Путин не договорится с Обамой ни по Сирии, ни по Украине

Путин не договорится с Обамой ни по Сирии, ни по Украине

Впервые за десять последних лет президент России удостоит своим присутствием сессию Генеральной ассамблеи ООН. Стало быть, по законам жанра его предстоящее выступление с трибуны главной международной организации должно, очевидно, стать программным.

Вопрос в том, станет ли. Объективно говоря, обстоятельства этому решительно не благоприятствуют. За прошедшие десять лет под «блестящим в некоторых местах» руководством Владимира Путина Россия не добилась никаких успехов, которые могла бы предложить на суд мирового общественного мнения.

Она не стала ни процветающей, ни развитой, ни справедливой, ни демократической, ни популярной в мире страной. Она вообще много чем не стала. За тучное десятилетие высоких цен на энергоносители накопила, правда, немалый запас нефтедолларов, которые тратит на дворцы для своего пожизненного президента и его челяди, на безумные проекты вроде зимней олимпиады в субтропиках, на внешнеполитические авантюры и вооружения.

Сам же президент превратился в одного из наиболее узнаваемых и, увы, ненавидимых политиков в мире. Одним словом, Россия в тотальном тупике, выход из которого, как всем уже понятно, немыслим без полной смены обанкротившегося режима.

Какую программную речь можно произнести в таких условиях? Разве что покаянную? Извините, мол, ошибочка вышла. Или прощальную, типа «я устал, я ухожу»? В сущности, президенту России настолько нечего сказать миру, что его отчаянная решимость вопреки всему появиться в ООН поневоле вызывает даже что-то вроде сочувствия.

При этом, конечно, все заметили, что его пребывание в Нью-Йорке было последовательно сокращено с четырех дней до двух, а потом вообще до нескольких часов. И это без учета его привычного, а потому вполне ожидаемого опоздания. За это время он только и успеет, уткнувшись в текст, прочитать свое выступление с трибуны, встретиться с генсеком ООН, премьер-министром Японии и под занавес с президентом США. Что он и кому скажет, угадать нетрудно.

С трибуны Генассамблеи президент России, скорее всего, призовет к созданию широкой международной коалиции для борьбы с «Исламским государством». В серьезность и тем более искренность этого призыва поверят немногие. Ведь в подтексте замысла — сохранение режима Асада в Сирии и фактическое международное признание российского военного присутствия в этой уже развалившейся стране.

Генсек ООН, вероятно, узнает о важности сохранения ООН в ее нынешнем виде и о недопустимости реформ ее Совета безопасности.

Премьер-министр Японии явно не услышит ничего нового: священное право г-на Медведева летать на Южные Курилы будет подтверждено. С другой стороны, не исключено, что президент России воздержится от оценки недавних изменений в японском оборонном законодательстве. Такая его сдержанность будет для Японии относительным успехом.

Беседа президента России с президентом США наверняка окажется малопродуктивной. Договориться по Сирии не удастся, по Украине – тем более. Да и о чем, собственно, договариваться? О легитимности Асада? О выполнении фактически невыполнимых Минских протоколов? Об уходе России из Донбасса? О возвращении Крыма Украине?

Когда все закончится, российские средства массовой пропаганды расскажут о новой победе Путина, а СМИ остального мира будут издевательски смаковать знакомые по Брисбену протокольные детали его «героической» вылазки в Нью-Йорк.

Немногим же здравомыслящим людям в России в очередной раз станет обидно за свою державу, радостно бредущую неизвестно куда. Или, уже известно, что еще хуже.

автор: Георгий Кунадзе



загрузка...

Читайте також

Коментарі