Пока официальный Киев ждет усиления международной помощи в противостоянии с Россией, западные партнеры постепенно теряют интерес к проблеме Донбасса. В Европе говорят, что в ближайшем будущем Украине не стоит рассчитывать на вступление в ЕС и НАТО, а по поводу возвращения Крыма нам следует набраться стратегического терпения. Пользуясь затишьем на Донбассе, партнеры могут сесть за стол переговоров с РФ по более важным сейчас для них вопросам, чем Украина.

Перед поездкой на сессию Генеральной Ассамблеи ООН президент Петр Порошенко заявил, что сейчас основной задачей украинских властей является укрепление международной коалиции в поддержку нашей страны. Кроме того, подчеркнул он, отечественная дипломатия совместно с международным сообществом должны использовать все доступные способы для того, чтобы Россия выполнила взятые на себя обязательства по выполнению Минских договоренностей. В Нью-Йорке Порошенко действительно приступил к выполнению поставленных задач. Он на данный момент выступил в ходе Саммита устойчивого развития в рамках Генассамблеи, а также провел ряд встреч с мировыми лидерами. Тем не менее, анализ выступления главы украинской делегации с одной стороны и выступлений американского и российского президентов Барака Обамы и Владимира Путина с другой, как и сама постановка цели поездки в США, говорят о многом.

Все время на шаг вперед

Во-первых, Петр Порошенко фактически признал, что сейчас даже среди западных сторонников Украины нет единого видения дальнейшей политики в отношении войны на Донбассе. А если бы оно было, то зачем президенту говорить об укреплении коалиции, в которой Украина нуждается, «как в воздухе»? Прослушав выступления Обамы и других западных лидеров во время ООНовской сессии, Порошенко придется срочно вносить серьезные коррективы в свои внешнеполитические планы: в центре их заявлений, увы, была уже не Украина и даже не Россия, а Сирия, ИГИЛ, терроризм, нелегальная миграция и многое другое. И если Украина продолжала твердить о своих бедах и показывать пальцем на Россию вместо демонстрации примеров успешных реформ и борьбы с коррупцией, то РФ предложила вполне понятный для Запада план работы по сирийскому урегулированию. Вполне ожидаемо, российская позиция вызвала значительно больший резонанс и интерес для обсуждения, чем украинская. Россия продолжает выигрывать тактически, делая все время неожиданные шаги, которые меняют диспозицию в интересах Москвы.

А там ли ищем?

Во-вторых, заявив о необходимости дополнительного давления на РФ с целью выполнения Кремлем условий Минских соглашений, Порошенко признал малоэффективность существующего «нормандского формата», которому, по словам канцлера Германии Ангелы Меркель, нет альтернативы. Впрочем, варианты расширения переговорного формата существуют. С этим соглашаются украинские и иностранные эксперты, а также представители действующей власти. Другое дело, что смена формата невыгодна практически никому из участников «нормандской четверки», помимо Украины. Для России это чревато большим давлением, а Франция и Германия просто не хотят тратить лишнее время на Украину, когда у них есть куча собственных проблем в виде беженцев с Ближнего Востока, экономического кризиса в Греции, а также возможного выхода из Евросоюза Великобритании. Но, что более важно, непонятно, что изменится с точки зрения повестки дня, содержания переговоров, если даже изменить их формат. Каким образом изменение формата приблизит стороны к разрешению конфликта? Или даже наоборот — не приведет ли это к превращению украинского вопроса в поле дальнейшего прямого противостояния Москвы и Вашингтона? Противостояния, где обе стороны не будут обращать внимания не только на позицию Берлина, но и на позицию Киева?

Вчерашний день, кажется, дал ответ Западу о том, с кем нужно общаться по поводу решения мировых проблем. Украина, кроме спектакля с флагом и повтора выхода российской делегации из зала заседаний ГА ООН, так и не смогла представить ничего нового или интересного. На фоне этого кризиса жанра украинской дипломатии все главные игроки в своих выступлениях четко упомянули Россию как страну, с которой нужно сотрудничать по международным вопросам. Нравится это кому-то или нет, но сейчас Украина действительно смещается с первого места международной повестки дня. Эта тенденция стала особо заметной после 1 сентября, когда на Донбассе установилось перемирие. На Западе это посчитали добрым знаком, а президент Франции Франсуа Олланд даже заговорил о возможном ослаблении санкций в отношении РФ. Сейчас по этому поводу идут напряженные дискуссии, а единства мнений относительно урегулирования конфликта на Донбассе нет ни в Украине, ни в России, ни на Западе.

Едины в многообразии

Политическое руководство Украины, кажется, вообще сбилось с толку и не может выработать скоординированной позиции по Крыму и Донбассу. Президент Порошенко, повторяя западных лидеров, говорит о безальтернативности «нормандского формата», премьер-министр Арсений Яценюк предлагает привлечь к переговорам страны Большой семерки, Северной Европы и Балтии, его советники без устали говорят на эфирах о женевском и будапештском форматах. Пока государство пытается четко определить свою политику в отношении Крыма, активисты заблокировали полуостров, оставив международных наблюдателей в недоумении — какой статус этой блокады, какова роль государства Украина в определении статуса отношений с РФ и оккупированными территориями. Принятый ранее Верховной радой закон «О свободной экономической зоне Крым», судя по последней информации, скоро будет отменен. А представляющий интересы Украины в Трехсторонней контактной группе Леонид Кучма говорит о возможности продления «Минска-2″, в то время как действующий президент этого не поддерживает.

Большая же часть украинской политической элиты считает, что лучшим выходом из сложившейся ситуации для Украины будет членство в НАТО или усиленная военная, политическая и экономическая поддержка со стороны США. Тем не менее, такие интеграционные варианты выглядят практически нереальными в ближайшей перспективе. Ожидая спасения под зонтиком НАТО, страна может не просто не дождаться решения самого Альянса принять Украину, но и оказаться разменной монетой в переговорах Запада и России. Настроения в обществе уже достаточно накалены, и любое неадекватное или провокационное движение в этом отношении может привести к заявлениям о том, что «нас предали» и новым внутриполитическим кризисам, после которых к власти могут прийти радикальные силы правого толка.

А что в России?

В России, тем временем, общего видения путей решения проблемы войны на территории Украины не существует. По словам собеседников «Апострофа» в РФ, тема Крыма и Донбасса всецело охвачена пропагандой, твердящей, что Украиной руководит «киевская хунта», а ее приход к власти стал возможен благодаря поддержке США. Последний тезис, между прочим, в Нью-Йорке изложил сам президент РФ Владимир Путин. Но даже с учетом того, что альтернативного официального мнения по Украине в России нет, среди правящей элиты страны растет чувство неопределенности. Все больше людей начинают понимать, что Россия находится в ловушке, а будущее страны, исходя из нынешних реалий, выглядит крайне туманно.

При этом в РФ проходит идолизация Владимира Путина. Все больше распространяется мнение, что альтернативы ему нет. Если не в физическом, то в интеллектуальном и идеологическом смыслах — точно. В этой связи на задний план отошли разговоры о европейских перспективах России, тема которых еще не так давно активно обсуждалась в кремлевских кругах. Сейчас о европейском будущем РФ не то, что не принято говорить, это просто опасно. Как следствие, вакуум новых идей в России приводит к росту популярности радикального национализма.

В такой ситуации несогласная с кремлевской политикой часть российской элиты заняла выжидательную позицию. Они надеются, что экономический кризис в стране заставит Владимира Путина изменить внешнюю политику государства, хотя понимают, что это маловероятно. Поэтому либеральная российская общественность приняла решение ждать «окна возможности», когда нация все-таки проснется. При этом оптимальным выходом из ситуации они считают подписание нового Хельсинкского акта (который будет касаться существующих границ и вопросов безопасности в Европе по аналогии с документом 1975 года, — «Апостроф»). Такая сделка смогла бы сохранить лицо Путину, а также изменить вектор внешней политики России.

Европейский театр

В Европе, тем временем, ситуация еще более запутанная. В соседней с Украиной Польше, к примеру, все больше растут опасения в отношении безопасности страны. Поляки расценивают войну в Украине как возможную угрозу собственному суверенитету. Именно поэтому они активно поддерживают санкции в отношении России и предлагают присоединиться к переговорам по урегулированию конфликта. Таким образом, для политического руководства этой страны, несмотря на прочие проблемы ЕС, вопрос войны в Украине всегда будет приоритетным. И не потому, что они так любят Украину, а потому, что боятся РФ.

Следует отметить, что поляки все менее лояльно относятся к Украине. Это обусловлено несколькими факторами, ключевым из которых является вопрос миграции. Согласно польским социологическим опросам, 45% населения страны выступают против безвизового режима с Украиной. Тем не менее, в частных беседах польские политики говорят, что готовы поддерживать Украину во всех аспектах, кроме одного — военного. По их словам, это может сильно обострить ситуацию, что невыгодно Польше, как государству-члену НАТО.

В Германии дела обстоят совсем иначе. Она по праву считается главным игроком в Европейском союзе. Впрочем, это накладывает на немцев дополнительную ответственность, которую не все хотят нести. Война в Украине показала, что политика страны в отношении РФ оказалась неправильной. Согласно данным социологических опросов за 2015 год, 81% граждан Германии не доверяют РФ, а 50% респондентов не понимают, почему Кремль считает Запад своим врагом. Вместе с тем, многие немецкие политики и эксперты считают, что им уже удалось выиграть битву с Россией, поэтому все чаще из их уст звучат тезисы вроде возможного возвращения РФ в G-8 и тому подобное.

Собеседники «Апострофа» в немецкой политической и бизнес-элитах заявляют, что конфликт на территории Украины нельзя урегулировать военным способом. При этом политические методы воздействия на Кремль, по их мнению, должны нести тактический характер в виде краткосрочных целей, а не долгосрочной стратегии. Не очень оптимистично в Германии оценивают также шансы Украины на вступление в НАТО и Европейский союз. Там говорят об Украине, как о государстве, находящемся в состоянии распада, и советуют нам не тешить себя подобными иллюзиями.

В целом в Европе готовы сделать многое для поддержки Украины. Но не все возможное, как в случае с Грецией. Тем не менее, европейцы подчеркивают, что в сложившейся ситуации многое зависит от позиции украинских властей. «Вы должны смириться, что вне зависимости от урегулирования ситуации с Донбассом и Крымом, Россия всегда будет вашим соседом. Поэтому вам лучше выстроить свою политику таким образом, чтобы стать не полем боя между ЕС и РФ, а мостом между ними. И не стройте иллюзий — ни в ЕС, ни в НАТО вас в осязаемом будущем пока что не ждут», — сказал один из наших собеседников — известный высокопоставленный немецкий дипломат.

Что касается возвращения Крыма, то на Западе придерживаются мнения, что, несмотря на противозаконные действия РФ, все стороны, включая Украину, должны набраться стратегического терпения и ждать подходящего момента для того, чтобы предпринять какое-либо действие по его возвращению. В целом они соглашаются, что это не перспектива ближайшего времени, которая «не должна стать препятствием для возобновления диалога с РФ».

Очевидно, что дальнейшее урегулирование ситуации в Украине будет во многом зависеть от позиции отечественных властей. Агрессивная риторика, если она не подкреплена конструктивными предложениями по разрешению конфликта, рано или поздно приведет к раздражению. А вместе с отсутствием реформ и продолжением традиционной коррупции — к разочарованию и утрате интереса к нашей стране. В таком случае Украине уже не помогут никакие форматы.



загрузка...

Читайте також

Коментарі