Два главных поражения Путина

Два главных поражения Путина

Основной удар для Путина – это полный и абсолютный провал всего донецкого действа, всей авантюры под названием «Новороссия»

Произошло то, чего все давно ожидали и о чём давно говорили: конфликт в Донбассе окончательно заморожен. Теперь это уже факт, с которым никто не спорит. Однако Путин оказался в тяжелом положении.

Он привык быть победителем, как в собственных глазах, так и в глазах своих подданных и остального мира. К этим вещам он очень и очень чувствителен. Дело даже не в показателях рейтинга (а я думаю, что он понемногу падает), а в его качестве. Путин ощущает себя в глухом углу. Вся его задача заключается в том, чтобы – как боксер, которого загнали в угол, — ловить удар за ударом, выстоять и дождаться спасительного гонга.

Но удары есть, а гонга нет, и не предвидится. Какие это удары?

Первое – Украина. Полный и абсолютный провал всего донецкого действа, всей авантюры под названием «Новороссия». Само слово «Новороссия» практически перестали употреблять. Крохотный кусок территории, абсолютно непонятно зачем выдранный, нужно, так или иначе, защищать, кормить и поить. И делать это приходится по одной причине: уйти оттуда и сдать эту территорию страшно. Страшно потерять рейтинг, страшно формально закрыть проект. Никто Путина в России, конечно же, ни о чем не спросит, и отвечать ни перед кем ему не придётся. Но люди ж не совсем сумасшедшие. Ведь зачем всё это было тогда?

Для того чтобы не возник этот вопрос, приходится продолжать тянуть совершенно бессмысленную и абсолютно никуда не ведущую историю с Донбассом. Последовавший дальше план по «впихиванию» Донбасса обратно в Украину и созданию ручного тормоза для её пути на Запад, также полностью провалился. Предполагалось, что Украина станет федерацией и Донбасс, как и другие регионы, будет иметь право вето на внешнеполитические решения страны. Сегодня об этом никто даже не вспоминает. Максимум, что можно получить – это какие-то идиотские права, расширение местного самоуправления, право назначать прокуроров и иметь народную милицию.

Путину не один чёрт, как они там будут прокуроров назначать, и какая у них там будет народная милиция?

Ему важно было одно: безумная идея «русского мира», «Новороссии», раскола Украины и т. д. Когда это провалилось, он был согласен на программу минимум: федерализация Украины и предоставление Донбассу права вето. Однако и это провалилось. Что же в результате осталось? Какой-то «огрызок», который получит расширенное самоуправление? Ему не все равно, какое там будет самоуправление? А главное не ему, а 140 миллионам жителей России? Ради их расширенного самоуправления и их права назначать прокуроров два года продолжалась вся эта несуразица? Это же издевательский ответ.

За провалом в Украине для Путина последовало международное осуждение и жалкая роль вечно оправдывающегося, вечно молчащего и вечно отбивающегося человека. Иными словами, роль ученика, который не выучил урок, стоит перед учительницей и ковыряет ботинком пол. Отвратительная роль. И это для Путина, привыкшего быть субъектом, а не объектом, для Путина мюнхенской речи, привыкшего выходить перед дурачками-западными лидерами и с презрительной улыбочкой отчитывать их и им читать мораль. И это всё с чувством морального и политического превосходства.

Не только он это чувствует. Он чувствует, что все это чувствуют. Перемену ролей чувствуют и они, западники, и россияне. Сколько не повторяй «Крымнаш», перемену своей роли от этого не спрячешь.

Второе – провал восточного фронта. Была идея союзничества с Китаем, ведь вместе нас 1,5 млрд. Но не получается. Кроме голого пиара – визитов, ракет и танков – содержания в этих инициативах ноль. Военного договора нет, политического договора нет, формального союза нет. Русским Крым китайцы не признали. При голосовании в ООН они всегда воздерживаются. Торговля между Россией и Китаем сократилась. Пусть с Западом российская торговля сократилась еще больше, но это произошло по объективным причинам – цена энергоносителей снизилась. Заявлений о том, что торговля с Китаем дойдет до 100 млрд в год, бесконечно далеки от реальных цифр. Никаких соглашений о военно-техническом сотрудничестве не заключалось. Максимум, чего можно добиться, это протоколов о намерениях и расширении поставок газа – в общем пшик.

Кроме того, вскоре начнутся «удовольствия» с Боингом, закончатся «радости» в Лондоне(суд по делу Литвиненко), и, самое главное, приближается конец злосчастного минского процесса. То есть, тупик становится всё больше и больше.

автор: Леонид Радзиховский, источник: Новое время



загрузка...

Читайте також

Коментарі