны, я убежден, что нам еще предстоит когда-нибудь понаблюдать взрыв этого замечательного оружия. Но оно есть не только у нас, оно есть также у Северной Кореи, так что здесь нечем восхищаться. Это не такая уж сложная технология.

А самое главное сейчас, конечно, что мы являемся придатком культурным, придатком интеллектуальным. Мы не производим больше никаких выгодных, никаких интересных смыслов. Русские — неинтересны. Вот американцы, например, всему миру – интересны. Потому что есть Голливуд, потому что есть эта американская идеология. Интересны французы, интересны итальянцы, немцы интересны какой-то своей обстоятельностью, китайцы – своим размахом и огромностью, как говорил государь-император Александр III. А русские не интересны приблизительно ничем.

Т.Фельгенгауэр― Мы тоже можем быть интересными. Ну как же?

А.Красовский― Ну вот нет ничего интересного.

Т.Фельгенгауэр― Во-первых, способностью выживать, я думаю, мы точно можем быть интересны.

А.Красовский― Слушайте, поверь мне, люди, которые выжили в диких дебрях Амазонки на протяжении тысячелетий, добывая яд кураре из каких-то там растений, они обладают гораздо большей способностью выжить в диких условиях.

Т.Фельгенгауэр― Долготерпение русское?

А.Красовский― Долготерпение – тоже оно… Нет ничего русского. Не существует ничего такого, что Россия могла бы сейчас предложить на экспорт, ничего, кроме того, что случайно оказалось на ее территории в виде полезных ископаемых. И они тоже, как мы понимаем, теряют в цене. Дело не в этом.

И вот он нашел этот заветный град Константинополь, этот вот Иерусалим святой, который он сейчас собирается взять, защищать любыми целями. Конечно, смешно, что этот святой град Иерусалим находится где-то между Дамаском и Алеппо. Смешно, что защищать приходится нелепого, куцего, абсолютно англоязычного американизированного парня Башара Асада, которого хотят сместить эти же самые американцы.

Смешно, что сегодня на „Первом канале“ какая-то девочка или мальчик – кто там ведет все эти новости – говорила фантастическую совершенно фразу – я прочел ее в интернете – о „жестком кулаке Ирана, Ирака, Сирии и России“. И дело даже не в этом, дело даже не в том, что наши союзники сейчас не англичане, не немцы, не итальянцы, а Сирия, Ирак и Иран, а дело в том, что все это, вообще, бессмысленное бултыхание России и всего мира перед надвигающимся вторым пришествием мавров. Это пришествие состоится. Мы ничего не можем с этим сделать – ни Путин, ни Обама, ни Америка все своей мощью, ни даже Китай всей своей огромностью – никто не может изменить исторические процессы.

Иногда людям на Западе кажется, что там где-то эти вот черненькие, маленькие глупенькие, орущие бесконечно люди, бегающие вокруг каких непонятных им на Западе святынь, купятся сейчас на какой-нибудь iPhone, джинсы, бусики или даже, может быть, американское кино. Это не так. Вот это не так. Когда гунны наступали на Рим, римляне тоже думали, что сейчас они выкинут парочку украшений, два чертежика каких-нибудь акведуков, покажут Аппиеву дорогу и научат ваять статуи – и вот эти гунны окультурятся, превратятся в таких же римлян, поселяться где-нибудь за границами империи, и все будет хорошо. Нет. Гунны в любом случае придут в Рим, гунны в любом случае сметут этот Рим, и Рима как такового не будет. Вопрос только времени.

В данном случае Рим, конечно, это уже не Москва. Москва – это такая дальняя римская провинция, вот что бы мы ни говорили. Как бы мы не хотели, чтобы у нас был собственный путь, как бы мы ни пытались сейчас показывать ухмылки, ужимки, вот эти чудовищные свои совершенно ернические кривляния Обаме, все равно мы являемся сейчас с исторической точки зрения дальней римской провинцией. Мы такие дальне галлы для американцев. И вот на дальних галлов, то есть на нас, наступают сейчас какие-то кочевники. Кочевники перемелют и нас в итоге сначала, а потом и американцев. Вариантов у нас нет никаких. Сделать с этим мы ничего не можем.

А.КРАСОВСКИЙ: Нету здесь с/х земель, здесь в России „зона рискованного земледелия»

Т.Фельгенгауэр― То есть не важно, поддерживаем мы Асада в Сирии, не поддерживаем, воюем мы там, не воюем…

А.Красовский― Абсолютно не важно.

Т.Фельгенгауэр― Речь ведь идет о российских военнослужащих, которые отправляются в другую страну на войну…

А.Красовский― Понимаешь, с одной стороны, можно сказать: Ужас-ужас-ужас! Афганистан-Афганистан-Афганистан! С другой стороны, ну что там российские военнослужащие! Это какие-то несколько самолетов, которые сейчас абсолютно под телевизионные камеры, — потому что ничего в мире больше не осталось кроме пиара, – разбомбят там что-нибудь. Разумеется, бомбить они будут сейчас, наверное, не ИГИЛ, а будут бомбить антиасадовскую коалицию. А потом, может быть, примутся за ИГИЛ.

Но, в сущности, вы, пожалуйста, не верьте, конечно, Путину: не ИГИЛ его враги, его враги, конечно, те, кто хотят смести Асада, то есть американцы и англичане, и французы, которые сегодня заявили, что Асад проводил геноцид. А мы, честно говоря, этого не знаем. То, что происходит с Асадом, это проблема, прежде всего, Запада, потому что они его упустили. Он же абсолютно западный парень.

Т.Фельгенгауэр― Ну и Владимир Путин на Генассамблее ООН тоже говорил: „Смотрите, вообще, что вы наделали…“ – западным странам в первую очередь.

А.Красовский― Он все время это говорит, уже 15 лет.

Т.Фельгенгауэр― Делаем небольшой перерыв и „Особое мнение“ Антона Красовского продолжится.

А.КРАСОВСКИЙ: Нет больше вашей Москвы. Меняйте свои бороды хипстерские, на окладистые православные

Т.Фельгенгауэр― Продолжается программа „Особое мнение“. Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр. Напоминаю, что в гостях у меня журналист Антон Красовский. Вы так ушли в довольно глубокую, широкую тему цивилизационного конфликта и культурного. Но, если все-таки вернуться к теме России и Сирии – вот Владимиру Путину, зачем эта война?

А.Красовский― Владимиру Путину очень важно показать, что он в деле. Владимиру Путину очень обидно, что его выкинули из всех человеческих коалиций. Потому что те коалиции, о которых Владимир Путин говорил на Генеральной ассамблее ООН, когда выступал позавчера, это, конечно, абсолютно фиктивная организация. Типа там „большая двадцатка“ — вот это все. Это какое-то всё иллюзорные объединения странных каких-то чувачков… Я понимаю, что сейчас напишут: „Вот Бразилия, Китай!..“ Конечно, друзья мои, это огромные страны, тем не менее, с точки зрения опять же управления мировыми процессами, страны эти ничтожны. И Бразилия, и Аргентина, и Индия – это, в общем, государства-сателлиты, так или иначе. И Россия, безусловно, государство–сателлит.

Проблема в том, что России всё никак не может пережить это ощущение падения, которое на самом деле не реальное – мы не падали никуда, мы просто себе всегда, всю жизнь говорили, что мы очень высоко, а мы высоко не были никогда. Россия не выиграла никогда ни одной внешней войны. Все войны, которые Россия, так или иначе, выигрывала – это не все войны, между прочим, — происходили на территории, собственно, России, то есть, когда весь народ как едино устав вставал, лез в окопы — за ним шли заградотряды и так далее.

И русские находятся сейчас в очень невыгодном положении, действительно, в стране, территорию которой, они просто, с точки зрения популяции, не могут контролировать. И мы должны это честно себе признать. И я, как человек, работавший когда-то на избирательной кампании, то есть человек, для которого важно, как проголосуют регионы, как человек, работавший на большом федеральном канале, для которого, наверное, должно было бы быть важно, а посмотрят ли тебя на Дальнем Востоке или нет? Вот здесь надо понимать. Любой политик, конечно, скажет: Важно, важно! Но в реальности он понимает, что, конечно же, нет, никому, действительно, на важно, как проголосует Владивосток. Там живет 600 тысяч человек, как в Подольске и Серпухове вместе взятых. Совершенно не важно, как проголосует Хабаровск.

Все люди, которые в этой стране живут, 90% людей живут, включая Урал – вот здесь живут, в этом центре. И России, конечно, предстоит сгруппироваться в следующем своем каком-то витке, в витке, безусловно, национального государства. Вот это мы тоже должны понять. Это как в Украине сейчас формируется государства украинцев. И только национальное государство.

И в данном случае я не являюсь националистом, как и нацистом, но мы должны это понимать. Европейский путь следующего витка – это объединение в некую сеть национальных государств. Германия, Франция, Швеция – там будет жить больше количество мигрантов. Там будет огромное количество мультикультурализма, но все будут понимать, что это национальное государство, так или иначе. Мультикультурализм мультикультурализмом, но Германия в культурном своем коде все равно остается страной немцев. И, когда ты говоришь о мультикультурализме, это значит, что Германия принимает большое количество мигрантов, но это не значит, что Германия перестраивается в их культурных код…

Т.Фельгенгауэр― Но в Конституции Российской Федерации записано, что Российская Федерация – это многонациональная, многоконфессиональная страна.

А.Красовский― Друзья мои, отлично! Это будет, безусловно, многонациональная и многоконфессиональная страна, но это будет страна русских, и это мы должны понимать. У меня нет совершенно никакого сомнения, и мне совершенно не важно, что сейчас записано в Конституции Российской Федерации, потому что сейчас в Конституции Российской Федерации записана страна от Калининграда до Владивостока.

Я говорю о том этапе, когда не будет уже в этой стране ни Калининграда, ни Владивостока. И то, что сейчас Россия начала в Сирии – это как раз тот самый значок для меня, увидев который, я понимаю, что теперь уже бессмысленно говорить о сохранении территориального единства, потому что Россия втянется, так или иначе, в большую войну. Она уже всё — является участником большой войны. Вы в это не верите. Вы на сайте „Эха Москвы“ можете выкладывать фоточки какой-то дебилки из „ВКонтакте“, которая фотографируется на фоне портрета Башара Асада и говорит: „Не бойтесь, парни, пойдем сейчас…“. Ребята, мы втянулись в большую войну. В этой войне будут гробы, в этой войне будут смерти. Это будут тысячи погибших русских ребят.

Т.Фельгенгауэр― Смотрите, была вот эта… я не хочу использовать слово „история“, потому что слишком много человеческих жертв, но мы слышали целый год про Новороссию, мы видели, как добровольцы отчаянно ехали туда, и люди там погибали, и груз-200 оттуда приходил и, видимо, продолжает приходить.

А.Красовский― Конечно.

Т.Фельгенгауэр― Сейчас нам про Новороссию нам не рассказывают уже ровным счетом ничего. Ну нет такого в повестке дня федеральный телеканалов.

А.Красовский― Наверное. Я не смотрел.

Т.Фельгенгауэр― Практически не осталось. Там всё теперь: Сирия, Сирия…. Всё, Новороссию слили. То есть это был такой временный проект. Может быть, и с Сирией будет так же…

А.Красовский― Нет, но ты понимаешь, что Россия находится в состоянии…

Т.Фельгенгауэр― Туда точно так же ехали люди и погибали.

А.Красовский― Это разные немножко вещи. Сейчас Россия официально находится в состоянии в войны. Российское государство официально эту войну объявило. У российского государства официально попросили поддержку официальные власти Сирии, так называемые опять же власти Сирии, потому что, конечно, мы понимаем, что Башар Асад контролирует только одну пятую территории Сирии. И более того понимаем, что русские там побомбят, а потом все равно это Башара Асада американцы схрачат и даже не заметят как его хрящики похрустят на их желваках.

Дело совершенно не в этом. Просто сейчас идет по нарастающей. Это снежный ком. Начали – ввели „зеленых человечков“ в Крым, где вообще никто не погиб. Следующие войска появились в так называемой Новороссии, то есть, в Донбассе. Теперь уже официальная война в Сирии. Поверьте мне, будет и четвертый и пятый этап. Будет большая война.

А главное – что вы сейчас думаете? – вы думаете, миллионы людей, против которых сейчас воюет Россия в Сирии, они этого не заметят, что ли? Вы, правда, думаете, что, если русские начнут бомбить исламское государство, вы здесь, в своих русских города – в Волгограде, в Ростове, в Астрахани, в Москве, в Санкт-Петербурге, в Архангельске, в Петрозаводске, в Челябинске – вы не увидите терактов, что ли? Увидите всё. Всё это будет, потому что война хлынет в ваш дом. Война, как огромное цунами захлестнет Россию. Вот из-за этих пяти довольно старых бессмысленных самолетов, которые сегодня вылетели на боевое дежурство.

Т.Фельгенгауэр― И, тем не менее, Владимир Путин, понимая эти риски, на это идет.

А.Красовский― Владимир Путин, к сожалению, не понимает никаких рисков.

Т.Фельгенгауэр― Понимаешь, здесь вопрос: „А что случилось с Ольгой Захаровой“ — ведь ответ же тот же самый. Это все уже давно вне контекста здравого смысла. Все, что делает Владимир Путин последнее время, это к здравому смыслу не имеет никакого отношения. Но другое дело, что обвинять его в этом нельзя, потому что Владимир Путин, он как бы уже не очень человек, он как бы полубог, как любой стареющий император, который, безусловно, унесет за собой всю империю, либо как государь-император Николай Павлович умрет от обиды, что империя не уйдет вместе с ним. У Путина ровно та же история.

Это все не поддается никакой логике. Ему самому нужно куда-то вернуться. Ему самому нужно для себя найти какую-то вот эту священную войну, в которой он, может быть, не победит, но просто поучаствует. Он сам уже живет в мире галактик и туманностей. Он не живет в мире Тани Фельгенгауэр и Антона Красовского, он не живет в мире пенсионеров, в мире железных дорог, он не живет в мире обанкротившейся компании „Трансаэро“, он не живет в мире, где нефть стоит 43, а будет стоить 30, он не живет в том мире, где людям не платят зарплату, он не живет в том мире, где груз по железной дороге идет 7 дней от Челябинска до Перми. Он не живет в этом мире. Он живет в мире туманности Андромеды. Он живет в мире, где есть Христос, где есть Мария Магдалина, где есть Апостол Павел. Он разговаривает с ними. Его интересуют их терки.

Т.Фельгенгауэр― Рядом с ним есть людей, которые видят мир реальный.

А.Красовский― Нет рядом с ним никаких этих людей. Вообще никаких людей рядом с ним нет. Все эти люди, которые могут что-то говорить и которые думают как-то по-другому, которые могли бы как-то изменить ситуацию, они на самом деле находятся на дальних-дальних обочинах той самой парадигмы, где принимаются решения.

Вот где, например, сейчас находится прекрасный человек Сергей Капков? Сергей Капков находится приблизительно нигде. Вот сегодня, после того, как Совет Федерации ритуально проголосовал за ввод российских войск в Сирию, из Совета Федерации ушел единственный приличный сенатор, известные тебе Константин Добрынин. Он выступал сегодня в сенате с прощальной речью. Вот они, эти люди — их нет.

А кого ты имеешь в виду? Сечина Игоря Ивановича? Ковальчук Юрия Валентиновича?

Т.Фельгенгауэр― Братья Ротенберги.

А.Красовский― Тимченко, Ротенберги – ну, это те люди, которые будут похоронены вместе с Путиным. Это его „терракотовая армия“. В эту гробницу они лягут все. Я не знаю, понимают они это — не понимают они это, могут они что-то предпринять – не могут они что-то предпринять – это вообще не важно. Они не являются вершителями исторических законов и писателями этих законов. Они являются просто мелкими фигурантами истории, которой сейчас движется все в России.

Т.Фельгенгауэр― И получается, что вершителями не являются и граждане Российской Федерации, то есть никто ничего решить не может и изменить тоже не может…

А.КРАСОВСКИЙ: Россия, безусловно, разваливающаяся империя

А.Красовский― Сейчас никто ничего решить не может и изменить никто не может. И мы должны в это поверить, правда. Вот бегает такой человек Владимир Милов, бегает, все время проигрывает все выборы, все время рассказывает, что эти выборы необходимы, все время, когда выигрывает какой-нибудь договорной коммунист где-нибудь на дальних рубежах этой империи, рассказывает, как нужны эти выборы.

Не надо ничего делать. Вот сейчас что-то должно произойти помимо нас всех. Те люди, которые должны принять Россию на следующем витке, просто должны сохраниться. Я поэтому прошу и Капкова и Добрынина, и каких-то нормальных других людей просто сохранить себя для будущего России, потому что это будущее наступит, хочет этого Юрий Валентинович Ковальчук или нет, сделает для этого что-то Сечин или нет, будет в этом будущем Путин или нет.

Т.Фельгенгауэр― Это было особое мнение Антона Красовского. До свидания!



загрузка...

Читайте також

Коментарі