Юлия Тимошенко: «Путин нас режет, как колбасу»

Юлия Тимошенко: «Путин нас режет, как колбасу»

Экс-премьер-министр Украины, лидер партии «Батькивщина» Юлия Тимошенко критически настроена по отношению к нынешнему руководству своей страны и по итогам региональных выборов, которые предстоят в октябре, надеется вернуться в политику. Интервью с ней публикует немецкое издание Der Spiegel.

Корреспондент Кристиан Нееф начал разговор с обсуждения тюремного заключения Тимошенко: «Это было для меня очень болезненное время, но, с другой стороны, в то же время и своего рода признание моего политического веса, — сказала собеседница. — [Бывший президент Украины Виктор] Янукович понял, что не сможет заключить со мной никакой сделки, не сможет купить меня, сломать. Поэтому он выбрал единственный возможный для него путь — уничтожить меня, бросив в тюрьму… Но потом история сыграла с ним злую шутку».

Тимошенко считает, что в последние 25 лет Украина пережила три революции: «Первая — это провозглашение независимости в 1991 году, она открыла нам все пути. Но затем возникла криминальная система, страну взяли в заложники политические кланы. Вторая революция («оранжевая») случилась в 2004 году. Она принесла неслыханный духовный подъем. Но многие недооценили пережитки старой системы. Вышедший из этого восстания президент Виктор Ющенко верил, что сможет подчинить их себе. Я как премьер-министр была за то, чтобы разрушить старые структуры. Из-за этого у нас тогда и возник конфликт. Впоследствии началась контрреволюция: президент назначил премьером как раз Януковича, и старая гвардия шаг за шагом вернулась к власти».

Говоря о том, почему, по ее мнению, на Украине застопорились реформы, Тимошенко высказала мнение, что «и новое руководство находится под влиянием сформировавшихся в последние 24 года кланов. Им принадлежат практически все телеканалы и большая часть украинской экономики, они по-прежнему правят страной… Никакой войны с олигархами нет, с ними все сотрудничают. Но пока не сломаны их монополии, свободной рыночной экономики на Украине не будет. Реформы реализуются лишь отчасти, и люди это чувствуют… Страна находится в состоянии войны, никакой срочной шоковой терапии ей сейчас не нужно… Страна доверила премьеру Арсению Яценюку и президенту Порошенко руководство — но не для того, чтобы они превратили Украину в кладбище».

На реплику Неефа, что как политик Тимошенко после выхода из тюрьмы успехов пока не добилась и была освистана во время известного выступления на площади Независимости в Киеве, его собеседница ответила: «Я два с половиной года была совершенно отрезана от внешнего мира, не могла отвечать на упреки, которые бросали в мой адрес… Меня настолько дискредитировали, что люди начали во мне сомневаться. Кроме того, появились новые политические лидеры, некоторые из которых не хотели моего возвращения. Выпады в мой адрес на Майдане были инсценированы, чтобы раз и навсегда положить конец моей политической карьере… Я сделала, что смогла. Но я была измотана после тюрьмы, не могла ходить, подолгу работать. А в стране шла война. Люди думали, что Украине в этой ситуации нужен сильный президент. Все остальное сделала пропаганда: популярнее всех тогда был Пятый канал — канал Порошенко».

«За десять дней до того, как меня в 2011 году взяли под стражу, я знала о своем аресте, — продолжила экс-премьер. — Я могла уехать за границу. Но я этого не сделала, и в этом отличие от Януковича, который просто все бросил и сбежал. Что за трус! Борьбу нельзя прекращать ни на минуту. Моя партия — это самая опытная на сегодняшний день сила в украинской политике».

Россия, по словам Тимошенко, «вновь занялась созданием биполярного мира, и Украина для России — это лишь средство: под этим флагом предлагается объединиться всем, кто выступает против западных ценностей. Российский президент таким образом проверяет на прочность международные институты — ООН, ОБСЕ, НАТО, международное право. Современный миропорядок не выдержал этого натиска. На эту агрессию следует реагировать более рационально, она ведь касается не только Украины. Когда мы говорим о санкциях или поставках вооружений Украине, речь ведь идет не о том, что нам делают уступку. Речь идет о мире во всем мире».

Каковы должны были быть действия Запада? — спросил корреспондент. «Единственный выход был — принять страну в НАТО, — ответила политик. — Сейчас делать это уже поздно… Мы ценим все, что Германия и канцлер Ангела Меркель, ЕС и США сделали для урегулирования кризиса. Минские соглашения были необходимы. Но их мало, Россия постоянно и сознательно их нарушает. Параллельно с Минском нужно развивать и другие стратегические направления, проводить переговоры, в которых помимо России и Украины участвовали бы США, ЕС и, возможно, такие страны, как Великобритания, Франция или Польша. И почему бы не предоставить Украине статус особого партнера НАТО? Нельзя бросать на произвол судьбы 45-миллионный народ». Тимошенко выступает за то, чтобы санкции против России были сохранены «независимо от успехов на фронте или от перемирия. Отменить их можно только в том случае, если Крым и Донбасс вновь станут частью Украины».

«Добровольно Путин ни шагу назад не сделает, — считает Тимошенко. — Он никогда не признает, что ошибся. Запад должен продолжать оказывать на него давление. Если отдать ему еще часть Украины и думать, что теперь-то все успокоится, это будет еще один грубый стратегический просчет».

«Речь идет о внесении поправок в конституцию, которые нам преподносятся как путь к миру, — объяснила Тимошенко отказ своей партии поддержать закон об особом статусе восточных областей Украины. — Но президент России, его министр иностранных дел и их марионетки в «народных республиках» заявили, что этих изменений мало. То есть нам предлагалось одобрить закон, узаконивающий оккупацию, но в то же время, с точки зрения российского президента, недостаточно всеобъемлющий. Это означает, что он будет и дальше нас, как колбасу, нарезать на куски. Кроме того, этот закон создал бы условия для проведения на оккупированных территориях выборов, в результате которых к власти пришли бы люди, контролируемые Кремлем».

Лидер «Батькивщины» раскритиковала «наступление на свободу слова», которое, по словам Неефа, некоторые его коллеги усматривают в действиях нынешних властей Украины: «Это первый шаг в прошлое. Свободной стране нужны свободные СМИ. Но вот снова закрываются оппозиционные каналы, (…) снова появились политзаключенные. Я хочу, чтобы мы наконец довели до конца революцию. А не того, чтобы она сожрала собственных детей».

Источник: Der Spiegel, перевод: Инопресса


загрузка...

Читайте також

Коментарі