Действия Кремля в Сирии отражают его страхи в России

Действия Кремля в Сирии отражают его страхи в России

Российские тактические истребители прибыли в Сирию в дополнение к тем танкам, транспортным и боевым вертолетам, а также военнослужащим, которые, по имеющимся сведениям, туда уже доставлены. Это развертывание сил и средств вызвали панические заявления о том, что российский президент Владимир Путин вновь играет мускулами за счет Запада — точно так же, как он это делает на Украине с 2014 года.

Некоторые утверждают, что путинские маневры в Сирии являются частью грандиозного плана по восстановлению позиций России на мировой арене. Правда, действия Кремля больше похожи на отчаянную и рискованную попытку оказать поддержку сирийскому президенту Башару Асаду (Bashar al-Assad), поскольку его страна — одна из немногих оставшихся на Ближнем Востоке, где Россия все еще имеет значительное влияние и где Москва уже давно установила свое военное присутствие.

На самом деле Кремль считает, что Вашингтон организовал и профинансировал все события «арабской весны» — а также ряд других «цветных революций» — в результате которых были свергнуты авторитарные лидеры стран, расположенных у российских границ.

В случае падения режима Асада Москва, по всей видимости, вскоре лишится своей военно-морской базы в Сирии — единственной российской базы на Средиземном море. Не исключено, что она может лишиться и любых других военных объектов, техники и средств сбора разведданных, имеющихся у нее на территории этой страны.

Мало кто на Западе будет особенно сокрушаться по поводу вынужденного ухода российских войск из Сирии. Но реальность такова, что сдавать Сирию радикальным экстремистам не выгодно ни Западу, ни России. И хотя это будет нелегко — а для многих даже неприятно — целесообразно, чтобы Россия и Запад действовали здесь сообща, если удастся найти механизм такого взаимодействия.

Проблема поиска такого механизма состоит в том, что Москва и Вашингтон по-прежнему расходятся во мнениях в вопросе о том, как поступить с Асадом. Запад хочет, чтобы он ушел в отставку, заявляя, что его кровавый режим способствует разжиганию экстремизма и спровоцировал кризис с беженцами. А Россия считает, что он является единственной силой, способной предотвратить захват власти радикалами. И преодолеть эти разногласия мы не можем на протяжении нескольких лет.

И хотя Запад и Москва поддерживали определенное тактическое взаимодействие по Сирии в таких вопросах как обеспечение сохранности и уничтожение сирийских арсеналов химического оружия, это сотрудничество началось лишь после того, как это оружие было уже применено. Совместные действия были недостаточными и были предприняты слишком поздно.

Возможно, что для нас в одинаковой степени наступил переломный момент. И Россия, и США должны признать, что политика, которой каждая из них придерживается, неэффективна. Война в Сирии превратилась в конфликт между воюющей армией Асада и целым рядом радикальных военизированных организаций, самой опасной из которых является «Исламское государство». Некоторые из этих группировок ненавидят друг друга и воюют между собой — а так же с Асадом. Но это не добавляет ни одной из них особой привлекательности.

Падение режима Асада стало бы для Путина серьезной проблемой. Москва усилила свою поддержку этого жесткого режима после сирийской революции 2011 года. Это было сделано не столько из особой любви к Асаду, сколько из-за того, что Кремль считает Вашингтон источником нестабильности в этом регионе — который срежиссировал не только «арабскую весну», но и другие революции, приведшие к свержению авторитарных лидеров в странах, расположенных у южных границ России.

Это одна из основных причин, по которой Путин ставит во главу своей внешней политики противодействие «спонсируемой Соединенными Штатами смене режимов» и заявляет, что эти действия способствуют дестабилизации. По этой же причине Россия до самого конца поддерживала дискредитировавшего себя бывшего президента Украины Виктора Януковича.

Поддержка Западом «умеренной» оппозиции не привела ни к свержению Асада, ни к разгрому «Исламского государства». Впрочем, и тактика, используемая в последнее время Путиным, сомнительна и рискованна.

Вторжение и вмешательство в хаотичную гражданскую войну чревато непредвиденными последствиями. Российский народ еще помнит свои кровавые войны в Афганистане и Чечне — и не особо стремится вмешиваться в еще один жестокий конфликт, разгоревшийся в исламском мире.

Согласно одному из недавних сообщений российских СМИ, российские военнослужащие, которых должны были в ближайшее время отправить в Сирию, подали жалобу своему начальству и в российский совет по правам человека в связи с командировкой в зону боевых действий, указав при этом, что ехать туда не хотят. Один из военнослужащих, беседовавший с журналистом на условиях анонимности, заявил: «Мы не хотим ехать в Сирию. Мы не хотим ехать туда погибать».

Если то, что написано в статье, правда, Кремлю следует обеспокоиться. Хотя в общей своей массе россияне поддерживают аннексию Крыма, данные последнего соцопроса указывают на то, что люди против вторжения в зарубежные страны, при этом по имеющимся данным 77% респондентов высказались против вмешательства России в дела Сирии.

Может ли Путин позволить себе завязнуть еще в одной трясине? Война на востоке Украины складывается не совсем успешно. Путин может подогревать конфликт на Украине — но он не в состоянии добиться там мира.

Он усердно скрывал от своего народа военные потери и колоссальные затраты на эту войну. Все попытки, которые он предпринимал на протяжении полутора лет с тем, чтобы разжечь конфликт в этой стране, привели к тому, что украинский народ от него отвернулся и стал еще ближе к Западу, что негативно сказалось на реализации его долговременной цели возродить влияние России на евразийском пространстве.

Аннексия Крыма также потребовала от России огромных затрат — за это она заплатила миллиарды рублей, оказалась в международной изоляции и попала под санкции Запада. Российская экономика страдает. Цены на нефть упали за последний год наполовину, в такой же степени подешевел и рубль.

К тому же резкая переориентация Путина в сторону Китая в качестве нового партнера оказалась довольно проблематичной. С Пекином договориться очень сложно, и он старается выжать из Москвы все что можно. Болезненное состояние российской экономики отражается на всем постсоветском пространстве, в результате чего страны Центральной Азии еще больше тянутся к Китаю, и перед Пекином открываются благоприятные возможности на Кавказе и даже на Украине.

Безрассудная политика России на Украине не только привела к катастрофическим последствиям в этой стране, но и стала причиной неожиданных серьезных проблем для самой Москвы. Такую же опасность представляет собой отправка войск в Сирию и вмешательство в идущую там разрушительную гражданскую войну. Вряд ли Путину удастся скрывать гибель российских военнослужащих в Сирии, как он это делал на Украине. Россияне, убивающие боевиков-исламистов, рискуют спровоцировать ответные меры в России. Кроме того события в Сирии легко могут выйти из-под контроля. Готова ли Россия в данной ситуации обеспечить достаточную поддержку Асаду, чтобы по-настоящему спасти его?

Свержение Асада после отчаянной попытки спасти его может в политическом плане дискредитировать Путина внутри собственной страны. На Украине — после того, как в 2014 году режим Януковича, которому Кремль оказывал колоссальную финансовую поддержку, развалился как карточный домик — ему был нанесен существенный удар, подорвавший его авторитет.

Стремление до последнего оказывать поддержку этим двум слабым и безнравственным режимам свидетельствует о том, что уровень стратегического мышления в Кремле не очень высок.

Оригинал публикации: Russia’s fight in Syria reflects the Kremlin’s fears at home, источник: inosmi.ru.



загрузка...

Читайте також

Коментарі