Вчера на первое дежурство вышла новая полиция Харькова. В первую же ночь, бухое ватное быдло бросило в полицейскую машину бутылку с кока-колой.

Именно так. Ватное быдло бросило в мою полицию бутылку.

В своих мусоров, еще два дня назад не посмели бы. Духу не хватило бы. Знали что были бы отпизженны, «разорваны на бабки», вывезены в мусорской подвал или за город, или найдены в лесопосадке под Харьковом. Потому что что позавчера ездили мусора.

Бросили те, кому враждебно все новое, что происходит в стране. После Майдана.


Они на генетическом уровне ненавидят все, что принес Майдан. А полицию принесло то новое, что происходит с Украиной после Майдана. Благодаря ему и вопреки всему остальному.


Я из того поколения, которое с детства знало нескольких простых истин. Некоторые из них о мусорах.
Стучать западло, с мусорами дело иметь западло, писать заявление в ментовку западло.


Все проблем решать самому. Но не дай бог не связыватся с мусарней.


И не писали, не стучали, не связывались. И даже проблемы решали сами. Получалось.


А вот теперь вот, я вижу другое. Теперь я могу верить этим ребятам. И я не хочу чтоб мой сын жил по искаженным «совково-приблатненным» понятиям.


Потому что ребята которые пошли туда другие. Они такие как мы.


Фацевич не мусор. И уж тем более Позывной Маршал не мусор. И даже не мент.


Он коп. Он мой полицейский. К которому я подойду. К которому я не буду бояться обратиться за помощью.


И которому я помогу чем смогу. И они там в большинстве своем все такие. И они пришли, многие пройдя войну, чтоб менять.


Как бы много не произошло в Харькове и как бы много не изменилось, Харьков по прежнему один из самых ватных городов в Украине. Здесь добрая половина населения ненавидит Майдан, ненавидит Обаму, др*чит на путина и россию и ненавидит все остальное. Они ненавидят АТошников, они будут ненавидеть копов.


И так же как и со всеми остальными начинаниями, городской полиции нужна помощь. Наша помощь.
Просто подбодрить, поинтересоваться не нужна ли помощь. И помочь если надо. Просто улыбнуться.
Они наши. Они такие же как мы. Они за нас.

Роман Доник, журналист



загрузка...

Читайте також

Коментарі