Пристрелка. Обаме с Путиным не о чем говорить

Пристрелка. Обаме с Путиным не о чем говорить

Президент США согласился встретиться с президентом РФ, вняв «неоднократным просьбам Кремля». В таком духе комментирует грядущее рандеву Джош Эрнест, пресс-секретарь Белого Дома. Ему довольно резко возражает Юрий Ушаков, помощник Путина. Мы, говорит, не напрашивались, но и «не отказывались от предлагаемых контактов». Да и вообще американцы ведут себя бестактно, поскольку «на публику детали такой подготовки не выносятся».

Спрашивается: кто врет?

Правильный ответ: это не имеет значения.

Имеет значение, причем большое, тот неоспоримый факт, что отношения между Москвой и Вашингтоном весьма скверные, и это отражается в разных устных заявлениях и пресс-релизах. В спорах, разгоревшихся накануне исторического визита Владимира Владимировича в Нью-Йорк, даже по такому мелкому поводу, как подготовка встречи. Обаме важно показать, что ему, в сущности, не о чем говорить с Путиным. Да и нам, как бы отвечают американскому партнеру в Москве, не больно-то хотелось, но если вы сами желаете побеседовать, то будь по-вашему.

А печальнее всего то, что говорить им и вправду почти не о чем.

У Путина в чемоданчике, помимо известной кнопки, лежит еще карта Сирии, вся испещренная стрелками и кружками. Это, мол, ваше, это – наше, включая всенародного избранного президента Башара Асада, и вот еще мирный план, изложенный вчера главой департамента по вопросам новых вызовов МИД РФ Ильей Рогачевым. Согласно плану, Россия готова «теоретически» присоединиться к коалиции противников «Исламского государства», если на то будет воля пославшего ее СБ ООН. Эту тему, как можно понять, Путин собирается обсуждать долго и подробно – в отличие от другой, которая ему откровенно скучна. Ну сами посудите, к чему эти бесплодные дискуссии про Украину, когда он предлагает такой хороший план. Потому в особенности хороший, что помощь в борьбе с террористами он намерен обменять на отмену секторальных санкций и постепенный отказ Запада от поддержки киевского правительства.

Что касается Обамы, то ему как раз про контртеррористическую коалицию и Башара Осада говорить будет не слишком интересно, а вот про Украину в целом и про Донбасс в частности он подискутировать готов. Дело в том, что ситуация в Сирии никак не изменится оттого, что в нее вмешаются давние, проверенные, закоренелые союзники Америки – россияне. Вообще для полного счастья на Ближнем Востоке не хватало только Путина с его войсками. Напротив, украинская нерешенная проблема наверняка вызывает у Обамы живой интерес. В частности, сроки выполнения Минских соглашений, в рамках которых надо бы проводить выборы в установленный срок, а не тогда, когда это вздумается лидерам сепаратистов. Ну и передача государственный границы под контроль Киева – это тоже очень важный пункт договора, пришло время его исполнять.

Понятное дело, в таком духе долго не пообщаешься, и тут возможны разные неожиданности, заготовленные для предстоящей встречи. У Путина имеются заложники, которых он, по-видимому, готов продавать, то есть освобождать по определенной цене: Савченко, Кольченко, Сенцов… Не исключен и вариант парадоксальный: Россия отказывается от вмешательства в сирийские дела и даже сдает Асада – в обмен опять-таки на отказ Запада от санкций и хладнокровное отношение к тому, что происходит на востоке Украины. Ну и о возвращении в «восьмерку» можно будет тогда побеседовать. Это еще называется сильной переговорной позицией – когда ты сперва повышаешь ставки, имитируя резкие шаги, а потом эти ставки потихоньку снижаешь. Оставаясь с Крымом, о котором спорить бессмысленно, и с Донбассом, постепенно обретающим статус Приднестровья, а то и Южной Осетии.

Обама о том, вообще говоря, догадывается, почему и не горит желанием встречаться с президентом РФ. Скорее он предпочитает троллинг: то, явно обижая Владимира Владимировича, назовет Россию «региональной державой», а то вот, как теперь, устами пресс-секретаря упрекнет коллегу в назойливости и на том не остановится. Как бы прорицая будущее, этот Джош Эрнест еще сказал, как будет проходить встреча. Обама, по его словам, «не покажет Путину открытой враждебности, продолжая относиться к России, как к державе с экономикой немного ниже испанской». Сдержится, стало быть, но некоторого презрения скрывать не будет.

На самом деле это тоже игра, с элементами показного безразличия и блефа. Американский президент понимает серьезность угрозы, исходящей от путинской РФ, недаром сам он сравнивал Россию с ИГИЛ, а его генералы называли эту угрозу экзистенциальной. А это чистая правда: Третья мировая война может оказаться завершающей в истории человечества, оттого Обама предпочитает уклоняться от диалога с Путиным, нежели остро с ним полемизировать. Однако выразить свое отношение к этому человеку он считает необходимым, и тогда слово берет пресс-секретарь. Он и анонсирует встречу в верхах, заранее предупреждая о ее бесплодности и бессмысленности, что, впрочем, было понятно и так.

К слову, тут и ответ на вопрос, который был задан. Разумеется, если бы не активность российского партнера, Обама ограничился бы протокольным рукопожатием в кулуарах и краткой беседой на ходу, типа «не пропадай, созвонимся». Но партнер попался настойчивый, прямой отказ от общения прозвучал бы как вызов, поэтому в понедельник они, забив стрелку, сядут за стол и посмотрят в глаза друг друга. Предшественник Обамы в ходе такой встречи открыл для себя большого патриота России и что-то еще. Обама разглядит нечто иное: врага, излучающего ненависть. Они улыбнутся одновременно и начнут разговор.

автор: Илья Мильштейн

источник: Сноб



загрузка...

Читайте також

Коментарі