Сирийское наступление, наконец-то подарившее Путину встречу с американским президентом на ГА ООН, может повлечь за собой новую эру соперничества России и США. По итогам выступлений Обамы и Путина, в которых они обвиняли друг друга, и разговора тет-а-тет нет сигналов, что пропасть во взглядах на Ближний Восток или Украину сократилась, но Путин доказал, что Россия не региональная держава, пишут СМИ. «Возможно, это и было одной из главных целей всей акции».

В понедельник Барак Обама и Владимир Путин, выступая с трибуны ООН, подчеркнули необходимость международного сотрудничества, пишет The New York Times в редакционной статье, «но эти установки подрываются глубокими разногласиями во взглядах на характер сирийского кризиса».

«Возросшая агрессивность Путина в Сирии может повлечь за собой новую эру соперничества между Россией и США и расширение роли России на Ближнем Востоке», — продолжает газета. И Обама, и Путин считают ИГИЛ (запрещенная в РФ организация. — Прим. ред.) серьезной угрозой, однако в остальном их взгляды на ситуацию радикально расходятся. Выступая в ООН, оба сваливали друг на друга вину за войну и кризис с беженцами.

Путин в своей речи «проигнорировал тот факт, что для Асада главной мишенью всегда была внутренняя оппозиция, а не ИГИЛ».

Теоретически у Обамы и Путина есть основания для политического компромисса, считают авторы статьи, но не ожидают скорых компромиссов ни «между правительством Асада и бойцами оппозиции», ни между Вашингтоном и Москвой.

«Дерзко перебросив войска и самолеты в поддержку запятнанной кровью сирийской диктатуры, российский президент в понедельник взошел на трибуну Генассамблеи ООН и призвал страны мира присоединиться к нему в широкой коалиции для разгрома ИГИЛ и схожих группировок на Ближнем Востоке», — пишет The Washington Post в редакционной статье. Он заявил, что эта коалиция, подобно антигитлеровской, должна объединить демократии, диктатуры и теократии.

«Пусть страны мира не слушают эту песнь сирены», — призывают авторы статьи. По мнению издания, Путин умолчал «о том факте, что США и их союзники воевали не только против фашизма, но и за демократию».

Газета не согласна с заявлением Путина, что во всех бедах Сирии виновно западное продемократическое вмешательство. Как заявил Обама, массовые убийства в Сирии начались, когда Асад жестоко подавил мирное продемократическое восстание. «Видение Обамы не только предпочтительнее в моральном отношении, чем концепция Путина, но и более реалистично», — говорится в статье. Но газета считает, что у Обамы нет никакой стратегии по продвижению своей концепции или противодействию Путину.

В редакционном комментарии The Wall Street Journal говорится: в Сирии Путин и Тегеран строят «дугу влияния» от запада Афганистана до востока Средиземноморья. Они стремятся ослабить влияние США, сыграв на желании Обамы уйти из этого региона.

Обама заявил в ООН, что в Сирии невозможен возврат к довоенному статус-кво и нужна управляемая передача власти от Асада к новому лидеру. Но как Обама собирается этого добиться? По мнению издания, Путин каждый день создает в Сирии «свершившиеся факты», перебрасывая туда все больше авиации и танков.

Госсекретарь Керри надеется организовать новый диалог о ситуации в Сирии. Но у Асада меньше, чем когда-либо, оснований для компромисса, поскольку он знает: Россия и Иран при содействии «Хизбаллы» как минимум создадут в Сирии некий «алавитский протекторат».

В конце концов Обама, вероятно, смирится с присутствием России в Сирии и сохранением власти Асада или другого слуги Тегерана и Москвы. И все равно Обама «отказывается признать, что его политика отступления Америки создала вакуум, который заполняют негодяи», сетует газета.

В понедельник в ООН избегавшие друг друга последний год президенты Обама и Путин скрестили «дуэльные речи», в которых отразились «совершенно разные взгляды на сирийский кризис и то, как можно обеспечить стабильность на Ближнем Востоке», передают корреспонденты The New York Times.

«Не ограничившись словесным поединком и ледяными взглядами во время обеда после утренних речей, два лидера продолжили тонкую игру в дипломатический покер, и каждый пытался маневрировать, чтобы другой сдвинулся со своей позиции», — говорится в статье.

«По итогам двух речей, одного приема и одной состоявшейся позже встречи один на один не появилось никаких намеков на то, что два лидера существенно сузили пропасть из-за главного расхождения — представления о судьбе Асада», — указывают авторы.

Путин призвал сплотиться вокруг Асада. «Глубокая ошибка — отказ от сотрудничества с сирийскими властями. Правительство Асада мужественно сражается с террором», — заявил он.

После личной встречи Путина и Обамы российский президент сказал, что переговоры были «очень полезными и откровенными». «Американские чиновники, согласившиеся ввести репортеров в курс дела на условиях анонимности, подтвердили эту характеристику, отметив, что половина встречи была посвящена Украине и половина — Сирии. И все-таки ничто не сигнализировало о преодолении разногласий по поводу будущего Асада», — говорится в статье.

«Обама, Путин, Рухани, Си Цзиньпин — сегодня каждый идет своей дорогой, — говорит Ян Бреммер, основатель консалтингово-аналитического центра «Евразия», в интервью Corriere della Sera. — Этот день выступлений и встреч в ООН — олицетворение мира без лидера. Это в полной мере относится к Америке, но самые тяжелые последствия станут бременем для Европы: ситуация с притоком беженцев с Ближнего Востока будет лишь усугубляться».

«Сегодня победу одерживает Путин, это его геополитический триумф. Но в дальнейшем он заплатит очень высокую цену», — сказал эксперт, пояснив, что «начнут возвращаться трупы российских солдат», а «кровопролитное контрнаступление Асада еще больше облегчит вербовку волонтеров со всего мира, готовых сражаться за «Исламское государство».

Американцы оставили вакуум на Ближнем Востоке, продолжил эксперт, и теперь Путин его заполняет, поясняя, что, если он этого не сделает, это сделает ИГИЛ. «В тот момент, когда Обама решил, что его приоритетом является соглашение по ИЯП и борьба против ИГИЛ, это создало предпосылки к усилению Москвы и Тегерана. И они этим воспользовались: русские создают военную группировку в Сирии, аятоллы усиливают влияние на Ирак».

«Пока что Путин празднует победу: он усиливает свое влияние на Ближнем Востоке и начинает вносить раскол в ряды европейских союзников США, некоторые из которых готовы закрыть глаза на Асада. Ему даже удалось переместить на второй план украинский кризис», — указал Бреммер.

«Если кто-то и сомневался, что в XXI веке военная сила может оправдывать себя, то Владимир Путин доказал это на экспресс-курсе», — пишет корреспондент Tagesanzeiger Юлиан Ханс. «Без поспешно построенной военно-воздушной базы в Латакии Путин на Генассамблее ООН, возможно, опять стоял бы в одиночестве в буфете, как это было в ноябре прошлого года в Брисбене на саммите G20″.

Самой серьезной ошибкой лауреата Нобелевской премии мира Обамы во время украинского кризиса стало то, что он назвал Россию региональной державой. «Подобные вещи нужно держать при себе: публичные оскорбления для Путина — то же, что и расширение НАТО на Восток», — отмечает автор.

«Россия не претендует на статус мировой державы», — совсем недавно заявил российский президент в интервью американскому каналу CBS. «Но сирийское наступление, сделавшее его самым уважаемым оратором на 70-й Генассамблее ООН и наконец-то подарившее ему встречу с американским президентом, говорит совершенно другим языком: тем самым Путин опроверг высказывание Обамы о региональной державе, — подчеркивает автор. — И, что вполне возможно, это и было одной из главных целей всей акции».

В статье для Foreign Policy главный управляющий и редактор FP Group Дэвид Роткопф пишет: а что если неэффективная борьба США с ИГИЛ — часть грандиозного плана Обамы? «Препоручим это Владу (и аятолле)».

На взгляд Роткопфа, Обама хочет оставить Сирию и Ирак на милость России и Ирана, поскольку США не желают активнее втягиваться в эту ситуацию. «Обаме неважно, что Россия позиционирует себя как соперник США, а Путин ради сохранения своего рейтинга может делать ставку «лишь на «возрождение величия России» через агрессию за рубежом». Неважно, что на Ближнем Востоке нарушается баланс между суннитским и шиитским блоком. «Неважно, что эти две страны [Россия и Иран. — Прим. ред.] — одни из самых опасных игроков в мире, занимающие высокие места в списке потенциальных противников, которые нервируют Пентагон», — говорится в статье.

«Мы перешли от мировоззрения Второй мировой войны — «победа любой ценой» к мировоззрению времен Обамы — «отступление любой ценой», — пишет Роткопф.

«Кстати, ничто из вышеизложенного не значит, что российско-иранской команде будет легко разгромить экстремистов», — пишет автор. Но, на его взгляд, для России и Ирана сейчас главное — не разгромить ИГИЛ, а гарантировать себе ключевые рычаги при политическом урегулировании в Сирии. Стратегии России и Ирана требуют, чтобы их влияние в Дамаске сохранилось. «И, поскольку США, Европа, сунниты и даже израильтяне охотно на это согласятся взамен на обуздание ИГИЛ и прекращение исхода беженцев, то, вероятно, российско-иранский гамбит сработает», — говорится в статье.

источник:  Инопресса



загрузка...

Читайте також

Коментарі